Социальное предпринимательство — не самый популярный сегмент бизнеса, многие подобные проекты существуют на базе некоммерческих организаций или связаны только с благотворительностью. Но примеров, когда предприниматель решает социальную задачу, получая прибыль от своего дела, становится все больше. The Village поговорил с соцпредпринимателями Иркутска о том, как совмещать бизнес с благотворительностью, почему не нужно давить на жалость и как искать ресурсы для развития.

«За полтора года мы собрали сто тонн вещей»

Светлана Первенецкая

руководитель благотворительного магазина «Вторник»

Первый «Вторник» мы открыли в декабре 2016 года. Это не моя идея, первые благотворительные магазины появились еще во время Первой мировой войны в Великобритании, а потом и в США. Там это очень распространено. У нас схема примерно та же: принимаем вещи, сортируем их, 10 % вещей отправляем на продажу в магазины, остальное раздаем в благотворительные организации.

Нам удалось организовать удобную систему сбора вещей в супермаркетах: собираясь за покупками, люди могут просто взять с собой пакет с ненужной одеждой и опустить его во «Вторникбокс». Вещи приносят настолько охотно, что на сортировку я приглашаю волонтеров — своими силами мы не справляемся.

«Вторник» открылся на средства гранта — три тысячи долларов. Не такая уж огромная сумма, но она помогла нам выстоять в первые три-четыре месяца. Все, что мы получаем, тратим на развитие и зарплаты сотрудников. Большой прибылью мы пока похвастать не можем, но небольшие суммы все-таки удается направлять на разные благотворительные проекты — например, мы дважды поддерживали благотворительный фонд «Дети Байкала».

Мы работаем по тем же правилам, что и обычные предприниматели, но не можем получать такую же прибыль. И это довольно непросто. Мы платим обычную арендную ставку, льгот по налогам у нас нет. Изменений в налоговом законодательстве вообще ждут все социальные предприниматели.

Сейчас у нас два магазина, третий не так давно пришлось закрыть из-за проблем с арендодателем. Маркетологи не зря говорят, что в развитии торговой точки самое главное – это место, место и место. Конечно, мы не можем размещаться в крупных торговых центрах с большой проходимостью — арендная ставка там очень высока. С самого начала у нас стояла задача найти подходящие помещения для магазинов и складов, со складом до сих пор не удалось решить проблему.


Некоторые просто не хотят нас видеть в числе арендаторов. Говорят открытым текстом: не надо, мол, мне тут вашего секонд-хенда


Отношения с арендодателями складываются по-разному. Кто-то идет навстречу и делает скидку, кто-то нет, а некоторые просто не хотят нас видеть в числе арендаторов. Говорят открытым текстом: не надо, мол, мне тут вашего секонд-хенда. Никто не верит, что из секонд-хенда можно сделать приличный магазин.

Я не очень люблю слово «проблемы», предпочитаю «задачи». Одна из наших главных задач в этом случае — показать, что такая одежда может быть привлекательной. Сейчас многие, если не знали о нашем магазине заранее, даже не сразу понимают, что попали в секонд-хенд.

фотография из майского лукбука

Был такой период, когда я хотела закрыть «Вторник». Избежать этого мне помог человек, который за меня поручился на комиссии, когда решался вопрос о вручении гранта. Куратор нашего региона Марина Рихванова заверила всех, что «Вторник» не закроется, как многие подобные проекты. Я чувствовала себя обязанной выстоять во что бы то ни стало. И получилось. Вообще я думаю, что эта ситуация возникла из-за нехватки необходимых знаний о том, как вести бизнес. Поэтому теперь одна из важных задач — это получение знаний. Я привлекла бизнес-консультанта, начала обучать свой персонал. Положительный результат мы увидели уже в первый месяц.

Сейчас с нами работает стилист, которая составляет образы из тех вещей, что есть в магазине. Мы отдельно занимаемся соцсетями, потому что примерно половина людей приходит оттуда. Составляем контент-план, продумываем рубрики, делаем фотографии. Пока у нас немного подписчиков, но мы неуклонно набираем рост. Главное — показать, что это красивая одежда, которая при этом стоит дешевле, чем в обычных магазинах или даже на рынке.

Сейчас мне многие говорят, что не представляют, как раньше жили без нашего проекта. Люди по-другому смотрят на свой гардероб, когда знают, что какие-то вещи можно передать тому, кому они нужнее. Я действительно считаю это нашей заслугой: все-таки за эти полтора года мы собрали сто тонн вещей. Еще один важный момент, который для меня стоит во главе всего – это экологичность. Такое огромное количество одежды мы отправили не на полигон, а дали ей вторую жизнь.

рисунок песком на Art-пикнике

Дети с неограниченными возможностями

Наталья Дейкина

руководитель студии рисования песком «СэндПро»

Благотворительный проект «Просто дети» мы запустили на базе студии рисования песком. Цель проекта — объединение детей в творческой деятельности. Если руководствоваться официальной терминологией, то проект направлен на детей с ограниченными возможностями — с синдромом дауна, с ДЦП или аутизмом. Но мы, напротив, предпочитаем говорить, что это дети с неограниченными возможностями.

Студия работает уже шесть лет, и в какой-то момент нас стали спрашивать, что в студии есть для таких деток. Мы несколько раз попробовали и поняли, что на это есть спрос. Когда руководитель проекта Яна Манжут выиграла грант фонда Потанина, мы уже полноценно запустили это направление. В ноябре прошлого года начали набирать группы детей по 10-12 человек, каждая группа посещает по восемь бесплатных занятий.

Средства гранта расписали на специализированную аппаратуру, столики, стульчики, канцелярские товары, специальные подушки. На занятиях в рамках этого проекта мы объединяем разные виды деятельности — и с песком работаем, и с глиной, используем анимацию, потом выходим даже на театральный продукт.

На входе в проект мы даем родителям анкеты, при завершении собираем отзывы. В течение занятий наблюдаем динамику у детей, фотографируем, что получается в итоге. Но самый главный показатель — это горящие глаза деток. С песком, как и с глиной, ведь очень приятно и просто работать — только берешь в руки, проводишь линию и уже начинает что-то получаться, только стоит включить фантазию.

Занятия в этих группах бесплатны, ограничений по возрасту нет. Кроме благотворительного проекта, в нашей студии есть коммерческие направления: группа по песочной анимации, группа психоэмоциального развития, творческая, гончарная, изо-студия, театральная группа и другие.

Июнь наш последний месяц по гранту. На следующие месяцы у нас уже есть заявки, и мы планируем продолжать это направление. Перспектив довольно много: это расширение постоянных групп, чтобы больше родителей знали про этот проект, и открытие нового направления, связанного с колясочниками. Мы были бы рады тьюторам. Людям, которые хотели бы помогать, неважно, с образованием или нет. Ну, и конечно, у нас есть постоянная необходимость в специализированной аппаратуре, чтобы развивать больше возможностей в проекте. В ближайшее время собираемся изучить, какие сейчас есть гранты и предложения для таких проектов, как наш.

кружки с мотивационным символом проекта «Первый благотворительный»

«Мы не концентрируемся на боли»

Артем Овсянников

СEO проекта «Первый благотворительный»

Проект «Первый благотворительный» появился на базе ангарского Центра молодежного инновационного творчества. Мы специализируемся в IT-сфере, и наш стартап ориентирован на то, чтобы внести новый формат в благотворительность. Проект представляет собой интернет-магазин, куда люди могут выставить на продажу разные ненужные им вещи. Это может быть и квадроцикл, и водолазный костюм, и рюкзак, и фен — что угодно. 80 % от продажи мы направляем в тот благотворительный фонд, который выберет человек, отдавший вещь, 20 % остается у нас и аккумулируется на расходы и зарплату.

Пока магазин работает в офлайн-режиме. Мы еще доделываем сайт и готовим соглашение, чтобы подключить онлайн-оплату. Несмотря на то, что проект пока полноценно не запущен, у нас уже есть и приход товаров, и реализация. Нам отдали квадроцикл, колеса, водолазный костюм как у Жака-Ива Кусто, камеру GoPro, дорогие сумки. У нас даже есть именной мяч для американского футбола — его отдал хозяин ресторана Brasserie BBB.

Пока магазин работает в офлайн-режиме, мы больше сосредоточены на сборе вещей и продаж у нас почти нет, так как мы еще ждем юридические документы. Если кто-то желает все-таки что-то купить, то договариваемся с благотворительным фондом и передаем ему эти деньги. Мы уже помогли приюту домашних животных, помогли собрать детей в школу и еще помогли одной бабушке. Из этого вышла интересная история. Мы ведь не только с отдельными людьми работаем, но и с компаниями. Мало кто знает, что в Ангарске есть завод по производству стиральных машин. Они отдали нам стиральную машину, а мы передали ее одной бабушке. Об этом рассказали в СМИ, и в итоге вышла двойная польза: помогли бабушке и поспособствовали тому, чтобы в городе больше людей узнали о заводе. Вообще для бизнеса благотворительность может быть хорошим маркетинговым каналом.

О прибыли, конечно, еще рано говорить, в течение ближайших месяцев мы планируем только выйти на самоокупаемость. У нас креативный молодой коллектив, и пока мы генерим и генерим разные возможности для развития проекта и вкладываем в него. Записываем видео с известными в городе людьми, рисуем комиксы и вообще стремимся популяризовать не только наш проект, но и благотворительность в целом. Это одна из главных задач, потому что часто мы сталкиваемся с тем, что к благотворительности многие относятся со скепсисом и даже недоверием. Когда мы встречаемся и рассказываем подробно про наш проект, идет уже другой отклик.


В рамках проекта мы делаем крутую онлайн-игру, которая будет ориентирована на благотворительный донат. Такого в России еще не делали


Еще в рамках проекта мы делаем крутую онлайн-игру, которая будет ориентирована на благотворительный донат. Такого в России еще не делали. Сейчас ведь многие смотрят стримеров и поддерживают при помощи доната игроков, которым симпатизируют. Героиня нашей игры СуперТаня будет спасать умирающих животных. Ее путь будет проходить через десять локаций по всей России: Камчатку, Дальний Восток, Якутию, Байкал, Урал, Кавказ, Черное море, Москву, Петербург.

СуперТаня будет получать сверхспособности и станет супергероиней, которая сможет летать, плавать под водой и другие вещи делать. Она, кстати, наш волонтер, координатор проекта и мотивационный символ. Таня очень маленького роста, и своим примером она показывает, что даже если она, такая маленькая, может преодолевать трудности, то и у других точно нет никаких преград. На этих локациях, где СуперТаня будет проходить испытания, мы планируем подключать благотворительные фонды. 80 % доната будет также уходить в тот фонд, который выберет человек.

Мы позиционируем этот проект как федеральный и планируем работать со всеми благотворительными фондами по стране. Сейчас как раз иркутский юридический центр помогает нам в проверке контрагентов, чтобы мы точно знали, что будем иметь дело с живыми фондами. Мы нацелены сконцентрировать все предложения благотворительных фондов, люди ведь хотят помогать по-разному: кто-то хочет детям помочь, кто-то спортсменам, кто-то животным. У кого какая боль есть. Но тут важный момент в том, что мы не хотим концентрироваться на боли. Нам кажется, что благотворительность должна связываться с положительными эмоциями.

команда проекта «Первый благотворительный» и Бенуа де Витте

Люди уже просто иссякли, им проще пролистывать посты с просьбами о помощи, которыми переполнены соцсети. Мы хотим оградить благотворителя от этого: просто отдай вещь или сделай донат и почувствуй радость, что помог кому-то. Остальное за нами.

Мы айтишники, и изначально у нас не было многих компетенций. Почти всему, что имеем сейчас, мы научились в Фонде развития интернет-инициатив. Там нам помогли определиться с нашими сегментами, за счет чего у нас сразу увеличился и поток пожертвований. С нами отработали гипотезы, помогли в составлении промо-материалов. Мы подавали заявку в 15-й акселератор, и, так как наш стартап на ранней стадии развития, нас отобрали в заочку. Пока мы входим в топ-20 лучших проектов. Сейчас начинается новый отбор, и наша цель  — пройти в очный этап. Если это выйдет, мы получим инвестиции и обучение.

Нам нравится, что в наш проект вписывается и образовательная модель. Мы разрабатываем «Первый благотворительный» на базе ЦМИТа, где учим детей сфере IT, робототехнике. В будущем планируем подключать их к проекту и уже сейчас показываем детям, каким должно быть предпринимательство. В моем понимании, бизнес, кроме прибыли, должен и пользу обществу приносить, иначе зачем он нужен?

Байкал для каждого ребенка

Татьяна Токарева

заместитель директора лагеря «Статус Байкал»

Есть такая проблема в стране — не все дети живут в одинаковых условиях. Не по вине безответственных родителей, а в силу разных обстоятельств: кто-то из многодетной семьи, кто-то из неполной, а кто-то остался сиротой. Для таких детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, лагерь «Статус Байкал» с 2003 года организует специальную смену.

Непосредственное отношение к этому имеет директор нашего лагеря. Он ушел на военную пенсию и решил, что его жизненная миссия передавать то, что он умеет — готовить молодых ребят к службе в армии или органах правопорядка. Так появилась военно-патриотическая смена. Еще одна цель — дать возможность приехать на Байкал детям, чьи родители не смогут их туда привезти. Дать им возможность оздоровиться, завести новых друзей, научиться чему-то новому.

Вообще таких лагерей немало в регионе, только одних палаточных — около 12. Мы размещаемся на Малом море в бухте Хужир-Нугэ. Наш лагерь специализируется на воспитательных программах для детей: есть военно-патриотическая и психологическая смена.

Смена для детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, проходит бесплатно для участников и их родителей. Расходы мы покрываем за счет государственного тендера, который регулярно выигрываем. Иногда именно на этот проект у нас появляются спонсоры. Раньше бывали такие ситуации, когда дети приезжали на Байкал плохо одетые, а было холодно, и мы объявляли сбор одежды — спортивных костюмов, теплых вещей, курток.


Есть потребность в том, чтобы государство определилось с тем, что такое социальное предпринимательство, какие правила игры могут быть у предпринимателей с государством и в бизнесе


детский лагерь «Статус Байкал»

Смену для детей в трудной жизненной ситуации мы делаем тематической. Например, в прошлом году каждый отряд снимал кино — готовил небольшой клип. Многие ребята приезжают к нам по пять или по шесть раз. Для тех, кто уже по возрасту не сможет попасть в лагерь, мы делаем выпускной вечер. Когда ребята вырастают, приезжают к нам в качестве вожатых или рабочих. Нам важно выполнять тот социальный заказ по воспитанию ребенка, который перед нами ставят родители. В обычной школе у ребенка не всегда есть возможность установить продуктивные коммуникации, обзавестись дополнительными навыками. Из нашего лагеря дети обычно уезжают с новыми умениями.

Параллельно в лагере проходят смены в коммерческом варианте. Это дает возможность лагерю развиваться и получать прибыль. Наши путевки не стоят баснословно, хотя их можно продать и за 40-50 тысяч рублей. Вызовы в бизнесе есть всегда. Если в 2003 году мы могли ежегодно заключать земельный договор на тот участок, где у нас размещается лагерь, то в 2006 году мы заключили договор годичной аренды на 49 лет, чтобы наш лагерь имел постоянное место. Этот договор обходится нам в 160 тысяч рублей в год. Ну, я считаю, здесь никаких поблажек социальному бизнесу и не должно быть. Бизнес есть бизнес. Земля принадлежит государству, аренда должна быть оплачена.

В том, что касается образовательных программ и условий проживания детей, развиваться можно до бесконечности. Есть мечты и желание, чтобы у нас было больше комфорта. Хотелось бы, чтобы дети приезжали самые лучшие, а коллектив легко включался в работу. Сейчас с этим все в порядке, а в первое время было непросто: благополучным людям сложно воспринимать детей в трудной жизненной ситуации.

Мы видим перспективу и потребность в том, чтобы государство определилось с тем, что такое социальное предпринимательство, какие правила игры могут быть у социальных предпринимателей с государством и в бизнесе. Схемы поддержки, правда, работают, нужно только вовремя получать информацию и работать с ней, находить время участвовать в конкурсах. Социальному предпринимательству нужен закон.