Несмотря на то что многие компании начинают открывать офисы для сотрудников, окончательно вернуться с удаленки пока рискнули не все. Так, в башни Mail.ru Group на Ленинградском проспекте работники вернутся не раньше осени, пока туда разрешено приходить только тем, кто уже не выдерживает пребывания дома. В Альфа-банке сотрудники по согласованию с руководством могут оставаться на удаленке до конца года. При этом работать из дома понравилось далеко не всем, причем не только из-за нехватки самодисциплины или плохо организованного места. Несколько человек рассказали, почему в последние месяцы у них стало больше обязанностей, а оторваться от ноутбука теперь практически невозможно даже по ночам и в выходные.

Ночные презентации

Светлана Кузнецова

младший бренд-менеджер

Недавно я перешла на новую позицию — младшего бренд-менеджера, и у меня появились новые и интересные задачи, но из-за отсутствия опыта мне требуется гораздо больше времени на их выполнение, а иногда на изучение процессов с нуля. Вдобавок ко всему начался отчетный период, когда нужно делать очень много презентаций и защищать их перед руководством. Все проекты оказались на мне, а другого человека, который бы мог помочь, просто нет — моя коллега ушла в декрет. Практически каждый день я работала до десяти вечера, а иногда до полуночи. Целый месяц я жила буквально от презентации к презентации. Как-то я несколько дней подряд работала допоздна в очень интенсивном темпе, постоянно были стрессовые ситуации, и в какой-то момент у меня даже поднялась температура. Я просто не могла ничего не делать кроме того, чтобы лечь и уснуть в семь вечера.

На удаленке ты постоянно находишься рядом с ноутбуком, и из-за этого стирается грань между работой и не работой. Например, в девять вечера приходит письмо, и ты думаешь: «У меня же все равно ноутбук под рукой, так что я могу сразу ответить». Иногда просто сидишь и вдруг внезапно вспоминаешь, что забыла кому-то написать, параллельно начинаешь выполнять какую-то задачу, а потом не можешь остановиться — и так времени на себя, хобби и развлечения не остается.

На карантине я рассталась с парнем, так что все было очень плохо. Работать я стала еще больше, чтобы не думать о личных проблемах

Первое время мне помогало то, что это новая позиция, есть энтузиазм, хочется учиться, но через пару недель такого режима понимаешь, что вообще не можешь ничего делать и тебе нужно просто полежать и потупить. Но к нагрузкам на работе добавилось еще и то, что я на карантине рассталась с парнем, так что все было очень плохо. Работать я стала еще больше, чтобы не думать о личных проблемах. Помогли мне занятия с психологом, он объяснил, как говорить о своих эмоциях, никогда не забывать о себе, чувствовать себя комфортно в стрессовой ситуации. В какой-то момент стабильные занятия иностранным языком и терапия как раз и стали моими хобби.

Наша компания перешла на удаленку сразу же, как ситуация с коронавирусом стала усложняться. К тому же я провела дома даже больше: сначала я заболела, а когда уже собиралась возвращаться к нормальной жизни в офис, объявили карантин. В принципе, я смогла организовать достаточно комфортное рабочее место. Я просто ухожу на кухню, это мой офис, и я там чувствую себя в рабочей атмосфере. Меня домашняя атмосфера никак не расслабляет, иногда даже бывает проще сосредоточиться, так как нет никаких отвлекающих моментов. Но у меня есть коллеги, которые начали себя чувствовать хуже, стали менее работоспособными. В офисе они могут сесть за ноутбук и впахивать до шести вечера, а дома их отвлекает буквально все: хочется сходить поесть, посмотреть сериал. Но есть другие коллеги — люди с гиперответственностью, которые, наоборот, очень много работают. Не могу сказать, хочется ли мне возвращаться в офис. У нас на работе недавно проводили опрос на эту тему, и я ответила, что хотела бы всегда иметь возможность работать из дома. Единственное — хотелось бы встречаться с коллегами, но это можно делать и в неформальной обстановке.

Дачный коворкинг

Александра Сухарева

руководитель проекта PepsiCo TechLab

Моя работа в основном связана со стартапами, технологиями и возможностью их внедрения в нашу компанию. С наступлением режима самоизоляции многие планы оказались в подвешенном состоянии, и, казалось бы, у меня должно снизиться количество задач. Но где-то с начала апреля началась настоящая гонка: компания мобилизовала все ресурсы, чтобы справиться в сложное время, многие сотрудники взяли на себя дополнительные обязанности, причем кто-то сделал это добровольно, а кому-то их выделили, чтобы у всех было примерно одинаковое количество работы.

На работу раньше я добиралась где-то час, а обратно могла ехать и полтора часа. Сейчас это время я трачу на работу. Я думала, что на удаленке буду отдыхать, по утрам медленно пить кофе с круассаном, но ничего подобного: с утра открываешь компьютер и начинаешь работать. В среднем я провожу за делами с девяти утра до девяти вечера с перерывами. У нас обязательно выделяется час на обед, чтобы сотрудники могли восстановить силы и отдохнуть. Также в компании рекомендовано не назначать звонки позже 17:00.

Недавно я собиралась в обед погулять с детьми, но в итоге мне пришлось пойти с ноутбуком в руках и в наушниках

С началом режима самоизоляции мы с семьей переехали на дачу, и наш дом превратился в коворкинг. Работать продолжили и я, и муж, и моя мама. Каждый оборудовал себе место и поставил там ноутбук. Мне удалось оккупировать одну комнату под свой рабочий кабинет, там я могу поработать в тишине над презентацией или поговорить по видеосвязи. Вместо печенек в коворкинге — у нас домашняя еда, которую готовит моя бабушка, а вместо специального человека, который все чинит и настраивает, — я. Обычно по вечерам мы собираемся на кухне и просто молчим. Нет никакого табу на разговоры, просто у нас на них не хватает сил.

Недавно я собиралась в обед погулять с детьми, но в итоге мне пришлось пойти с ноутбуком в руках и в наушниках. Бывает, что дел столько, что оторваться от компьютера ты не можешь. С несколькими коллегами у нас бывают еженедельные звонки по нашему антикризисному плану, и первые минут десять минут обычно мы тратим на то, чтобы просто пообщаться, поделиться лайфхаками и пожаловаться на тяжесть бытия. Кто-то держится более бодро, кто-то похуже, но перестраиваться оказалось сложно всем. Мы уже который месяц живем в новых условиях, но привычка пока не сформировалась.

Мне помогает то, что я начала бегать по утрам. На даче я могу нарезать круги вокруг дома. Это освежает мысли, заряжает энергией, позволяет проснуться. Днем в обеденный перерыв я переключаюсь на то, чтобы позаниматься и пообщаться с детьми. Иногда по вечерам я гуляю с котом (он ходит на шлейке и носит GPS-маячок). Я каждый день беру себе час на молчание: договариваюсь с домашними, что в этот час меня трогать не может никто. Иногда читаю, но главное, чтобы мои уши перестали получать потоки информации.

В офис мы все можем выйти не раньше сентября. Вообще, с июля он уже будет открыт, но пока его можно посещать только ограниченному количеству людей и по договоренности. С одной стороны, в офисе бывает проще сконцентрироваться и достучаться до коллег — просто дойти по офису до нужного департамента и быстро решить вопрос с человеком. С другой стороны, 90 % моей работы можно делать удаленно и мне всегда нравилась идея не ходить в офис, а работать из дома. Если умеешь себя организовывать и контролировать, то это не проблема. Другое дело, что сейчас это оказывается сложнее, потому что нет возможности даже позвать няню.

Быть быстрее всех

Александра Шагова

маркетинг- и пиар-специалист в агентстве Benchmark Executive

Я занимаюсь всеми маркетинговыми и пиар-активностями, представлением бренда в интернете, сайтом, визитками, мерчем, общением со СМИ и социальными сетями — в общем, всем, что связано с маркетингом и брендом. У нас не очень большая компания — около 20 сотрудников, потому на мне так много обязанностей и довольно весомый груз ответственности. Еще до карантина было так, что я просыпалась и засыпала с мыслями о работе, но все же основная активность приходилась на время присутствия в офисе. Сейчас все мои рабочие инструменты находятся в 30-секундном доступе от кровати. Утром я встаю, ставлю кофе, собираться никуда не надо, так что я сажусь и начинаю работать. Сейчас все, чем ты можешь заниматься, находится в пределах квартиры, а самое лучшее развлечение — это поработать после работы. Если раньше я могла пойти вечером на йогу, то сейчас занимаюсь дома, но это занимает гораздо меньше времени: мне не нужно добираться до йога-центра, переодеваться, ждать. За счет этого свободного времени стало больше, и я трачу его на работу.

Мы работаем с клиентами из тех сфер, которые сейчас пострадали, например из модной индустрии. С ними задач стало меньше, но при этом за счет усиления электронной коммерции и онлайн-продаж работы прибавилось. К тому же важно действовать с расчетом на перспективу, иначе в конце квартала мы получим большой финансовый провал. Нам нужно нарабатывать клиентов, пока другие расслабились или паникуют. Во время карантина у самих сотрудников появилось ощущение непостоянства и чувство, что ты должен делать больше. Одна из наших корпоративных ценностей — брать на работу проактивных людей, которые всегда стараются делать больше. Поэтому все свободные временные слоты я заняла дополнительными обязанностями, причем отчасти по своей инициативе. У меня появились новые идеи. В кризисных и непонятных ситуациях я не паникую, а, наоборот, включаюсь.

Мой рабочий день теперь не заканчивается практически никогда

У нас совсем небольшая команда, и поэтому никого не сократили. Но среди коллег есть люди, которые сильно паникуют и из-за этого будто бы теряют все ресурсы, которые можно было бы направить на работу. Кажется, все их силы уходят на панику и на то, чтобы успокоиться. Хотя было бы как раз лучше отвлечься и переключиться на работу, тем более что она у них есть, в отличие от многих во время кризиса. Кажется, что некоторые люди на удаленке стали менее внимательными, особенно если они были склонны допускать ошибки и раньше.

Мой рабочий день теперь не заканчивается практически никогда. Даже если ты сидишь и играешь в PlayStation, все равно думаешь: «А вот это как продать? А какого типа этот человек по Хогану? (Система оценки сотрудников. — Прим. ред.)» Нет такого, что я ровно в 20:00 закрываю ноутбук — и больше ни единой мысли о работе. Хотя так же я работала и в офисе. Когда клиент ждет презентацию, отойти я не могла, иначе ее пришлет первым кто-то другой и контракт подпишут с ними, а не с нами. При этом я не могу сказать, что только работаю и больше ничего не делаю. Бывает время, когда я выхожу на балкон за глотком свежего воздуха. В самоизоляции я начала заниматься разведением растений и устроила там сад. В офисе мне как раз часто не хватало возможности выйти на улицу минут на десять, а сейчас я могу отключится от работы, и это дает приток сил.


обложка: ManuPadilla– stock.adobe.com