Коронавирус отразился на жизни людей по всему миру: в Израиле ввели карантин для всех въезжающих в страну, в Италии не работают школы, а китайские власти вообще закрыли город Ухань, где впервые было выявлено заражение. Отмена рейсов и музыкальных фестивалей, дефицит туалетной бумаги, пустующие туристические достопримечательности — это только некоторые последствия распространения вируса, от которого уже погибло порядка 5 тысяч человек. Мы узнали у людей в разных точках мира, как изменилась их жизнь под влиянием вспышки COVID-19.

Китай

Хонг Бо Хе

житель Уханя

Ухань был закрыт с 2 февраля, и с тех пор люди без специального разрешения не могут покидать свои дома и жилые комплексы. Ворота круглосуточно охраняют управляющие комплексами и волонтеры (на самом деле это не добровольцы, а партийные работники). Людям не разрешают гулять по улице, ходить в офисы, а супермаркеты и другие магазины приостановили обслуживание простых покупателей. Единственная возможность купить продукты — это поучаствовать в совместном заказе с другими жителями дома. Такие заказы делают через интернет или звонят в супермаркет, а потом добровольцы их развозят на фургоне по домам и жилым комплексам.

Волонтеры и общественные работники отвечают за доставку вещей первой необходимости, включая лекарства. Важная вещь, которую стоит отметить: работа добровольцев в жилых комплексах различается. В моем доме они действительно стараются помочь, обращают особое внимание на тех, кому особенно тяжело: одиноких стариков, людей с финансовыми проблемами, членов семей врачей, которые сейчас борются с вирусом.

Никакой паники не было, никто не бежал скупать консервы или туалетную бумагу

Первое время люди жаловались на то, что упало качество продуктов, а цены на них, наоборот, выросли. Но никакой паники не было, никто не бежал скупать консервы или туалетную бумагу. Со временем правительство начало работать совместно с торговыми сетями, они стали сдерживать рост цен. Люди, которые оказались изолированными в своих домах, сейчас поверили в то, что правительство работает эффективно, стали более рациональными в вопросах покупок.

Повседневная жизнь в Ухане сейчас наладилась. Если раньше местные старались всеми силами избежать заражения, то сейчас все просто ждут, когда город откроют и жизнь вернется в нормальное русло. Мы не паникуем, ждем весну!

Денис Давыдов

студент Шаньдунского политехнического университета

Мы с девушкой планировали поездку в Китай полтора года. И, когда были куплены билеты и закончены последние приготовления, мы были безумно рады, но наше счастье продлилось недолго. Мы поступили в Шаньдунский политехнический университет города Цзыбо на годовые языковые курсы китайского и подрабатывали учителями английского для китайских детей.

Мы постепенно привыкли к жизни в Китае, уже начали считать его своим вторым домом, даже китайский язык стал казаться простым. Наступил китайский Новый год. В тренинговом центре, где мы работали, и в университете 15 января начались каникулы, которые должны были закончиться в начале февраля, но мы так и не вышли с этих каникул ни на учебу, ни на работу. Многие ребята уехали домой, и им до сих пор не разрешают возвращаться. Те, кто остался, изолированы в общежитии.

Первые три недели было очень тяжело находиться в четырех стенах. Мы сходили с ума

Уже полтора месяца свободно выходить из здания запрещено. Мы выходим только раз в четыре дня в магазин, и то всего на час. Перед этим мы должны согласовать наш выход с куратором, далее получить пропуск у консьержки, а затем предъявить его охранникам на выходе с территории университета. Без масок никуда не выпускают. Купить их, кстати, довольно проблематично, периодически наш университет выдает по пять штук на человека. На входе в любой магазин меряют температуру.

Первые три недели было очень тяжело находиться в четырех стенах. Мы сходили с ума, каждый день пытались придумать себе новые занятия. Выходить нельзя было не только побегать на стадионе или поиграть в настольный теннис, но даже выбросить мусор! Каждый вечер приходила уборщица и забирала его под дверью. Многие ребята, в том числе и мы, побывали во время эпидемии в других городах, из-за чего им нельзя было даже выйти из комнаты в кухню.

Пару недель назад началась онлайн-учеба, но надо сказать, что так учиться совершенно невозможно. Занятия монотонные и неинтересные, взаимодействия с учителем почти нет, поэтому мы стараемся наверстывать все самостоятельно, но очень сильно теряется практика. Все это усложняет изучение китайского, практически все студенты недовольны таким образованием.

Тайвань

Анна

пленочный фотограф, участница Localie в Тайбэе,
живет на Тайване четыре года

Новость о коронавирусе COVID-19 люди восприняли как что-то знакомое, так как большинство хорошо помнит SARS — атипичную пневмонию, выявленную в 2002 году в китайской провинции Гуандун. Все сразу отнеслись к этому ответственно: люди ходят в масках, общественный транспорт сразу стали постоянно дезинфицировать, заведения общепита убирают более тщательно. На работе замеряют температуру у сотрудников, начало семестра в университетах и школах сразу перенесли. Меры после новости о появлении вируса были приняты незамедлительно, с Китаем отрубили все сообщение.

В карантин людей отвозят на специальных машинах, начали использовать тепловизоры в метро

Сейчас продолжают измерять температуру людей на входе в разные заведения и в общественных местах. Добавились меры по карантину для приезжающих из конкретных стран, а тех, кто проезжал Китай, в Тайвань вообще больше не пускают. В карантин людей отвозят на специальных машинах, начали использовать тепловизоры в метро. Хотя заболевших не так много: на 23 миллиона населения с января выявлено 47 заразившихся. Для туристов въезд ограничен в зависимости от истории посещений, тургрупп стало заметно меньше. Корейцев и китайцев сажают в карантин, так что их нет вообще. Больше всего на улицах туристов из Японии.

Первое время по телевизору постоянно говорили про вирус, показывали кадры из Уханя, теперь таких сюжетов намного меньше. Нельзя сказать, что такие новости способствуют панике, людям просто интересно наблюдать за ситуацией. Все магазины открыты, и продукты на полках есть. Только однажды раскупили туалетную бумагу из-за ложной новости про возможный дефицит. Тогда кто-то сказал, что якобы материалы для туалетной бумаги уходят на производство масок.

США

Куба Снопек

исследователь архитектуры, находится в США с прошлого года

Я приехал в США в июне прошлого года, сейчас я в Университете Беркли, в Северной Калифорнии, недалеко от Кремниевой долины и Сан-Франциско. За время, что я здесь нахожусь, это уже второе несчастье, которое случается с регионом. Первое — это пожары, которые были здесь прошлой осенью, они подходили очень близко к жилым домам, везде стоял дым.

Вторая большая проблема — это коронавирус. Эти две ситуации очень сильно отличаются. По моим ощущениям, с пожарами Калифорния не справлялась: был хаос, никто не знал, что делать, люди получали сообщения и письма с противоречивой информацией. С точки зрения человека, который здесь находится, выглядело это просто как конец света. С коронавирусом, напротив, никакой паники нет: люди понимают, что делать. Может, все научились справляться с подобными ситуациями, а может, суть кризиса совсем другая: нужно просто изолировать людей друг от друга, а раньше приходилось сражаться с пожарами.

Со вторника уже не было офлайн-занятий в Университете Беркли, все они идут через Zoom

Такого, что люди скупают все товары в магазинах, здесь нет. Я вчера сходил в супермаркет специально посмотреть, что там происходит. Полка с туалетной бумагой была полной. Единственное, что полностью разобрали, — макароны, на полках не было ни одной пачки. Никакой паники нет, все просто спокойно движется в сторону карантина. В Северной Калифорнии никто не отрицает распространение вируса, все понимают, что за этим стоит научное объяснение. Если и появляются какие-то теории заговора, то к ним, скорее, все относятся с юмором. Но если отъехать на 20 миль, то ситуация в других районах может быть совсем другой.

Эпидемия коронавируса отразилась на работе компаний Кремниевой долины и вообще на жизни в Северной Калифорнии. Сейчас нужно сделать так, чтобы люди не встречались друг с другом, чтобы не было больших массовых мероприятий, но здесь их и так не проводят. Сан-Франциско — это не город, который известен вечеринками и концертами, это город, где люди занимаются делами. В пятницу в Университете Беркли все получили письма, что необходимо подготовиться к карантину и за выходные все преподаватели должны освоить, как работает Zoom (программа для проведения онлайн-конференций. — Прим. ред.). Уже в понедельник звонки протестировали, а со вторника уже не было офлайн-занятий, все они идут через Zoom. Этот переход был абсолютно органичным.

Такая же история с компаниями в Кремниевой долине. Все быстро перешли на удаленную работу. Друг, который работает в Facebook, прислал фотографию из автобуса, который довозит сотрудников до офиса, — он ехал в нем один. На гугл-картах видно, что пробок больше нет. Подруга, которая работает в долине и учится в Беркли, сказала, что ее жизнь стала только лучше. Теперь ей не нужно тратить два часа с утра и два часа вечером на дорогу со всеми пробками, потому что сейчас она все делает через Zoom. Именно здесь, в Северной Калифорнии, еще в 60-х годах прошлого века появились первые идеи о том, что человечество перейдет в виртуальный мир, и со временем они развивались, в последние годы об этом много говорили. Мне кажется, в Калифорнии больше верят в такую модель будущего для людей, чем в любой другой точке мира, и сейчас это в какой-то степени сбывается.

Италия

Анна

живет в Венеции восемь лет, переводчик и преподаватель итальянского языка, участница проекта Localie

Наверное, сначала венецианцы не восприняли серьезно новость о вирусе, которая появилась еще в конце прошлого года, ведь им казалось, это где-то далеко. Ближе к карнавалу люди стали задумываться о вирусе больше, ведь в 2020 году было и так меньше туристов из-за высокой воды — недавнего наводнения. От своих знакомых, которые связаны с туризмом, знаю, что сейчас многие отменяют брони в отелях и апартаментах. Все соседи, друзья и родственники очень подавлены в связи с последними событиями, многие работают с туристами и вынуждены закрывать свои заведения — лавочки, бары, рестораны. К примеру, на Мурано семья наших близких друзей осталась без работы: муж стеклодув, а жена держит ресторан. Многие переживают, что туристический сезон может так и не начаться.

Несколько дней назад полиция приехала на кладбище, так как на панихиде было больше людей, чем положено

В связи с новым указом итальянского правительства, по которому расстояние между людьми должно быть не менее одного метра, в магазинах на полу расклеены специальные полоски-ограничители. Продуктовые магазины и палатки с овощами и фруктами работают, и в них все есть, как и прежде, дефицит не ощущается. А вот все музеи, театры, кинотеатры в Венеции закрыты. Даже родственника похоронить не получается нормально: несколько дней назад в Местре полиция приехала на кладбище, так как на панихиде было больше людей, чем положено. Поступил сигнал, что расстояние между людьми очень маленькое, но, к счастью, места оказалось достаточно и никого не арестовали.

Все очень ждут, чтобы ситуация с вирусом поскорей закончилась. При этом сами местные в основном ходят без масок, дети продолжают гулять на улицах, венецианцы при встрече обнимаются и целуются. Как говорят на диалекте: «Speremo ben!» («Будем надеяться!»).

Алина

живет в Милане три года, архитектор, 3D-визуализатор, участница Localie

В самом начале, когда вирус еще не вышел за пределы Китая, в Милане все стали обходить китайцев за версту и перестали ходить в Чайнатаун, а сами китайцы начали носить медицинские маски. Местные СМИ выпустили интервью с владельцами китайских ресторанов, что нечего бояться, и в целом все говорили: «В Италии нет вируса, расслабьтесь!» А потом он внезапно нагрянул в пятничный вечер, и в субботу утром мы уже проснулись практически в условиях чрезвычайного положения.

В городе есть те, кто продвигает идею, что Милан не остановится — «Milano non si ferma», они призывают вести нормальную жизнь, несмотря на коронавирус, пытались даже организовывать общественные аперитивы. А есть те, кто пишет, что коронавирус — болезнь нового века, и делает постановочные фото в масках на фоне Дуомо. Но в целом власти стараются транслировать сообщение, что мы вместе сможем это преодолеть.

Не работают музеи, кинотеатры, пабы, отменены концерты и спортивные мероприятия, по улице сейчас можно ходить только по делу

Магазины открыты, но теперь нельзя создавать толпы в помещениях, поэтому в супермаркеты запускают немного людей. Это пока не напрягает. Все товары есть в наличии. Полки были пустыми только в один выходной день две недели назад, когда случилась паника и все кинулись закупаться водой, макаронами и томатной пастой. Отделы поставок не справились с ситуацией, и пару дней многих товаров не было. Все еще есть проблема с масками и дезинфицирующим гелем. Сейчас дополнительные стойки с гелем установлены в некоторых магазинах и офисах.

Сначала все достопримечательности закрыли, но уже пять дней людей снова стали пускать туда. Потом власти решили, что нужно снова все закрыть. Сейчас не работают музеи, кинотеатры, пабы, отменены концерты и спортивные мероприятия, и вообще по улице сейчас можно ходить только по делу — на работу, в магазин или аптеку. Въезжать в Италию и покидать страну, перемещаться между городами разрешено только при наличии веских причин. У местных появились опасения, что закроют метро и остановят весь транспорт, не будет еды. В целом люди на улице невеселые.

Евгения Шлосман

студентка Университета Тренто

В субботу вечером мы узнали, что в красную зону попали целых 14 регионов Италии, в числе которых и Ломбардия. Запретили любые перемещения между и внутри регионов, за исключением необходимых: из-за работы, проблем со здоровьем или возвращения домой. Конечно, в тот же вечер из Ломбардии на юг повалили толпы людей, которые пытались сбежать. На вокзалах, в аэропортах и на шоссе людей выборочно проверяют и дают заполнить специальную анкету. Там надо написать, куда и зачем едешь, и поставить подпись. За ложные показания предусмотрено наказание — тюремный срок до шести лет. Мне кажется, такая мера сильно повлияла на ответственность.

Я живу в Трентино, поэтому официально могла вернуться туда из Ломбардии. Но мне пришлось бы сидеть дома совершенно одной как минимум три недели, а это невыносимо, еще я не хотела расставаться надолго с молодым человеком, и мы решили, что я останусь у него. Еще через пару дней ограничения распространили на всю Италию, и главным посылом стало не просто ограничить перемещения, а вообще как можно меньше выходить из дома. #Stiamoacasa — «сидим дома» — главный хештег последних дней. Те, с кем я общаюсь, понимают, что эти меры если и не остановят полностью эпидемию, то хотя бы облегчат нагрузку на медицинскую систему, которая на севере Италии сейчас трещит по швам. Медперсонал работает на износ, больных некуда класть, аппаратов искусственного дыхания на всех не хватает. И это на богатом севере Италии, где в принципе медицина неплохая.

Мне из-за коронавируса пришлось много от чего отказаться. Во-первых, я не могу ходить в лабораторию при университете, где прохожу стажировку. Это значит, что эксперименты, которые я должна провести для диплома, откладываются на неопределенное время. У меня есть с собой компьютер, но нет одежды, поэтому каждый день приходится все стирать. Дома у меня остались любимые растения, которые теперь некому поливать. Я не могу заниматься любимыми вещами — пением и танцами, потому что все занятия отменили. Не могу даже пойти в горы, где никого нет, потому что любые перемещения запрещены. Сидеть дома довольно утомительно, сложно эффективно организовать свое время.

Испания

Дарья Мински

издатель, предпринимательница, живет в Мадриде

Испанцы со свойственной им расслабленностью долгое время вообще не парились. До этой недели все было открыто, люди ходили на работу, университеты были открыты, а местные относились к происходящему иронично. Хотя, учитывая близость Италии и ситуацию в мире, стоило давно принять меры, но испанцы затянули процесс. Только когда выяснилось, что болеют уже не где-то там, а буквально друзья друзей, Министерство здравоохранения срочно созвало пресс-конференцию. В понедельник объявили, что все будет закрыто, работники уходят на домашний режим. И с этого дня началась паника: народ побежал в магазины и начал скупать продукты. Вечером было просто невозможно протиснуться. Люди сгребали в тележки и корзины абсолютно все, во всех супермаркетах стояли огромные очереди. Некоторые даже ходили в магазины с пластиковыми пакетами на головах.

Лидер партии жал руки своим фанатам, а потом у него обнаружился коронавирус, и теперь он подкашивает членов партии одного за другим

Мои друзья — в основном молодые и здоровые люди. Мы понимаем, что даже если и заразимся, то вряд ли это будет что-то серьезное. Хотя шанс подхватить вирус уже довольно высокий. Наши контакты через второе-третье рукопожатие — заболевшие. Многие вообще не подозревали, что у них коронавирус, они ходили на вечеринки, целовались со знакомыми при встрече — у испанцев еще принято целоваться в две щеки. Вообще здесь люди любят потрогать друг друга, видимо, это тоже влияет на скорость распространения. Здесь есть ультраправая партия «Вокс», у нее недавно прошло массовое собрание, ее лидер ходил и жал руки своим фанатам. А потом у этого лидера обнаружился коронавирус, и теперь он подкашивает членов партии одного за другим. И это уже стало местным мемом.

У людей на этом фоне развивается ипохондрия: многие стали замечать, что защемило в боку, кольнуло где-то в области легких, голова заболела. Буквально каждый чих теперь воспринимается как признак коронавируса. Многие уехали в деревни, в свои семейные дома и целыми семьями там самоизолировались. Большинство работает из дома. Мы со дня на день ждем объявления, что Мадрид закроют. Здесь больше всего случаев заражения и смертей по сравнению с остальной Испанией. Сейчас люди, с одной стороны, относятся к этому как к приключению — забаррикадировались в квартирах и строгают мемы про конец света. Но, с другой стороны, мы переживаем за пожилых родственников, людей со слабым здоровьем.

Франция

Сандра

студентка факультета искусств, гид-локали в Париже, живет во Франции три года

Достаточно долгое время парижане не придавали всей суматохе, связанной с коронавирусом, большого значения. Как всегда, есть два лагеря: те, кто подвержен панике, и те, кто все отрицает. Во французской системе здравоохранения есть несколько стадий развития вируса и борьбы с ним. На первой нужно попытаться задержать или хотя бы замедлить его распространение и тем самым выиграть время для обдумывания дальнейших мер.

Вторая стадия — когда вирус уже распространился на территории страны и власти предпринимают так называемые меры-барьеры, чтобы препятствовать эпидемическому распространению. Сейчас жителям уже советуют по возможности перейти на дистанционную работу, запретили большие мероприятия, рассчитанные больше чем на 5 тысяч человек. Однако забастовки никто не отменял, и толпы парижан все так же бастуют. На третьей стадии уже возможно закрытие публичных мест и учреждений: университетов, школ, детских садов, остановок общественного транспорта в некоторых зонах. Но, как уверяет министерство здравоохранения, жизнь во Франции не остановится, а карантины и закрытия затронут только места заражения.

Было бы неплохо, если бы еще маски и антисептики можно было найти в аптеках. Сейчас мы испытываем их дефицит

Власти сейчас посоветовали носить маски всем заболевшим, не вступать в контакт с больными, избегать общения с людьми, если чувствуете себя плохо, да и вообще без необходимости не общаться ни с кем. Еще просят усилить контроль за своей гигиеной, пользоваться антисептиками. Было бы неплохо, если бы еще маски и антисептики можно было найти в аптеках. Сейчас мы испытываем их дефицит.

О коронавирусе сейчас говорят повсюду: в метро, в магазинах, в булочных. Многие французы в панике запасаются продуктами, туалетной бумагой и бумажными платочками. Полки, где должны лежать эти товары, иногда пустеют полностью. Но большинство людей просто продолжают жить как раньше — они ходят в кафе, кино и театры, гуляют, просто носят маски и чаще моют руки.


обложка: AP/TASS
В подготовке материала участвовала Алена Дергачева