Пока в соцсетях обсуждают новые типовые правила для метрополитена, которые Минтранс планирует принять в скором времени, пункт про детские коляски, вызвавший накануне столько разгневанных отзывов, изменился. По данным «Медузы», в первоначальной версии говорилось о том, «что пассажирам запрещается перевозить детей в детских колясках в вагоне поезда, на эскалаторах, станциях и межстанционных переходах».

На данный момент формулировка звучит так: «51. Пассажирам, находящимся в вагоне поезда, на эскалаторах, станциях и межстанционных переходах, запрещается: <…> 7) перевозить детей в детских колясках на эскалаторах метрополитена и при входе в вагон и выходе из вагона <…>». Что, в общем-то, логично, если провести параллели между вагоном поезда и лифтом, к примеру. The Village спросил у мам с маленькими детьми, что они думают об инициативе Минтранса и о передвижении с коляской в метро.


Юлия Горбунова

автор петиции «Минтранс, не запрещайте коляски в метро» на Change.org

У меня двое детей: старшему четыре года, дочке — полтора. Машины у нас пока нет, поэтому мы всей семьей передвигаемся на общественном транспорте, и чаще всего, конечно, на метро. Метрополитеном мы с детьми пользуемся практически каждый день: гуляем в центре или в парках, ходим вместе в театры, ездим в гости и за покупками. Так получилось, что с сыном нам часто приходится ездить в различные медучреждения: он ребенок-инвалид, и мы активно лечимся и проходим реабилитацию. Дочка еще слишком мала для сада, и из-за того, что муж работает, нам приходится ездить по медцентрам втроем — естественно, на коляске, ведь дочь очень быстро устает.

Сейчас передвигаться на метро нам вполне комфортно: почти везде есть пандусы, а там, где их нет, всегда найдутся добровольцы из числа мужчин или женщин, чтобы помочь с коляской. Услугами службы метрополитена (для малоподвижных групп населения. — Прим. ред.) я не пользовалась, но думаю, что при необходимости попросила бы о помощи. Проект новых правил, который представил Минтранс — с формулировкой, что ребенка на коляске перевозить нельзя в принципе, — лишит меня и других людей с маленькими детьми возможности нормально пользоваться метро при поездках по городу. И как тогда быстро и легко добираться с двумя детьми, один из которых инвалид, до поликлиники, например? Да, это логично, что на эскалаторе ребенка нужно брать на руки. Но я с трудом могу представить, как можно перейти с одной станции на другую по бесконечным переходам с детьми, особенно в час пик.

Я понимаю, что в одиночку бороться очень трудно, поэтому решила обратиться в Минтранс с этой петицией. Правда, с представителями министерства я еще не общалась: по опыту знаю, что частные обращения в государственные органы заканчиваются стандартными отписками — все по закону и так далее.


Настя Красильникова

редактор, автор телеграм-каналов «Вашу мать!» и «Дочь разбойника»

Последние несколько дней у меня волосы стоят дыбом: не успела отойти от скандала с «Кофеманией», как какие-то законотворцы придумали запретить продажу алкоголя и табака беременным. Теперь вот министерство транспорта делает из людей с колясками нелегалов в метро. И все это на фоне того, что государство и общество постоянно требуют от нас размножаться. А как размножились — так сразу сами виноваты. Женщинам, родившим детей, ведь так не хватает социальной изоляции, давайте теперь еще вставим палки в колеса колясок!

На метро и так тяжело передвигаться с ребенком: попробуйте перейти с коляской с «Киевской» Кольцевой на Филевскую, преодолев несколько лестниц. Общественный транспорт вообще плохо приспособлен для нужд женщин с детьми. Но все же сама возможность куда-то поехать с ребенком очень воодушевляет: способность к перемещению важна для сохранения психического здоровья матери. У нас и так дискриминированы женщины, родившие детей. Осталось прописать эту дискриминацию и в правилах перемещения по городу. Вообще это очень удобно: не можешь зайти в метро с коляской — меньше шансов, что дойдешь до «Кофемании» и оскорбишь там кого-нибудь трепетного видом ребенка у груди.

На самом деле я испытываю в основном ярость и недоумение по поводу того, как такой абсурд может прийти в голову — и тем более как можно всерьез рассматривать возможность внедрения таких запретов в нашу и без того нелегкую жизнь. Комфорт женщин, не побоявшихся родить детей, должен быть в приоритете у государства и общества, но вместо этого из раза в раз мы сталкиваемся со скотским отношением к нашим потребностям.


Ася Явиц

автор телеграм-канала «Будни плохой матери»

Моему ребенку 2,5 года, и он любит музеи — я вот не особо, а он прям фанат. К сожалению, когда мы выбирали квартиру, нам буквально нескольких десятков миллионов не хватило для покупки жилья на Охотном Ряду, поэтому до большинства музеев нам не пешком. Прав у меня нет, машины тоже, зато, по мнению господ из Минтранса, очень много денег на такси. Или на остеопата, который будет чинить мою спину после поездки в музей на метро без коляски. Все потому, что мой 15-тикилограммовый юноша после встречи с искусством ну совсем не готов идти пешком. Он устает и хочет «на ючки». Или в коляску. И это сейчас ему уже 2,5 года. Когда ему было восемь месяцев, этот бессовестный парень почему-то не хотел идти пешком ни туда, ни обратно, а музеи, парки и поездки по маминым делам любил при этом не меньше.

Я не требую лифта на каждой станции, у меня отработанная до автоматизма схема проезда на эскалаторе: пристегнула ребенка — завезла коляску — завалила ее на себя — сошла с эскалатора — вытерла пот со лба. Я не требую пандусов вместо бесконечных лестниц на пересадках: в Москве совершенно потрясающие пассажиры в метро — ко мне мгновенно подскакивают мимо проходящие люди и поднимают коляску наверх. Или спускают вниз — лестниц-то много. Я не требую, чтобы все были обязаны уступать мне или ребенку место: родители научили меня разговаривать, и, если мне нужно будет сесть, я попрошу. Но да, я требую, чтобы мне не указывали, каким видом транспорта я не имею права пользоваться, потому что у меня есть маленький ребенок.

Единственное, что в этой ситуации немного примиряет меня с действительностью, так это то, что дело происходит в России. А строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения, по словам Салтыкова-Щедрина. Поэтому, будем надеяться, бабушки-контролерши по-прежнему будут нас пропускать, даже если поправки не примут.



ОБЛОЖКА: JackF — stock.adobe.com