«Петербург — город-музей мозаики», — писала профессор Института имени Репина Нина Кутейникова в своей книге 2005 года. Несмотря на это, исследований, посвященных петербургской мозаике — особенно советского периода, — очень мало. The Village уже рассказывал о лучших советских мозаиках Москвы, теперь мы собрали 10 лучших мозаик, которые создали (или начали создавать) в общедоступных пространствах Ленинграда. Помог нам в этом автор телеграм-канала «Советский Ленинград» Михаил Крайнов.

Фотографии

Виктор Юльев


Михаил Крайнов

автор телеграм-канала «Советский Ленинград»

После революции ставшая популярной мозаичная техника не была утрачена в нашем городе: мастерские сохранены, запасы смальты уцелели. Вообще все советское мозаичное искусство «выросло» из смальтовых мастерских Академии художеств и мозаичных мастерских семьи Фроловых. Принято считать, что в первые десятилетия новой советской власти мозаика не была востребована из-за восприятия ее исключительно как религиозного искусства. На самом деле — лишь потому, что это во всех смыслах затратный вид монументального искусства: дорогие материалы, большие временные затраты, тяжелый профессиональный труд.

В 1918 году столица «переезжает» из Петрограда в Москву. Новая столица молодой советской страны становится чуть ли не основным заказчиком для мозаичных мастерских нашего города. Получается, что трудились наши ленинградские мастера, а вся красота доставалась Москве. Пожалуй, первой советской мозаикой можно назвать два герба СССР, установленные на фасаде Киевского вокзала в Москве. Они были изготовлены в стенах мозаичного отделения Академии художеств к 1925 году и переправлены в Москву. В конце 1920-х строится нынешнее, третье по счету, здание усыпальницы В. И. Ленина — Мавзолей. Его архитектор — Алексей Викторович Щусев — был давно знаком с Владимиром Александровичем Фроловым: они вместе работали над украшением Марфо-Мариинской обители еще в 1910 году. Мавзолей изнутри украшают ленинградской мозаикой.

Курс на «освоение архитектурного наследия», принятый в 1932 году, стал своего рода катализатором для возрождения мозаичного дела в Ленинграде и СССР в целом. Один за другим поступают Фролову заказы из Белорусской ССР, Украинской ССР, городов РСФСР. В Ленинграде во второй половине 1930-х в мастерской Фролова изготавливают и размещают на здании Палаты мер и весов на Московском проспекте периодическую систему элементов Менделеева.

Появляются все новые проекты и задачи. Всего за 11 месяцев в Ленинграде делают огромную мозаичную «Карту индустриализации СССР». Территория СССР на панно выполнена в технике флорентийской, а зарубежные страны и акватория — русской мозаики. Над картой трудилась группа из географов, экономистов, инженеров, а мозаичными работами руководил В. А. Фролов. В общей сложности в работе было занято около 700 человек. К 20-й годовщине Октябрьской революции карта была готова. Это гениальное произведение, гордость ленинградских мастеров, и сегодня можно увидеть в музее Всероссийского научно-исследовательского геологического института им. А. П. Карпинского.

Осенью 1941 года редеют ряды мозаичистов мастерской: к ноябрю их остается четверо, включая 67-летнего руководителя, работавшего вместе со всеми. В блокадном Ленинграде Фролов не прекращает работу над мозаиками для московской станции метро «Павелецкая». Он успевает закончить ее в начале 1942 года, незадолго до своей смерти от голода. Четырнадцать восьмигранных панно диаметром по три метра каждое были вывезены по «Дороге жизни» в столицу.

В период послевоенного восстановления города и страны мозаичные работы на несколько лет приостановились. Обещанный ленинградцам к 1950-му году метрополитен вступил в строй только в ноябре 1955-го. Первая линия украшена сразу несколькими большими мозаичными панно: «Победа» в «Автово», «Моряки-балтийцы» на «Балтийской», «Изобилие» на «Владимирской», «Ленин» на «Площади Ленина».

Мозаичных панно могло быть в несколько раз больше. Борьба с архитектурными излишествами, начавшаяся еще в 1951 году, усилилась после смерти Сталина. Проекты станций меняли на ходу. Десталинизация, инициированная Хрущевым, «вымарала» почти все изображения «зодчего коммунизма», «корифея науки» и «великого ученого» из архитектурного убранства второго в СССР метрополитена. Однако же в торце станции «Нарвская» мозаичное панно «Сталин на трибуне» было установлено. Мозаику выполнили по мотивам картины, написанной в 1939 году художником А. М. Герасимовым. Станция никогда не носила название «Сталинская» — миф об этом появился после архитектурного конкурса на оформление станций первой очереди: девиз одной из работ был «Сталинская» (причем имелась в виду даже не «Нарвская»). Что же касается мозаичного панно, то оно провисело в торце шесть лет и было закрыто фальш-стеной осенью 1961-го на пике десталинизации. Другой миф гласит, что мозаика лишь «закрыта штукатуркой». Также ходили слухи, что «мозаика аккуратно собрана в мешки и хранится на складе метрополитена» и при желании ее якобы можно восстановить на прежнем месте. Очевидно, что, даже если это правда, сбитая и сложенная в мешки мозаика — по сути, груда мусора, а не произведение, и восстановить ее не представляется возможным. Зато небольшие фрагменты этой мозаики хранятся сейчас в Музее Петербургского метрополитена, их может увидеть каждый желающий.

Мозаичное искусство в нашем городе пережило революцию, выстояло в блокаду, не исчезло на волне борьбы с архитектурными излишествами. В шестидесятые, семидесятые, восьмидесятые годы появляются новые и новые работы. Мозаиками украшают стены домов, фасады театров, холлы гостиниц, станции метрополитена, дворы. Целые мемориальные комплексы украшены мозаиками. Ленинградская мозаика «перешагнула» в начале 90-х через развал Советского Союза, через смену названия города и уже в новейшее время продолжает радовать нас.


Мозаика «Ледовое побоище» на станции метро «Площадь Александра Невского»


Автор: Александр Быстров

1990 год

Смальтовое мозаичное панно в верхнем вестибюле «Площади Александра Невского» — работа художника-монументалиста А. К. Быстрова. Оно «выросло» из диплома, который Быстров делал под руководством профессора А. А. Мыльникова в Институте им. Репина. Свою «Битву Александра Невского с тевтонскими рыцарями на льду Чудского озера в 1242 году» будущий мозаичист защитил в 1985-м, еще два года в творческой мастерской Мыльникова создавали картон и восемь месяцев — набирали само панно. «Размер панно „Александр Невский“ велик: 60 квадратных метров. <…> Расположенное в сравнительно небольшом и аскетичном по архитектуре наземном павильоне метрополитена (архитектор Н. В. Ромашкин-Тиманов), панно является его главной смысловой и цветовой доминантой, напоминая драгоценность, хранящуюся в не слишком дорогой оправе», — пишет Нина Кутейникова в книге «Мозаика. Санкт-Петербург. XVIII-XXI вв.». Быстров — автор и других, уже постсоветских мозаик для станций петербургского метро: «Спортивной», «Старой Деревни», «Комендантского проспекта», «Парнаса», «Звенигородской», «Волковской», «Адмиралтейской», «Бухарестской», «Международной».

Мозаичный портрет поэта на станции метро «Маяковская»


Автор: Юрий Могилевский

1967 год

Стены центрального зала станции метро «Маяковская», открывшейся в 1967 году, декорированы ярко-красной смальтой, а в конце вестибюля, ближе к эскалаторам, — портреты Владимира Владимировича. Их создали по гравюре московского художника Ю. Б. Могилевского: он никогда не был мозаичистом, работал в основном в эстампе. Идентичный графический портрет поэта стал эмблемой столичного Театра Маяковского. Это самая известная работа художника. Вот что сам Юрий Могилевский писал о создании «Портрета Маяка»: «Решение получившей известность гравюры 1959 года пришло не сразу, ему предшествовали многочисленные варианты. Все они меня не удовлетворяли, и я был близок к тому, чтобы бросить, казалось, непосильную для меня работу. Так продолжалось до тех пор, пока я не понял: в портрете должно быть выражено самое главное — человеческое и творческое кредо поэта: „Светить всегда, светить везде!..“ Вот тогда и родился „Портрет Маяка“, в котором в неистовой схватке черного и белого раскрылся этот замысел».

Мозаика «Победа» на станции метро «Автово»


Авторы: Виктор Воронецкий и Андрей Соколов

1955 год

Британская The Guardian в 2014 году признала станцию «Автово» одной из самых красивых в мире. Ее оформление посвящено обороне Ленинграда. Центральная композиция на торцевой стене подземного зала называется «Победа»: это изображение женщины с младенцем на руках и лент с надписями «Миру мир» и «Наше дело правое — мы победили». «Декоративный строй мозаики решен в лучших традициях этого вида искусства. Золотой фон придал ей необходимую торжественность, набранные под разным углом кусочки смальты (модуль 1х1,5 или 2х1,5) создали особую игру цвета, а сама гравюра набора рельефно выделила основные объемы. Для мозаики была использована смальта довоенных и даже дореволюционных запасов, отличавшаяся необычайным богатством оттенков каждого цвета. Только золото фона включает до семи разных его оттенков, гармонично подобраны светлые тона фигур, поражает красота сложного набора изображения знамени и лент, привлекает тональное решение щитов», — пишет Нина Кутейникова.

Мозаика «Человек и звезды»

(ул. Боткинская, 1)


Автор: Валентина Анопова

1967 год

В 1967 году, спустя шесть лет после полета Гагарина, на брандмауэре дома рядом с Финляндским вокзалом появилось панно «Человек и звезды»: изображение космонавта и знаков зодиака. Автор эскизов — художница В. А. Анопова. «Тема новой мозаики перекликалась с работой для Белорусского шинного комбината — „Человек и звезды“. На этот раз художница выбрала более спокойную цветовую гамму: различные оттенки синего, белый и зеленый. Изображение созвездий — символов добрых и злых начал — стало сюжетом для этого произведения. Автор и здесь использовала стекло и керамикоплитку, которую буквально собирала в отходах различных производств. Общая площадь мозаики составила 100 квадратных метров», — указано в книге «Мозаика. Санкт-Петербург. XVIII–XXI вв.». Интересен и сам дом: это комплекс, в начале ХХ века построенный для служащих Финляндской железной дороги, — заметное здание в стиле модерн. Космическое панно в его торце выглядит довольно неожиданно. Сама станция метро «Площадь Ленина» оформлена мозаичным панно, посвященным выступлению Владимира Ильича в Петрограде 3 апреля 1917 года; один из его авторов — уже упоминавшийся художник Андрей Мыльников.

Мозаика ТЮЗа имени Брянцева (Пионерская пл., 1)


Авторы: Андрей Мыльников и Александр Королев

1962 год

Спроектированный институтом «Ленпроект» Театр юного зрителя открылся в мае 1962 года. На фасаде в пространствах между пилонами — два мозаичных панно, изображающих собственно юных зрителей: слева — девочки, справа — мальчики. Авторы — А. А. Мыльников и А. Л. Королев, бывшие по жизни большими друзьями. «Свое мастерство Королев довел до феноменальной виртуозности: за десять секунд, по свидетельству очевидцев, он мог полностью сконструировать форму и оживить ее „движением и дыханием“», — пишет Нина Кутейникова в книге «Мозаика. Санкт-Петербург. XVIII-XXI вв.». В вестибюле ТЮЗа также есть фрески с изображениями отдыхающих юношей и девушек, авторы — те же плюс уже упоминавшийся в связи со станцией метро «Автово» А. К. Соколов.

Что же касается Андрея Мыльникова, то он, пожалуй, самая значительная фигура в мозаичном искусстве послевоенного Ленинграда (и не только). Мыльников возглавлял мастерскую монументальной живописи Института им. Репина: «Середина 50-х годов — время интенсивной работы Мыльникова в монументальном искусстве. По примеру Москвы наземные вестибюли и подземные залы Ленинградского метрополитена также стали украшаться мозаиками, — пишет Нина Кутейникова. — В шестидесятые и последующие годы Мыльникову, как руководителю монументальной мастерской старейшего художественного вуза страны, было суждено сыграть важную роль в развитии монументального отечественного искусства; многие мозаики, созданные в Ленинграде-Петербурге и за его пределами, выполнены его учениками. Некоторые были исполнены под его непосредственным руководством».

Мозаика на корпусе НИИ цитологии РАН (Тихорецкий пр-т., 4)


Автор: Владимир Лащинин

1987 год

Панно в смешанной технике (мозаика и керамика) появилось на одном из корпусов НИИ цитологии в 1987 году. Автор — малоизвестный художник Владимир Лащинин. Вот как описывают его работу на Citywalls: «Общеизвестные факты из школьного курса биологии художник проиллюстрировал максимально безумно. Бородатый ученый и юный отрок, голова ласточки, рыбка, ныряющая в ракушку-каури, и фигура женщины в средневековой одежде — все это разбегается в разные стороны от гигантской, похожей на жемчужину, клетки».

Мозаика на медицинском колледже имени Бехтерева (Ленинский пр-т., 149)


Автор: неизвестен

Год неизвестен

Здание медицинского колледжа, построенное во второй половине 1970-х, находится между станциями метро «Московская» и «Ленинский проспект». Кирпичная серая коробка была бы совсем неприметной, если бы не мозаичное панно на медицинскую тематику на стене спортзала. В центре композиции — изображение Гиппократа и, не исключено, самого Бехтерева, их обрамляют сцены с участием врачей и медсестер.

Мозаика «Гимн городу» на фасаде концертного зала «Санкт-Петербург» (Пироговская наб., 5/2)


Авторы: содружество художников «ФоРУС» (Сергей Репин, Василий Сухов, Иван Уралов, Никита Фомин)

1984 год

Еще одни выпускники мастерской Мыльникова, четверо художников — Фомин, Репин, Уралов и Сухов — основали группу «ФоРУС» (по начальным буквам фамилий) и с конца 1970-х практиковали монументальное и декоративное искусство в общественных и жилых зданиях. «При создании мозаик они опираются на традиции искусства Греции, Рима и Византии. Чаще всего художники используют прямой набор. <…> Для их работ характерны символические, обобщенные решения», — пишет Нина Кутейникова. Среди работ «ФоРУС» — мозаика из смальты и естественного камня на фасаде концертного зала «Санкт-Петербург». «Мозаика расположена в сравнительно стесненных условиях крытого перехода, который соединяет два корпуса отеля, набережную реки Невы и внутренний двор. <…> Ситуацию, основанную на сочетании интимного и эпического, верно почувствовали авторы мозаики. Ее композицию составляют семь аллегорических женских фигур, исполняющих торжественный хорал во славу города», — описывает мозаику Кутейникова.

В течение 1980-1990-х Фомин, Репин, Уралов и Сухов активно работали в метрополитене: они создали мозаики для станций «Улица Дыбенко», «Озерки», «Достоевская» и «Крестовский остров».

Мозаика на мемориале «Пулковский рубеж» (Пулковское ш., 100)


Автор: Алексей Ольхович

1967 год

Открытый в 1967 году мемориальный комплекс находится на южном склоне Пулковских высот — на рубеже, где в сентябре 1941 года Красная армия остановила немецкие войска. В комплекс входит бетонная стела с мозаичным панно из бело-серо-черного гранита: на нем изображены эпизоды из жизни осажденного города, в том числе раскрывающие героизм ленинградских женщин. Автор панно — художник-монументалист А. П. Ольхович (это наиболее известная его работа).

Мозаичный дворик (ул. Чайковского, 2/7)


Автор: Владимир Лубенко и его ученики

С 1984 года

Одна из самых известных неформальных достопримечательностей Петербурга, мозаичный двор — произведение художника Владимира Лубенко и его учеников из Малой академии художеств. Создавать украшенные мозаикой скульптуры и барельефы начали еще в 1984 году (хотя в большей степени дворик ассоциируется с постсоветским искусством). Время от времени скульптуры реконструируют и создают новые произведения. «Декоративный строй мозаик близок манере исполнения З. Церетели. <…> С другой стороны, нельзя не вспомнить, что на творчество многих отечественных художников, работающих в технике мозаики, оказали влияние произведения крупных мексиканских мастеров-монументалистов, работы испанского художника А. Гауди. В работах В. Лубенко образы героев народных картинок с их наивностью и чистотой соседствуют с изображением каких-то мятущихся людей», — пишет Нина Кутейникова в книге «Мозаика. Санкт-Петербург. XVIII-XXI вв.».

Лубенко неоднократно подозревали в том, что он создал на базе академии секту; а в прошлом году в СМИ прошла информации о закрытии учреждения — однако оно продолжает работать. Похожая мозаичная площадка «Морское дно» (но куда менее впечатляющая и гораздо хуже сохранившаяся) есть в сквере на Среднеохтинском проспекте, 41, — ее в те же 1980-е создали студенты ЛИСИ.