Сегодня министерство культуры опубликовало проект поправок к закону о государственной поддержке кинематографа. Согласно этому документу, количество показов каждого зарубежного фильма не сможет превышать 35 % от общего числа дневных сеансов в кинотеатре, имеющем более одного зала. При этом ограничения не затрагивают национальные фильмы (то есть кино российского производства). The Village поговорил с представителями Минкультуры и киноиндустрии о том, какого эффекта они ожидают от принятия этого закона.

Текст

Ольга Проскурнина

«Главная цель — максимально разнообразить прокат»


Павел Степанов

советник министра культуры РФ по вопросам кинематографии

Во-первых, обращаем внимание на то, что это законодательная инициатива. Документ еще никуда не внесен — ни на рассмотрение правительства РФ, ни в Госдуму. В ближайшее время он появится на сайте  для широкого общественного обсуждения. Во-вторых, он вводит общие нормы, чтобы один фильм не имел подавляющего большинства сеансов, так как это может отрицательно сказаться на разнообразии репертуара в каждый конкретный день.

В среднем каждую неделю в прокат выходят от трех до шести новых картин, при этом не сбрасывается со счетов, что фильм идет не одну неделю. Таким образом, еженедельно в широком прокате представлено от семи до 20 лент. Поэтому данная норма не создает проблему, а является обеспечительной и направлена прежде всего на многообразие релизов в принципе. Ее главная цель — максимально разнообразить прокат.


В декабре 2017 года министерство культуры уже публиковало на сайте правительства проект поправок к закону о государственной поддержке кинематографа, где тоже фигурировала квота 35 %. Однако ее предполагалось распространить на все фильмы иностранного производства. Этот законопроект не был рассмотрен Госдумой и вызвал протесты в отрасли.

Летом 2017 года Минкультуры предлагало взимать с прокатчиков единовременный платеж в 5 миллионов рублей за каждый фильм. В этом случае за российские картины платил бы Фонд кино. Министр культуры Владимир Мединский говорил, что новые правила помогли бы зачистить прокат от низкобюджетного иностранного кино и получить дополнительные деньги для производства российских картин.


«Мы показываем зрителю то, что он хочет видеть»

Пресс-служба сети кинотеатров «Каро»

Сейчас киноиндустрия испытывает дефицит привлекательного для зрителей контента — как российского, так и иностранного. Поэтому дополнительные ограничения только усугубят ситуацию.

Мы всегда отрицательно относились к любым искусственным ограничениям кинопроката со стороны законодательства. Кинобизнес — живой саморегулирующийся организм. Динамика предыдущих лет показывает естественный прирост отечественного кино в прокате. И, что важно, это происходит из-за повышения качества продукта и уровня доверия зрителя к нему. Это результат здоровой конкуренции на рынке, которая наилучшим образом помогает развитию российского кинематографа.

Этот же принцип определяет и политику репертуарного планирования. В нашей сети разнообразный контент — от театральных постановок и независимого кино до блокбастеров отечественного и зарубежного производства. Мы показываем нашему зрителю то, что он хочет видеть.


«Это может навредить российскому кино»

Александр Роднянский

продюсер, член Американской киноакадемии

На первый взгляд, эта мера должна помочь российскому кино, об успехе которого мы так мечтаем. Но впечатление обманчиво. Если разобраться, введение подобных ограничений может поставить под вопрос само существование кинотеатральных сетей в их нынешнем виде и, как следствие, навредить производителям российского кино.

Сегодня мировой кинематограф переживает сложные времена, связанные с эволюцией технологий, развитием стримингового вещания и уходом многих, ранее популярных жанров, с большого экрана на малый. Драмы, психологические триллеры, историческое кино сегодня существуют в первую очередь как качественные телесериалы, пользующиеся большим успехом у зрителей. В кинотеатрах же доминируют невероятно дорогие аттракционные блокбастеры, которые не имеет смысла смотреть дома из-за очевидной потери в качестве и градусе переживаемых эмоций. Для создания таких картин используются новейшие технологии, и это, мягко скажем, дорогое удовольствие.

Бюджеты в сотни миллионов долларов сегодня есть только в одном месте в мире — в транснациональном Голливуде (очень редко аналогичные, несопоставимо меньшие по масштабу, картины производят и в Европе). Именно такие фильмы и обеспечивают выживание кинотеатральной индустрии: один успешный голливудский блокбастер может сделать квартальный план кинотеатра. Например, в этом году летом не было по-настоящему сильных фильмов, и после двух неудачных кварталов многие кинотеатры сейчас находятся в крайне плачевном финансовом состоянии.

В свою очередь, русских событийных фильмов, появлению которых мы так радуемся, в силу естественных причин не может быть много. Недостаточно денег и ресурсов. Когда появляется знаковый русский фильм, например «Движение вверх», количество сеансов американских картин снижается естественным образом: кинотеатры заинтересованы предложить зрителям максимальное количество сеансов интересующей их картины. А когда подобных фильмов в прокате нет, такое ограничение лишь резко сократит доход и осложнит будущее кинотеатров.


«Закон не дает распускать руки мейджорам»

Алексей Бажин

основатель компании «Иное кино»

На мой взгляд, это вполне адекватный законопроект, в отличие от того, который скоро вступит в силу и после которого не останется 90 % кинофестивалей и ретроспективных показов во всей стране.

В данном случае обновленный закон не дает права «распускать руки» прокатным компаниям-мейджорам, которые вынуждают кинотеатры брать максимальное количество сеансов для своих блокбастеров, даже если кинотеатру не нужно столько сеансов этих фильмов. Это известная порочная и несправедливая практика в киноиндустрии. И данные поправки в закон можно рассматривать как антимонопольную меру, ведь они не обязывают заполнять образовавшиеся пустоты в расписании определенными фильмами российского производства. Все на усмотрение сотрудников кинотеатров.

Обычно крупные блокбастеры имеют по 25–45 % сеансов, из которых около 5–10 % могут быть искусственно накручены за счет требований мейджор-компаний, а не получены за счет здоровой конкуренции. А бывает, программные директора кинотеатров по стране просто ленятся. Им проще поставить на весь день блокбастер и не тратить время на эксперименты, чем продуманно составлять сетку расписания. Поэтому и получается, что иногда целый день идет сплошной такой-то блокбастер, а других фильмов почти нет.

На нашей деятельности по прокату сложного авторского кино эти поправки отрицательно не скажутся. Но хорошо бы Минкульт еще задумался над тем, что не стоит убивать 2 ноября все наши ретроспективные и фестивальные показы, а также сотни других кинофестивалей по стране, когда вступят в силу те поправки, которые как технически, так и экономически не позволят всем нам дальше заниматься культурной деятельностью.



Обложка: Ferenc Szelepcsenyi — stock.adobe.com