Уничтожение независимых кинофестивалей, к которому приведут принятые Госдумой поправки к закону о господдержке кинематографии, приближается. После одобрения обеими палатами парламента на прошлой неделе (постановление Совета Федерации об одобрении поправок было опубликовано сегодня вечером) его должен подписать президент. Новые правила вступят в силу через три месяца после этого. Пока что кинофестивали в России может проводить буквально кто угодно: организации для этого нужно лишь получить копии фильмов у кинопрокатчиков или, к примеру, культурных центров при зарубежных посольствах, выпустить внутренний документ о проведении фестиваля и сделать публичное объявление. Кроме того, фильмы на кинофестивалях можно показывать без прокатного удостоверения, которое, по мнению независимых кинопрокатчиков, в российских реалиях нередко используется как инструмент цензуры. The Village поговорил с ними о том, как они собираются этой цензуре противостоять.

Как будет устроена жизнь кинофестивалей по новому закону


Владимир Надеин

сооснователь и директор Московского международного фестиваля экспериментального кино

Это первая новость, которую я прочитал в пятницу с утра в свой день рождения. Лучший подарок для директора кинофестиваля. Уверен, что закон доберется и до фестивалей, у которых есть конкурсные программы. Нужно только подождать. Будет написано, какие фильмы должны попадать в конкурс и кто их будет «жюрить». Но, допустим, у нас есть еще время. Независимые фестивали должны объединять усилия, придумать возможные партнерства. Но мероприятий будет меньше.

Самый главный вопрос: как будет сформирован перечень кинофестивалей, который будет утверждаться каждый год? Это значит, что все мы будем подавать заявки и каждый год сидеть и ждать, состоится фестиваль или нет? Как этот список будет формироваться? Будет подаваться программа фестиваля с копиями? Составление программы занимает по полгода, а то и больше. То есть заранее этого ты сделать не сможешь. Фестиваль дело не прибыльное, на него никогда не хватает средств. Поиск финансирования вообще идет постоянно, а если ты спонсорам и партнерам не можешь гарантировать, что твой фестиваль состоится, потому он что попадет в этот «перечень», тебя никто не поддержит. И все, конец игры.

Самый главный вопрос: как будет сформирован перечень кинофестивалей, который будет утверждаться каждый год?

Кирилл Сорокин

основатель и программный директор фестиваля нового документального кино о музыке и современной культуре Beat Film Festival

Спектр проектов, которые затронет этот закон, очень велик. Единственной фигурой, которую это не затронет, является Московский кинофестиваль, от которого, я думаю, это не в последнюю очередь все отстраивалось как от какого-то мерила. Понятно, что ММКФ — такой фестиваль, на который современные зрители ходят в меньшей степени. Это может привести к тому, что жизнь всех людей, которые показывают в стране отличное от студийных блокбастеров кино, станет существенно тяжелее. Зрителю, который привык смотреть фильмы на языке оригинала в кинотеатре и только-только отвык от торрентов и «ВКонтакте», придется туда вернуться. Это не может не сказаться на общем уровне киносмотрения.

Что такое кинофестиваль в 2018 году? Это прежде всего такой мостик между аудиторией и режиссером или кинопродюсером, это связующее звено и в некотором смысле форма независимой дистрибуции. Количество показов фильма на фестивале связано исключительно с его востребованностью. И это не какая-то сугубо российская фишка. В Берлине тоже есть фильмы, которые являются хитами, которые показывают в огромных залах очень много раз, ориентируясь прежде всего на зрительский потенциал и запрос. В законе есть пункт о том, что в рамках кинофестиваля любой фильм может быть показан не более чем два раза. Это абсолютно иррелевантная вводная, в которой нет никакого здравого зерна.

В целом этот закон составлен таким образом, что кинофестиваль — это что-то максимально закостеневшее, формальное и делающееся для кого угодно, но не для зрителя. Один из самых ярких примеров — кинофестиваль в Торонто, который является, по сути, крупнейшим в Северной Америке фестивалем, где начинается судьба картин, которые впоследствии претендуют на «Оскар», и это внеконкурсный фестиваль. Единственное жюри, которое там есть, — это зритель. Поэтому этот закон выглядит очень несовременно.

В законе есть пункт о том, что в рамках кинофестиваля любой фильм может быть показан не более чем два раза. Это абсолютно иррелевантная вводная, в которой нет никакого здравого зерна.

Зачем государству такой закон

Дмитрий Покровский

проект #ARTPOKAZ

Зачем такой закон, не могу понять. Единственная цель, которую вижу, —политическая. Еще один шаг к тому, чтобы задушить любые ростки свободомыслия. И это просто главный тренд последние несколько лет. То есть мы ничего политического не показываем. У нас все супер пристойно. Но мы живые и настоящие. У нас настоящий диалог с аудиторией, у нас нет никаких стереотипов, мы показываем все, что подходит под определение «хорошее кино», не фильтруя. Наверное, дело в этом. Чем следить за такими проектами, как наш, проще все зарубить на корню, чтобы остался один кран, который очень легко контролировать. То же самое сейчас происходит во всех отраслях.

Другие версии не выдерживают критики. Финансового смысла для государства от этих поправок нет, точнее, он негативный. Защита прав правообладателей — чушь. Давно нет такой проблемы в кинотеатрах. К чему это приведет? К тому, что у нас не будет ретроспектив в стране. Точнее, они будут, но из того, что можно найти в России. Это очень мало. Мы станем еще беднее культурно и экономически.

Как можно взаимодействовать с Минкультуры, не представляю. У нас же с ними разные цели. Мы хотим показывать людям кино, а у них какой-то странный госзаказ. Учитывая, какие антинародные законы сейчас принимаются, удивительно, что ситуация с запретом кино привлекла внимание. Отдельного разговора заслуживает практика прокатных удостоверений. Это прямая и неприкрытая цензура. Но это уже за рамками разговора. С этим уже все смирились.


Сэм Клебанов

кинодистрибьютор и продюсер

Я не знаю, как обойти эти ограничения независимым фестивалям, которые хотят показывать кино, не выходящее в прокат, или компаниям, занимающимся ретроспективными спецпоказами, типа «Иноекино» — закон разрушает их деятельность. Мейджоров это, скорее всего, вообще не волнует: на свое кино, выходящее в российский прокат, они и так получают прокатки, а какой-либо отдельной культурной деятельностью они не занимаются.

Не знаю, связано ли это как-то со «Смертью Сталина», но думаю, что это связано прежде всего с желанием Минкультуры полностью контролировать кинопоказ в России в любых форматах.

При чем тут «Смерть Сталина»

В январе 2018 года от действий министерства культуры пострадала компания «Вольга» — Минкультуры пыталось перенести даты проката «Приключения Паддингтона», а также отозвало прокатное удостоверение у политического сатирического фильма «Смерть Сталина». Последний фильм тем не менее был показан пять раз в кинотеатре «Пионер», где в это время проходил фестиваль «Наконец-то в кино» (там демонстрировался фильм «Диван Сталина», который также вызвал критику со стороны министра культуры Владимира Мединского). Показы «Смерти Сталина» были прекращены после того, как в кинотеатр пришли сотрудники правоохранительных органов с проверкой. Министерство подало на «Пионер» в суд, и в феврале кинотеатр был оштрафован на 280 тысяч рублей.

Как можно взаимодействовать с Минкультуры, не представляю.

Могут ли независимые кинопрокатчики чего-то добиться

Алексей Бажин

руководитель проекта «Иноекино»

Мы это уже делали полгода назад: донесли до депутатов бумагу, где перечислили допущенные ошибки. Наши коллеги ходили в Думу на совещание. Тогда второе чтение перенесли из-за несовершенства законопроекта, но теперь, как мы видим, нас никто слушать не стал, они сделали все по-своему. Вырезали из культурного пространства огромную часть культурных событий. От чего теряют все: и организаторы, и зрители, и само государство, потому что многие кинотеатры на бюджете начнут работать в убыток, независимые могут и вовсе закрыться, ну и минус приличные налоговые сборы. Один сплошной вред всем вокруг. Вот чего добьются скоро наши депутаты.


Пресс-служба сети «КАРО»

Развитие кинокультуры невозможно без фестивального контента, ретроспектив, недель национальных фильмов и другого альтернативного контента. Вопросы по данному направлению давно нуждаются в решении на законодательном уровне. Однако новый законопроект не создает системы для работы и развития, более того, игнорирует все замечания, высказанные представителями индустрии, начиная от создателей кино и заканчивая дистрибьюторами, на встрече в Государственной думе, целью которой было как раз не допустить введения искусственных ограничений и цензуры и сохранить альтернативный контент для аудитории. В текущей редакции он лишает зрителей большей части ретроспективных показов, фестивалей без жюри, а также специальных событий, поскольку получение прокатного удостоверения, согласно существующей на сегодня процедуре, для правообладателей таких фильмов становится технически невозможно. Кроме того, помимо получения прокатного удостоверения, необходимо, чтобы сам фестиваль получил утверждение в министерстве культуры.

Известно, что на настоящий момент даже дистрибьюторы, представляющие крупные студии, имеют сложности с получением прокатных удостоверений по срокам и техническим требованиям из-за некорректной процедуры, которая не отвечает современным реалиям рынка, несогласованной внутриведомственной работы, и несколько раз прокатное удостоверение являлось рычагом давления на бизнес. Поэтому мы считаем, что в данной редакции законопроект не должен быть одобрен на самом высоком уровне, и готовим официальную позицию и предложения по приведению его в соответствие с критериями разумности и обоснованности.



Обложка: Beat Film Festival