Сегодня на Маросейке, 4, должен был заработать очередной гастропроект компании Gremm Group, открывшей в столице Центральный и Усачевский рынки. Запуск, однако, не состоялся. Вокруг здания будущего рынка, которое превратили в разноцветный баварский фахверк, разгорелся скандал: горожане возмутились несвойственному для центра Москвы фасаду. В ответ в Москомархитектуре заявили, что не выдавали собственникам здания необходимых разрешений и уже начали проверку. The Village решил разобраться, как власти упустили нарушения из виду.

Как появился новый фасад

Концепцией и оформлением исторического дома на Маросейке занималась сама Gremm Group, которая решила отказаться от услуг архитекторов. По словам управляющего директора Центрального рынка на Маросейке Евгения Моргачева, компания не реконструировала здание, а только вела работы по восстановлению фасада.

Для начала работ Gremm Group получила от Объединения административно-технических инспекций (ОАТИ) ордер на установку строительных лесов для капитального ремонта здания. При этом, чтобы приступить к изменению фасада, нужно было также согласовать архитектурно-градостроительное решение (АГР) и колористический паспорт. Эту задачу отдали подрядчику, который, как оказалось, ее не выполнил. В результате власти узнали об изменении фасада вместе с остальными москвичами — только когда со здания сняли леса.

Как реагируют городские власти

В Москомархитектуре сообщили, что проверкой проведенной реконструкции занимаются инспекторы ОАТИ и вся надзорная функция лежит на них. Однако в пресс-службе ОАТИ заявили The Village, что не знают, как проходит проверка, так как ее проводит Москомархитектура, о чем якобы говорил и главный архитектор столицы Сергей Кузнецов (хотя в действительности говорил он обратное). В ведомстве также подчеркнули, что инспекция не занимается цветовым решением фасадов.

Сам Кузнецов сначала согласился на комментарий для The Village, но позже в пресс-службе Москомархитектуры попросили его не беспокоить. Там же сообщили, что на 25 октября запланировано совещание по вопросу дома на Маросейке, а решение примут в течение недели. Отвечать на прочие вопросы в ведомстве отказались, посоветовав вновь обратиться в ОАТИ.

Почему фахверку не место на Маросейке

Дом, который находится в самом начале Маросейки, не относится к памятникам архитектуры, но является замечательным памятником среды, которая сохранилась в этом квартале с XIX и даже XVIII века, говорит редактор проекта «Прогулки по Москве» Александр Усольцев.

«История с реконструкцией, как мы любим говорить, европейская. Самый яркий пример — это улица Гетрайдегассе в Зальцбурге, где родился Моцарт: там нельзя менять не просто фасады, а даже вывески. Здесь то же самое. Возможно, если бы этот дом появился на окраине, он бы имел право на жизнь и даже воспринимался более-менее позитивно, но когда такой чуждый стиль внедряют в исторической части города — это абсолютно недопустимо», — говорит Усольцев.

По его словам, для коммерческого использования яркие цвета выгодны, но принять такое решение — все равно что закрыть дом кричащим баннером с рекламой.

Проблема надзора

В фейсбуке главный архитектор города выражал удивление тому, что ситуация со зданием на Маросейке оказалась возможна. В то же время, по его словам, любой застройщик может без согласований получить ордер на ремонт фасада без изменения дизайна, после чего дом закрывают лесами с сеткой. «Вот сняли леса, все увидели и справедливо удивились», — добавил Кузнецов.

Однако вопросы к Москомархитектуре по поводу здания появились еще в 2013 году. «До этого времени фасад дома, увешанный, правда, всякой рекламой, все равно был тем самым домом XIX века. Затем его испоганили какими-то новыми коричневыми панелями», — говорит координатор «Архнадзора» Андрей Новичков. Коричневая отделка была недопустима, но все равно не так кричаще нарушала облик улицы, как новая, добавил Усольцев.

Основной причиной подобных нарушений Новичков считает нехватку надзора со стороны властей. Так, у ОАТИ сейчас осталось всего трое инспекторов на весь центральный район, то есть они физически не успевают контролировать все строительство. При этом застройщиков, которые провели незаконную реконструкцию, ждут штрафные санкции, только если дело доведет до конца профильное ведомство. Новичков подчеркнул, что власти обычно берутся за работу только после публичного скандала.

Похожая ситуация произошла в начале года на Малой Дмитровке. Тогда собственник решил переоборудовать исторический доходный дом, в котором жил и умер архитектор Федор Шехтель, под гостиницу. Фасад полностью обшили плиткой, похожей на больничную, и уничтожили все декоративные элементы, в том числе сбили атлантов, которые держали козырек над центральным входом. Когда «Архнадзор» поднял шум, выяснилось, что все работы провели незаконно: ни Москомархитектура, ни ОАТИ их не согласовывали. В результате плитку так и не демонтировали, хотя власти обещали добиться восстановления прежнего облика через суд.

Что будет с фасадом на Маросейке

По словам источника The Village, близкого к департаменту культурного наследия, в мэрии не любят внимание общественности, поэтому дело с фасадом на Маросейке должны довести до конца и вернуть зданию прежний вид. Дом действительно не относится к памятникам культурного наследия, но является частью ансамбля Маросейки и Покровки, поэтому без необходимых разрешений менять облик фасада нельзя.

Тем не менее Gremm Group не планирует убирать конструкцию. «Мы хотим внести яркие, праздничные краски в серые будни и серые фасады Москвы», — подчеркнул Евгений Моргачев. В компании уверены, что обновленный дом придется по вкусу жителям города так же, как когда-то пришлись Чайный дом на Мясницкой, Дом со зверями на Чистопрудном бульваре и дом-яйцо на улице Машкова.

Сейчас Gremm Group общается с инспекцией и считает, что вопрос скоро решится. Между тем технический запуск Центрального рынка на Маросейке уже назначили на 2 ноября (дату официального открытия пока не называют), и, по заверению представителей проекта, на этот раз он точно состоится.


Фотографии: обложка — Архсовет Москвы, 1 — Gremm Group