В ЦВЗ «Манеж» открылась выставка «Части стен» — масштабный проект, посвященный российскому уличному искусству, созданный совместно с московским Фондом содействия развитию современного искусства RuArts.

Проект авторский — его придумал фотограф и куратор Алексей Партола, в 2014 году выпустивший одноименную книгу-альманах, в которой рассказал о самых интересных граффити-художниках России. Это осенью выйдет второе издание книги, и выставка (а еще насыщенная параллельная программа) является ее грандиозным тизером. На одной площадке собраны работы 70 авторов из 17 городов России от Калининграда до Петропавловска-Камчатского.

Разобраться в таком разнообразии новых имен неподготовленному зрителю сложно. The Village попросил издателя петербургского журнала о граффити и стрит-арте Petrograff Станислава Скворцова выбрать несколько показательных экспонатов и рассказать о них.

«Части стен»

Когда: 2–26 августа

Где: ЦВЗ «Манеж» (Исаакиевская пл., 1)

Стоимость: 150–300 рублей

manege

Станислав Скворцов

издатель журнала Petrograff:

Super и Aroe

Проект действительно очень показательный, такой представительный срез российского уличного искусства. Единственное, надо понимать, что это не выставка граффити. Здесь в основном собраны авторы, которые эту культуру уже переросли или просто вышли за ее рамки. Это довольно распространенное явление, когда граффити является некой отправной точкой: райтер рисует, рисует, а потом понимает, что хочешь чего-то нового, большего или просто другого. Сама по себе граффити культура довольно закрыта, здесь есть свои рамки и правила. И ты должен действовать в определенном формате. Все что выходит за этот формат осуждается участниками движения, и они говорят: «Все, ты уже не граффити-райтер». Здесь же на выставке почти все — эксперименты. Из классики, пожалуй, только две вот эти работы в начале экспозиции. Два автора, оба петербуржцы — Super и Aroe. Они, кстати, довольно часто в последнее время работают вместе, выступают и как кураторы, и как художники.

Работа первого более показательна, потому что она, если я правильно считываю посыл, иллюстрирует развитие формы: от тега — райтерской подписи — и троу-апа — простого закрашенного рисунка, который можно оставить, где угодно и быстро скрыться с места происшествия — к более сложной истории, стайлрайтингу — когда человек уже запаривается над формами, придумывает свои фишки, работает с тенями, объемом, более тщательно подбирает цвета.

Akue

Анатолий Акуе — один из самых именитых российских уличных художников, который уже давно является уличным лишь условно. Он перерос и улицу, и граффити, но какие-то характерные черты в его искусстве остались. Здесь вот, например, шрифтовые композиции соседствуют с почти классической абстракцией. А еще заметно восточное влияние, Акуе буддист, по-настоящему увлечен этой культурой, и довольно часто это можно заметить в его работах.

Sam

Я бы выделил эту инсталляцию. Это Саша Sam — у него на этикетке написано «Петербург», но на самом деле он из Петрозаводска. И меня это очень радует, когда ребята из регионов достигают чего-то, становятся известными, потому что в небольших городах граффити заниматься по-настоящему сложно. Здесь конкретно он классно миксует сразу несколько приемов, это и работа с пространством, и со шрифтом, здесь есть и настенная роспись, и холсты. Все хорошо композиционно размещено, и грамотно подобраны цвета.

Стас Добрый

Стас Добрый — один из моих любимчиков, он всегда использует очень наивные, простые формы, но они при этом четко бьют в цель: ясный посыл, минимум средств. Он большей частью работает на улице; это, пожалуй, одна из первых работ, которые я вижу в выставочном пространстве. Он до сих пор оставался немного в тени больших имен, таких как Акуе, Аске или Миша Мост, которых все знают и любят, но вообще он очень интересный и самобытный, и у него есть свой характерный стиль. Кроме того, он занимается анимацией, советую посмотреть его мультфильм «В моем рюкзачке».

0331C и Гриша

Женя Оззик и Гриша — два московских художника, они уже давно работают в дуэте, делают совместные выставки. То, что они здесь — респект куратору, потому что, как мне кажется, они очень неохотно идут на любые контакты, у них есть свое виденье, и работать они предпочитают на улице. Оззик, к слову, был одним из первых, кто возвел в культ оградную плиту ПО-02, —  этот типовой российский забор с фактурными шашечками, которым огораживают строительные площадки и разные промышленные территории. Одна из первых его выставок так и называлась — «Забор»: он тогда изготовил оградные плиты из фарфора и разместил на них граффити и просто надписи, послания. После были и другие эксперименты, например, они работают с камнем: высекали скульптуры или просто свои имена. А последнее их увлечение — сажа. Это своеобразный флешбэк — когда в парадной подростки рисуют копотью от спичек на потолке — вот здесь то же самое, только другие инструменты и масштаб. А конкретно эта работа еще и интерактивна: посетители могут эту сажу поскрести, оставить после себя какие-то знаки.

Кирилл Кто

Простейшая, но очень занятная история. Такие глаза на баннерной сетке вырезает Кирилл Кто, участник команды «ЗАЧЕМ». Вообще, это его постоянная борьба с баннерами и другими изменениями городского пространства. Он делает такие глаза, словно бы кто-то подсматривает за нами, но одновременно и прохожий через прорези этих глаз может увидеть, что происходит в это время со зданием.

Виталий Sy

Важная рекомендация от меня — обязательно подняться на второй этаж и посмотреть на скульптуры, они здесь весьма выразительны. Вот, например, Виталий Sy, он начал рисовать в Петербурге где-то в середине 2000-х, много рисовал на стенах в Автово, на Кировском заводе. Его работы уже тогда отличались безукоризненной техникой: правильные линии, очень умелый подбор цвета. Они всегда были яркие, и еще он предпочитал работать с образами. Граффити — это изначально шрифт, буквы, а он делал какие-то геометрические композиции. Потом он жил в арт-резиденции в Марокко и довольно много времени провел там в студийной работе над холстами. Специально для этой выставки сделал такую гигантскую скульптуру из фанеры; не уверен, что здесь есть какой-то скрытый смысл, но выглядит очень эффектно. По его словам, это вторая скульптура, предыдущую можно было увидеть на «Артмосфере» в Москве.

Luka

Стоит отметить и ассамбляж Алексея Луки. Здесь очевидно прослеживается связь с классическим искусством. Это уже даже не попытка райтера выйти за пределы уличного искусства, а работа вполне зрелого художника. Он не первопроходец, конечно, но по работе видно, что он и знаком с законами композиции, и с цветом отлично работает. Мне нравится взаимосвязь старого и нового, вот этих разных материалов и фактур: здесь и какая-то советская мебель, и простая фанера, все собрано нарочито небрежно, но смотрится очень гармонично, аккуратно, ничто глаз не режет.

Александр Жунев

Саша Жунев много сейчас работает со скотчем и делает такие необычные композиции. Здесь у него почему-то руки, но он также делал много портретов. И сама вот эта форма — вот эти металлические сетки — идеально для этой пиксельной техники подходят. Собственно, он работает и в других жанрах, скотч — это одно из его последних увлечений, а так он занимался аэрозольной живописью и с фасадными материалами работал, и с постерами, и с плакатами — на все руки мастер. При этом он не обладает никаким художественным образованием, не считает себя художником в классическом понимании этого слова, но вот при мне лично он как-то расписал фасад девятиэтажного дома эффектным башкирским пейзажем.


Фотографии: Михаил Вильчук / ЦВЗ «Манеж»