«Я ничего не знаю про театральные традиции»: Кто такая Евгения Сафонова Новое имя в молодом российском театре — наконец, женское

«Я ничего не знаю про театральные традиции»: Кто такая Евгения Сафонова

Четырехчасовой спектакль по роману Достоевского — не то, чего ждешь от актуального театра, но именно с этой работы началось признание Евгении Сафоновой. Это жесткая и почти бессюжетная версия «Братьев Карамазовых». Она совсем не похожа на провокативную интерпретацию Константина Богомолова или аккуратное прочтение классики, привычное для русского театра. Сафоновой вручили «Прорыв» — премию для молодых режиссеров, которая десять лет назад открыла главного российского минималиста Дмитрия Волкострелова, потом поддерживала его приятеля Семена Александровского, еще малоизвестного Максима Диденко и других ярких петербуржцев.

После «Братьев» Сафонова выпустила еще более формалистичную «Медею» в театре Ленсовета, объединив в одном спектакле сразу несколько прочтений греческого мифа — от Еврипида и Сенеки до Ларса фон Триера и Хайнера Мюллера. Сейчас она репетирует в Большом драматическом театре «Аустерлиц» Винфрида Георга Зебальда — главный художественный текст о послевоенном травматическом опыте, от которого до российского театра, казалось, как до Луны. Все это — оставаясь в статусе молодого, а главное, совсем неизвестного в Москве режиссера: показ «Братьев» на совместных гастролях «Прорыва» и театра «Приют комедианта» станет московским дебютом.

The Village поговорил с Сафоновой о том, что общего у Достоевского, Мамлеева и экологических проблем, о балансе между въедливой работой и доверием к бессознательному и, конечно, о театральных традициях.

«Медея», Театр имени Ленсовета

— Меня поразил разброс текстов-источников ваших спектаклей: от Достоевского и российской «новой драмы» до современной польской драматургии и специально под спектакль написанной пьесы про экологию «Лицо Земли». Мамлеева и Зебальда в российском театре до вас просто никто не ставил. Это сознательное решение не замыкаться на одном типе текстов — или на самом деле у всех них есть что-то общее?

— Я подхожу к выбору материала совершенно иррационально. Никогда не думала о том, что объединяет все эти очень разные тексты. Но если попытаться привести их к общему знаменателю, окажется, что они на разных уровнях осмысляют важнейшую проблему — проблему самоидентификации. Кто я? Что есть человек, что это за создание, каково его внутреннее измерение?

В каждом из текстов, с которыми я работала, эти вопросы артикулируются по-разному. У Дороты Масловской в «Румынах»: «Я никто, мне *** (конец)». У Достоевского в «Карамазовых»: «Я подлец или образ и подобие божие?» В свое время меня очень зацепила одна фраза Мамардашвили, которую мы все время повторяли на репетициях «Братьев»: «человек — это состояние усилия быть человеком». Или, как писал Борис Стругацкий: «Если человек не движется вперед, он не стоит на месте, а откатывается назад. Его тащит вниз Проклятая Свинья Жизни». Вот об этом я и пытаюсь размышлять из спектакля в спектакль.

 Давайте отдельно обсудим спектакль про экологию. В российском театре, кажется, просто нет еще одного человека, который способен серьезно и с пониманием говорить про, допустим, антропоцен. А как у вас сформировался интерес к этой теме?

— Спектакль «Лицо Земли», если задуматься, тоже про человека. Про состояние человеческого мышления, которое отражается на физическом, материальном уровне — в неуемном потреблении, алчности, консьюмеризме, неумении существовать в балансе.

На репетициях мы много говорили о том, что человек зря так переживает из-за того, как оставить след в истории. Об этом вовсе не стоит беспокоиться, потому что после каждого из нас остается материальный след из груд мусора. И я старалась выбрать из труппы Петербургского ТЮЗа артистов, способных включиться в эту тему. Хотя были прецеденты, когда актеры во время кастинга говорили, что это все пустая трата времени. Как, мол, в театре можно рассуждать об экологии... Но в результате все-таки сформировалась группа артистов, которым было интересно подумать о том, как человек влияет на мир, созданный 4,5 миллиарда лет назад и живущий по законам, с которыми мы сегодня входим в противоречие, возможно, фатальное.

«Лицо Земли», Театр юных зрителей им. А. А. Брянцева

— При всей широте тем есть ощущение, что метод работы у вас стабильный. Например, почти во всех рецензиях и интервью рассказывают, насколько непривычно медленно и вдумчиво вы работаете с актерами. Как строится этот процесс?

— Да, привычный для меня модус сочинения спектакля требует больше времени для репетиций, чем это принято сегодня. Мне неинтересно придумывать спектакль в голове, внедряя артистов в уже готовый замысел. Хотя, скажем, «Лицо Земли» было сделано именно так. Какие-то детали, конечно, менялись в процессе репетиций, но большая часть спектакля была придумана с драматургом и художником до первой встречи с актерами. Тогда я поняла, что мне такой способ не очень близок. Слишком мало в репетиционном процессе было зазоров для неожиданного, для импровизации, для каких-то инсайтов.

Поэтому я предпочитаю работать не с пьесами, а с прозой. Она оставляет больше пространства для маневров. Для меня очень важен фактор открытий в ходе репетиций — когда актер может бессознательно подсказать новый смысловой поворот или когда на процесс создания спектакля влияют жизненные ситуации, в которых я оказываюсь. Тогда я связываюсь с реальностью — и спектакль конструируется в русле жизненного потока. Конечно, очень тревожно, когда система спектакля совершенно непредсказуемым образом складывается сама собой. Ты каждый раз до конца не понимаешь, соберется ли спектакль, — потому что отсутствует фундамент готовой концепции, цельная система, на которую, конечно, проще опереться. Приходится каждый раз рисковать, тратится огромное количество нервных клеток, — но, в конце концов, при удачном стечении обстоятельств спектакль может удивить прежде всего тебя самого. Если это происходит, это всегда большая радость.

— Другая составляющая метода — сценография, скорее галерейная, чем театральная по эстетике. Интересно узнать о ваших визуальных референсах — и в театре, и за его пределами.

— Я предпочитаю говорить не о сценографии, а о чем-то более простом, прикладном — о пространстве спектакля. Это мета-пространство определяется произведением, с которым мы работаем. Художественным миром автора, его синтаксисом, языком, всем тем, чем заряжен тот или иной текст. Я никогда не думаю о сценографии как о чем-то самостоятельном, отвлеченном. У меня в лексиконе даже нет термина «декорация»: он используется только в технической документации на спектакль.

Когда в прошлом сезоне я ставила в петербургском Театре имени Ленсовета «Медею», то посмотрела тысячи референсов из опер, фильмов, балетов, драматических спектаклей, изучая, как в них решена сцена с убийством детей. Высший пилотаж — ход Андрия Жолдака в спектакле «Медея в городе» берлинского театра Volksbühne: героиня перемалывает тела детей в блендере и клеит с помощью получившегося фарша обои. Когда в следующей сцене она вновь оказывалась в этой комнате, от стен начинали доноситься голоса ее убитых детей. С этим решением невозможно конкурировать.

В какой-то момент я перебирала картинки в интернете, совершенно случайно увидела «Портрет сына художника» Поля Сезанна — и на меня снизошло озарение. Меня буквально загипнотизировал взгляд, которым сын художника смотрит на своего отца. Теперь я часто вижу именно этот кадр из спектакля в инстаграме у зрителей, эту сцену из спектакля публикуют в прессе. Но в процессе работы над спектаклем я ни секунды не думала о картинке — мне просто нужно было решить вполне конкретную проблему: как отразить в спектакле присутствие детей Медеи?

При этом для меня исключительно важны цвет, линия, форма. Меня может ломать от того, что задник повешен криво: я физически реагирую на визуальную дисгармонию. Я не мыслю картинками, как многие сегодняшние режиссеры, но в процессе спектакля всегда делаю мудборды. Создавая ленту из изображений, я в большинстве случаев не понимаю, зачем они мне нужны и чем они меня привлекают, но цвет, линия, форма лица, крой одежды, то, как выглядит какой-нибудь манжет, бессознательно на меня влияют. Потом эти впечатления формулируются в пространство, отвечающее произведению.

Я всегда сохраняю эту ленту изображений и обязательно выкладываю в нее финальный вариант пространства спектакля. Очень люблю смотреть, с чего я начинала и чем заканчиваю.

— Увидела у вас в фейсбуке впечатления от берлинского спектакля Women in Trouble Сьюзен Кеннеди. Можно сказать, что ваша эстетика чем-то напоминает ее спектакли?

— Можно, наверное, сказать, что автор Women in Trouble Сьюзен Кеннеди — мой любимый режиссер. Так получилось, что я видела почти все ее ключевые работы — мой любимый спектакль «Чистилище в Ингольштадте» и «Почему рехнулся господин Р.» в Мюнхене, «Орфея» для Рурской триеннале и «Женщин в беде» в Volksbühne. Кеннеди интересна мне, в первую очередь, совершенно неожиданным подходом к существованию артиста на сцене: она лишает его главного инструментария — мимики, пластики, голоса, так что единственное, что остается у актера, — это внутреннее включение, присутствие (в спектакле Women in Trouble актеры играют в латексных масках. — Прим. ред.).

Спектакли Кеннеди невероятно продуманные и смелые, причем смелость здесь не имеет ничего общего с тем, что у нас обычно называют эпатажем. Меня вдохновляет визуальная эстетика ее спектаклей — это художественный мир, завораживающий своей цельностью. На спектаклях Кеннеди я становлюсь тем наивным зрителем, который перестает что-либо анализировать.

На Women in Trouble с этой вращающейся по кругу декорацией, повторяющимися паттернами текста, абсолютно искусственными людьми я пережила ощущение полного погружения. Уже задним числом я поняла, что она говорит на тему, с которой в театре практически никто не работает: Women in Trouble — спектакль об онкологических больных, это одна из самых важных повесток в жизни, с которой сталкивается едва ли не каждый из нас. Возможность совместно отрефлексировать ее в театре невероятно важна сама по себе — с этой темой ты, как правило, остаешься один на один. Не думаю, что мне пришелся бы по душе спектакль, в котором об онкологии говорили бы языком документального театра. А у Кеннеди мне страшно понравилось, как она разрабатывает этот сюжет в абсолютно искусственной среде. Каждая сцена выглядит как законченная инсталляция — хоть сейчас выставляй в музее современного искусства.

— А верите ли вы в возможность театра-инсталляции — без актера или, например, с цифровым присутствием?

— Не верю. Даже если на планете выживут два человека, то, что возникнет между ними, будет театром, ведь театр — это коммуникация. Я уже говорила о том, что меня интересует человеческое сознание, мышление, а если его нет, то нет и театра. Я восхищаюсь работами Rimini Protokoll, которые прекрасно обходятся без актеров, но сама еще не доросла до такой художественной свободы. У меня очень классический, олдскульный взгляд на вещи: театр — это когда сталкиваются два человека.

«Братья», Государственный драматический театр «Приют комедианта»

— Ваш формалистский, условный и в то же время нескромно грандиозный по масштабу проблем подход выглядит свежо в российском театре. При этом у вас классическое образование, в начале 2010-х вы даже работали с Фокиным. Что в вашем театре — от русского психологического, а от каких театральных традиций вы сознательно избавляетесь?

— Про театральные традиции я ничего не знаю. Да, в 17 лет в Иркутске я поступила на режиссерский курс и, проходя обучение, заучивала наизусть фрагменты из «Зеркала сцены» Товстоногова, рассказывала на экзаменах про событийный ряд и идейно-тематический анализ — все это осталось где-то в подкорке. Но термины «действие», «событие», «сверхзадача» для меня почти ничего не значат. Иногда я даже сомневаюсь в своей профпригодности, потому что совершенно не оперирую этими понятиями.

Я работаю в полубессознательном состоянии — и бывает очень забавно читать про «выверенность и отточенность» моих спектаклей: процесс складывается совершенно иррационально, сумбурно, непоследовательно. В этом смысле непросто сталкиваться в работе с теми, кто считает себя носителями театральной традиции. Мне-то как раз важно умение человека перестроиться, способность перейти в другую систему координат, оказаться в ситуации незнания. Вместе с тем я вовсе не считаю, что делаю что-то авангардное: я знаю, что такое по-настоящему радикальный жест, и жалею, что пока не могу на него решиться.

— Одна из традиций в российском театре — до сих пор не исчерпанный скепсис в отношении женской режиссуры. Вы с ним сталкиваетесь? Как на вас влияет работа в поле, где женщин почти нет, — провоцирует работать с феминистской повесткой или, наоборот, никак не акцентироваться на этой проблеме?

— Ничего не понимаю про феминистскую повестку — я совершенно необразованный в этом смысле человек. Мне бы вообще не очень хотелось говорить о режиссуре в категориях мужского и женского — это какая-то условность, пережиток прошлого. Режиссура — одна из самых интеллектуальных профессий, и здесь предъявляются одинаковые требования и к мужчинам, и к женщинам.

Да, Россия по-прежнему остается во власти патриархальных представлений о мужских и женских профессиях. У нас очень инертное общество, и преодоление этих архаичных стереотипов — процесс, конечно, очень долгий и трудный. Но я никогда не сталкивалась с какими-то притеснениями, гендерными предубеждениями — встречала только поддержку и отношение на равных. Возможно, мне просто повезло.

Да, для того, чтобы тебя воспринимали на равных, приходится совершать в два-три-раза больше усилий, чем коллеги-мужчины. Но я отношусь к этому спокойно — это держит в тонусе, бодрит. Нужно делать только то, что делать невозможно. Тогда ты, пускай и миллиметровыми шагами, движешься вперед.


Фотографии: обложка, 3 — Марат Шахмаметьев / Государственный драматический театр «Приют комедианта», 1 — Юлия Смелкина / Театр имени Ленсовета, 2 — Оксана Васько / Театр юных зрителей им. А. А. Брянцева

Чтобы прочитать целиком, купите подписку. Она открывает сразу три издания

1
месяц
690 ₽
[12 €]
1
год
6900 ₽
[120 €]
Куда идут деньги подписчика

На связи The Village. Мы и есть «вайс на русском». Мы всегда им были, а теперь делаем наш интернет-журнал по подписке. Купите её, чтобы мы продолжали рассказывать вам эксклюзивные истории. Это не дороже, чем сходить в барбершоп.

The Village — это журнал про преодоление, травмы, протесты, панк, образ жизни, искупление и смелость оставаться собой. Эксцентричная журналистика про наших людей и для наших людей — где бы мы ни оказались теперь. Получайте регулярные дайджесты The Village по событиям в Москве, Петербурге, Тбилиси, Ереване, Белграде и других городах. Читайте наши репортажи, расследования и эксклюзивные свидетельства. Мир — есть все, что имеет место. Мы остаемся в нем с вами.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

11 театральных событий осени
11 театральных событий осени Попытки выжить в «Гоголь-центре», «Практике» и «Театре.doc», двухдневный спектакль в плацкарте и даже книга
11 театральных событий осени

11 театральных событий осени
Попытки выжить в «Гоголь-центре», «Практике» и «Театре.doc», двухдневный спектакль в плацкарте и даже книга

Чем важен новый хит театра «Практика»
Чем важен новый хит театра «Практика» На спектакль «Человек из Подольска Сережа очень тупой» еще до показов скупают все билеты — почему?
Чем важен новый хит театра «Практика»

Чем важен новый хит театра «Практика»
На спектакль «Человек из Подольска Сережа очень тупой» еще до показов скупают все билеты — почему?

«Мне важно осквернить идеи о мужском и женском»: Что нужно знать о режиссере Матиасе Умпьерресе
«Мне важно осквернить идеи о мужском и женском»: Что нужно знать о режиссере Матиасе Умпьерресе Его инсталляцию «Музей вымысла» покажут на фестивале «Территория»
«Мне важно осквернить идеи о мужском и женском»: Что нужно знать о режиссере Матиасе Умпьерресе

«Мне важно осквернить идеи о мужском и женском»: Что нужно знать о режиссере Матиасе Умпьерресе
Его инсталляцию «Музей вымысла» покажут на фестивале «Территория»

Потеря финансирования и провластная альтернатива: Что угрожает «Золотой маске»
Потеря финансирования и провластная альтернатива: Что угрожает «Золотой маске» The Village поговорил с театральными критиками и выяснил, что недоговаривают власти
Потеря финансирования и провластная альтернатива: Что угрожает «Золотой маске»

Потеря финансирования и провластная альтернатива: Что угрожает «Золотой маске»
The Village поговорил с театральными критиками и выяснил, что недоговаривают власти

Новое и лучшее

Добро пожаловать в мир инста-фотосессий из разрушенного Мариуполя. Зачем блогеры это делают?

Как бережно заканчивать секс

Как двое петербуржцев запустили грибную ферму в обычной квартире

В поисках «Дениса Чернухина» — самого одиозного z-поэта, автора «Словно хуй дроченый...»

От Жеглова до Голунова. Почему «Майор Гром» — это пропаганда?

Первая полоса

В Турции мощное землетрясение, оно затронуло даже Грузию и Армению. Что с жителями? Отменены ли рейсы в страну?

В Турции мощное землетрясение, оно затронуло даже Грузию и Армению. Что с жителями? Отменены ли рейсы в страну?

Петербургский лёд 13 лет убивал Милану Каштанову. И вот она умерла
Петербургский лёд 13 лет убивал Милану Каштанову. И вот она умерла Девушка хотела жить и любить, но 5 февраля 2010 года с крыши на Петроградке сбросили снег
Петербургский лёд 13 лет убивал Милану Каштанову. И вот она умерла

Петербургский лёд 13 лет убивал Милану Каштанову. И вот она умерла
Девушка хотела жить и любить, но 5 февраля 2010 года с крыши на Петроградке сбросили снег

☮️ О войне по воскресеньям. Выпуск 5 февраля

Пять минут — для самого важного, что случилось на войне за неделю

☮️ О войне по воскресеньям. Выпуск 5 февраля
Пять минут — для самого важного, что случилось на войне за неделю

В Тихвине за торговлю наркотиками задержали замглавы местной «Молодой гвардии Единой России». Так бывает?

В Тихвине за торговлю наркотиками задержали замглавы местной «Молодой гвардии Единой России». Так бывает?

Что делать в Стамбуле в феврале?
Что делать в Стамбуле в феврале? Балет, благотворительный стенд-ап и турецкий синти-поп с народными мотивами
Что делать в Стамбуле в феврале?

Что делать в Стамбуле в феврале?
Балет, благотворительный стенд-ап и турецкий синти-поп с народными мотивами

«Пособия по выживанию» в широком смысле: 8 книг для борьбы с хаосом
«Пособия по выживанию» в широком смысле: 8 книг для борьбы с хаосом Выбор «Подписных изданий»
«Пособия по выживанию» в широком смысле: 8 книг для борьбы с хаосом

«Пособия по выживанию» в широком смысле: 8 книг для борьбы с хаосом
Выбор «Подписных изданий»

Николай Овчинников слушает новый альбом группы «Каспийский груз» и разоблачает себя
Николай Овчинников слушает новый альбом группы «Каспийский груз» и разоблачает себя «Гвоздики не растут на асфальте — их туда положили»
Николай Овчинников слушает новый альбом группы «Каспийский груз» и разоблачает себя

Николай Овчинников слушает новый альбом группы «Каспийский груз» и разоблачает себя
«Гвоздики не растут на асфальте — их туда положили»

Почему кино в Ереване показывают не только в кинотеатрах
Почему кино в Ереване показывают не только в кинотеатрах Учимся искать места, где смотрят армянские доки, французскую классику, новинки с сабами и кинокомиксы
Почему кино в Ереване показывают не только в кинотеатрах

Почему кино в Ереване показывают не только в кинотеатрах
Учимся искать места, где смотрят армянские доки, французскую классику, новинки с сабами и кинокомиксы

77-летняя художница Осипова рисует картины против войны и до сих пор ходит на пикеты
77-летняя художница Осипова рисует картины против войны и до сих пор ходит на пикеты Но полиция в Петербурге все-таки взялась за неё. Почему она не боится?
77-летняя художница Осипова рисует картины против войны и до сих пор ходит на пикеты

77-летняя художница Осипова рисует картины против войны и до сих пор ходит на пикеты
Но полиция в Петербурге все-таки взялась за неё. Почему она не боится?

Компромисс или соучастие? Перечитываем «Чилийский ноктюрн» — повесть Роберто Боланьо про жизнь при диктатуре
Компромисс или соучастие? Перечитываем «Чилийский ноктюрн» — повесть Роберто Боланьо про жизнь при диктатуре Пытки и авангардный театр — все в одном подвале
Компромисс или соучастие? Перечитываем «Чилийский ноктюрн» — повесть Роберто Боланьо про жизнь при диктатуре

Компромисс или соучастие? Перечитываем «Чилийский ноктюрн» — повесть Роберто Боланьо про жизнь при диктатуре
Пытки и авангардный театр — все в одном подвале

Курс истории в вузах сильно изменится. О чём будут говорить со студентами? (Спойлер: о войне в Украине и плохом НАТО)

Курс истории в вузах сильно изменится. О чём будут говорить со студентами? (Спойлер: о войне в Украине и плохом НАТО)

«Гоголь-центр» в честь десятилетия запустил онлайн-платформу с записями спектаклей

«Продолжаем быть вместе, пусть пока виртуально»

«Гоголь-центр» в честь десятилетия запустил онлайн-платформу с записями спектаклей
«Продолжаем быть вместе, пусть пока виртуально»

Могут ли дикпики в личке или нюдсы в соцсетях привести к уголовке?

Могут ли дикпики в личке или нюдсы в соцсетях привести к уголовке?Верховный суд уточнил, что под статью о порно якобы подпадают и они

Могут ли дикпики в личке или нюдсы в соцсетях привести к уголовке?

Могут ли дикпики в личке или нюдсы в соцсетях привести к уголовке?
Верховный суд уточнил, что под статью о порно якобы подпадают и они

МВД потребовало от родственников экоактивиста Аршака Макичяна покинуть Россию за три дня. В чем дело?

«Это суд против всего нерусского населения России»

МВД потребовало от родственников экоактивиста Аршака Макичяна покинуть Россию за три дня. В чем дело?
«Это суд против всего нерусского населения России»

Что делать в Белграде в начале февраля?
Что делать в Белграде в начале февраля? Кинофестиваль о ментальном здоровье и концерт Mujuice
Что делать в Белграде в начале февраля?

Что делать в Белграде в начале февраля?
Кинофестиваль о ментальном здоровье и концерт Mujuice

Как устроен современный кинофестиваль? Рассказываем на примере «Сандэнса»
Как устроен современный кинофестиваль? Рассказываем на примере «Сандэнса» 9 главных трендов индустрии
Как устроен современный кинофестиваль? Рассказываем на примере «Сандэнса»

Как устроен современный кинофестиваль? Рассказываем на примере «Сандэнса»
9 главных трендов индустрии

Русский офицер Ефремов вернулся с войны в Украине — и уехал в Мексику. Теперь он рассказывает, как пытают пленных
Репаблик
Русский офицер Ефремов вернулся с войны в Украине — и уехал в Мексику. Теперь он рассказывает, как пытают пленных Откровенное интервью читайте на Republic
Русский офицер Ефремов вернулся с войны в Украине — и уехал в Мексику. Теперь он рассказывает, как пытают пленных
Репаблик

Русский офицер Ефремов вернулся с войны в Украине — и уехал в Мексику. Теперь он рассказывает, как пытают пленных
Откровенное интервью читайте на Republic

В парламенте Грузии опять заговорили об отмене безвизового режима для россиян

В парламенте Грузии опять заговорили об отмене безвизового режима для россиян

В России приостановили выдачу загранпаспортов нового образца. Опять. Когда она возобновится?

В России приостановили выдачу загранпаспортов нового образца. Опять. Когда она возобновится?

Что делать в Грузии в начале февраля?
Что делать в Грузии в начале февраля? Концерты, лекции и благотворительные ивенты
Что делать в Грузии в начале февраля?

Что делать в Грузии в начале февраля?
Концерты, лекции и благотворительные ивенты

Студент написал диплом нейросетью ChatGPT и рассказал об этом в твиттере. На него уже донесли. Что теперь сделает РГГУ?
эксклюзив
Студент написал диплом нейросетью ChatGPT и рассказал об этом в твиттере. На него уже донесли. Что теперь сделает РГГУ?
Студент написал диплом нейросетью ChatGPT и рассказал об этом в твиттере. На него уже донесли. Что теперь сделает РГГУ?
эксклюзив

Студент написал диплом нейросетью ChatGPT и рассказал об этом в твиттере. На него уже донесли. Что теперь сделает РГГУ?

Что делать в Ереване в начале февраля
Что делать в Ереване в начале февраля Помогать Карабаху, ходить на Оксимирона и смотреть Джармуша
Что делать в Ереване в начале февраля

Что делать в Ереване в начале февраля
Помогать Карабаху, ходить на Оксимирона и смотреть Джармуша

«Я не вижу смысла сортировать мусор во время войны»
«Я не вижу смысла сортировать мусор во время войны» Четыре истории жизни эко-сознательных людей после 24 февраля
«Я не вижу смысла сортировать мусор во время войны»

«Я не вижу смысла сортировать мусор во время войны»
Четыре истории жизни эко-сознательных людей после 24 февраля

В поисках «Дениса Чернухина» — самого одиозного z-поэта, автора «Словно хуй дроченый...»
В поисках «Дениса Чернухина» — самого одиозного z-поэта, автора «Словно хуй дроченый...» Реальный Чернухин хочет засудить тех, кто оклеветал его имя
В поисках «Дениса Чернухина» — самого одиозного z-поэта, автора «Словно хуй дроченый...»

В поисках «Дениса Чернухина» — самого одиозного z-поэта, автора «Словно хуй дроченый...»
Реальный Чернухин хочет засудить тех, кто оклеветал его имя

Силовики изымают антивоенные картины Елены Осиповой в петербургском офисе «Яблока»

Что происходит?

Силовики изымают антивоенные картины Елены Осиповой в петербургском офисе «Яблока»
Что происходит?

В Москве задержали и оштрафовали американку, которая гуляла с теленком по Красной площади. С кем останется животное?

В Москве задержали и оштрафовали американку, которая гуляла с теленком по Красной площади. С кем останется животное?

Что делать в Москве и Питере в начале февраля?
Что делать в Москве и Питере в начале февраля? Музыка времен оккупации и танцкружок для слабослышащих
Что делать в Москве и Питере в начале февраля?

Что делать в Москве и Питере в начале февраля?
Музыка времен оккупации и танцкружок для слабослышащих

Двое москвичей поддержали Украину в уличном опросе на тему войны. Теперь их проверяют на «дискредитацию»

Двое москвичей поддержали Украину в уличном опросе на тему войны. Теперь их проверяют на «дискредитацию»

В России отменяют концерты Инстасамки — этого добиваются общественники и Екатерина Мизулина. Чем им не угодила рэп-дива?

обновлено

В России отменяют концерты Инстасамки — этого добиваются общественники и Екатерина Мизулина. Чем им не угодила рэп-дива?

В краснодарском ресторане задержали супругов из-за того, что они обсуждали войну (!). Как такое возможно и что им грозит

В краснодарском ресторане задержали супругов из-за того, что они обсуждали войну (!). Как такое возможно и что им грозит

OnlyFans перестал открываться в России. Рассказываем, как сервис для взрослых с февраля пытается избавиться от россиян

обновлено

OnlyFans перестал открываться в России. Рассказываем, как сервис для взрослых с февраля пытается избавиться от россиян

Некоторые люди переезжают «по звездам» — это релокационная астрология. Да, серьезно

Некоторые люди переезжают «по звездам» — это релокационная астрология. Да, серьезноЧто это такое и кто вообще этим пользуется?!

Некоторые люди переезжают «по звездам» — это релокационная астрология. Да, серьезно

Некоторые люди переезжают «по звездам» — это релокационная астрология. Да, серьезно
Что это такое и кто вообще этим пользуется?!

Фут-фетишисты захватили «Авито». Женщины сталкиваются с домогательствами, когда просто хотят продать обувь
Фут-фетишисты захватили «Авито». Женщины сталкиваются с домогательствами, когда просто хотят продать обувь Мы провели эксперимент и убедились в этом сами
Фут-фетишисты захватили «Авито». Женщины сталкиваются с домогательствами, когда просто хотят продать обувь

Фут-фетишисты захватили «Авито». Женщины сталкиваются с домогательствами, когда просто хотят продать обувь
Мы провели эксперимент и убедились в этом сами

Куда исчезло российское кино о бандитах?
Куда исчезло российское кино о бандитах? «Брат», «Бумер» и «Бригада» вышли 20 лет назад — а что сейчас?
Куда исчезло российское кино о бандитах?

Куда исчезло российское кино о бандитах?
«Брат», «Бумер» и «Бригада» вышли 20 лет назад — а что сейчас?

Подросткам разрешили митинговать! Молодых людей собрали у здания МИД РФ перед приездом американского посла

Подросткам разрешили митинговать! Молодых людей собрали у здания МИД РФ перед приездом американского посла

«МИРный арт-протест». В Петербурге пройдет выставка плакатов 77-летней активистки Елены Осиповой

«МИРный арт-протест». В Петербурге пройдет выставка плакатов 77-летней активистки Елены Осиповой

Пропагандисты говорят, что заведения Тбилиси якобы тотально не пускают россиян. Объясняем, почему это не так
Пропагандисты говорят, что заведения Тбилиси якобы тотально не пускают россиян. Объясняем, почему это не так Вот реальный список мест, где есть ограничения
Пропагандисты говорят, что заведения Тбилиси якобы тотально не пускают россиян. Объясняем, почему это не так

Пропагандисты говорят, что заведения Тбилиси якобы тотально не пускают россиян. Объясняем, почему это не так
Вот реальный список мест, где есть ограничения

Генпрокуратура признала «Медузу»* нежелательной. Как продолжать читать издание и оставаться в безопасности? Разбираемся

Генпрокуратура признала «Медузу»* нежелательной. Как продолжать читать издание и оставаться в безопасности? Разбираемся

«Неправильный силовик»: Ради чего майор полиции уволился и стал оппозиционером?

«Неправильный силовик»: Ради чего майор полиции уволился и стал оппозиционером?Короткая история Олега Кашинцева

«Неправильный силовик»: Ради чего майор полиции уволился и стал оппозиционером?

«Неправильный силовик»: Ради чего майор полиции уволился и стал оппозиционером?
Короткая история Олега Кашинцева

☮️ О войне по воскресеньям. Выпуск 29 января

5 минут — для самого важного, что случилось на войне за неделю

☮️ О войне по воскресеньям. Выпуск 29 января
5 минут — для самого важного, что случилось на войне за неделю

Кабаре, бани и русский ресторан: каким был эмигрантский Стамбул 100 лет назад
Кабаре, бани и русский ресторан: каким был эмигрантский Стамбул 100 лет назад Рассказываем вместе с проектом «После России»
Кабаре, бани и русский ресторан: каким был эмигрантский Стамбул 100 лет назад

Кабаре, бани и русский ресторан: каким был эмигрантский Стамбул 100 лет назад
Рассказываем вместе с проектом «После России»

11 штрафных изоляторов. Перечитываем письма Алексея Навального из ШИЗО
11 штрафных изоляторов. Перечитываем письма Алексея Навального из ШИЗО «Дали 12 суток за то, что сказал слово „блядь“»
11 штрафных изоляторов. Перечитываем письма Алексея Навального из ШИЗО

11 штрафных изоляторов. Перечитываем письма Алексея Навального из ШИЗО
«Дали 12 суток за то, что сказал слово „блядь“»

«У меня совершенно не получаются антивоенные песни»
«У меня совершенно не получаются антивоенные песни» Евгений Федоров из Tequilajazzz — об эмиграции, протесте и говнарях
«У меня совершенно не получаются антивоенные песни»

«У меня совершенно не получаются антивоенные песни»
Евгений Федоров из Tequilajazzz — об эмиграции, протесте и говнарях

«20 дней в Мариуполе» — фильм, который нужно увидеть каждому
«20 дней в Мариуполе» — фильм, который нужно увидеть каждому «Моя голова отчаянно хочет это забыть, но камера не позволит»
«20 дней в Мариуполе» — фильм, который нужно увидеть каждому

«20 дней в Мариуполе» — фильм, который нужно увидеть каждому
«Моя голова отчаянно хочет это забыть, но камера не позволит»

9 альтернативных кофеен Стамбула
9 альтернативных кофеен Стамбула Где искать зерно от локальных обжарщиков, V60, кемекс, пуровер и веган-латте
9 альтернативных кофеен Стамбула

9 альтернативных кофеен Стамбула
Где искать зерно от локальных обжарщиков, V60, кемекс, пуровер и веган-латте

«Я не хочу и не могу шить вещи, в которых кого-то убьют»
«Я не хочу и не могу шить вещи, в которых кого-то убьют» Как детей со всей России принуждают работать на нужды фронта
«Я не хочу и не могу шить вещи, в которых кого-то убьют»

«Я не хочу и не могу шить вещи, в которых кого-то убьют»
Как детей со всей России принуждают работать на нужды фронта

Мы никогда не писали про Дашу Корейку. Теперь её хотят запретить
Мы никогда не писали про Дашу Корейку. Теперь её хотят запретить Исправляемся. История трансгендерной треш-блогерши, о которой все говорят
Мы никогда не писали про Дашу Корейку. Теперь её хотят запретить

Мы никогда не писали про Дашу Корейку. Теперь её хотят запретить
Исправляемся. История трансгендерной треш-блогерши, о которой все говорят

Как независимый театр переехал в Армению и что из этого вышло
Как независимый театр переехал в Армению и что из этого вышло История объединения «Хронотоп»
Как независимый театр переехал в Армению и что из этого вышло

Как независимый театр переехал в Армению и что из этого вышло
История объединения «Хронотоп»

Антивоенные протесты за рубежом ничего не меняют?

Антивоенные протесты за рубежом ничего не меняют?А зачем тогда уехавшие активисты митингуют? Давайте спросим их самих

Антивоенные протесты за рубежом ничего не меняют?

Антивоенные протесты за рубежом ничего не меняют?
А зачем тогда уехавшие активисты митингуют? Давайте спросим их самих

«Я не могу уехать сейчас»
«Я не могу уехать сейчас» Короткие истории обычных людей, которые хотели бы эмигрировать — но не делают этого
«Я не могу уехать сейчас»

«Я не могу уехать сейчас»
Короткие истории обычных людей, которые хотели бы эмигрировать — но не делают этого

Google, Twitter, Facebook сокращают тысячи сотрудников по всему миру
Google, Twitter, Facebook сокращают тысячи сотрудников по всему миру Айтишников заменят нейросетями? Пузырь лопнул? Рассуждает Лев Левченко
Google, Twitter, Facebook сокращают тысячи сотрудников по всему миру

Google, Twitter, Facebook сокращают тысячи сотрудников по всему миру
Айтишников заменят нейросетями? Пузырь лопнул? Рассуждает Лев Левченко

Как бережно заканчивать секс

Как бережно заканчивать сексВсе о практике afterса́rе, рассказывает Милана Логунова

Как бережно заканчивать секс

Как бережно заканчивать секс
Все о практике afterса́rе, рассказывает Милана Логунова

Суд ликвидировал Московскую Хельсинскую группу — старейшую правозащитную организацию России. За что?

Суд ликвидировал Московскую Хельсинскую группу — старейшую правозащитную организацию России. За что?

Московский музей снял с выставки картину из-за безобидного лозунга «Митьки никого не хотят победить». В чем дело?

Московский музей снял с выставки картину из-за безобидного лозунга «Митьки никого не хотят победить». В чем дело?

Техно-Ереван: Главные ночные клубы столицы Армении
Техно-Ереван: Главные ночные клубы столицы Армении От «Полиграфа» в здании старой типографии до сверхнового «Коридора»
Техно-Ереван: Главные ночные клубы столицы Армении

Техно-Ереван: Главные ночные клубы столицы Армении
От «Полиграфа» в здании старой типографии до сверхнового «Коридора»

В Москве за уклонение от армии задержали 16 граждан Армении. Кто эти мужчины и что им теперь грозит?

В Москве за уклонение от армии задержали 16 граждан Армении. Кто эти мужчины и что им теперь грозит?

«Спутник1985» закроет единственный магазин. Что будет с брендом уличной одежды дальше?

«Спутник1985» закроет единственный магазин. Что будет с брендом уличной одежды дальше?

Проректор духовной академии Петербурга искал по соцсетям геев и противников церкви среди студентов. Как про это узнали?

Проректор духовной академии Петербурга искал по соцсетям геев и противников церкви среди студентов. Как про это узнали?

Российских водителей хотят обязать бронировать дату и время пересечения границы. Почему сейчас?

Российских водителей хотят обязать бронировать дату и время пересечения границы. Почему сейчас?

Гид по рынкам Белграда
Гид по рынкам Белграда Знаменитые «Каленич» и «Байлони», модный маркет «Палилула», китайский рынок в Новом Белграде и крупнейший блошиный рынок Сербии
Гид по рынкам Белграда

Гид по рынкам Белграда
Знаменитые «Каленич» и «Байлони», модный маркет «Палилула», китайский рынок в Новом Белграде и крупнейший блошиный рынок Сербии