«Ты тепленький, начальник таких не любит» Люди с расстройствами аутистического спектра — о травле на работе, карьере и своем бизнесе

«Ты тепленький, начальник таких не любит»

Сегодня, 2 апреля, отмечается Всемирный день распространения информации о проблеме аутизма. У людей с расстройствами аутистического спектра (РАС) часто возникают проблемы при поиске работы. Они испытывают трудности в общении, поэтому многие устраиваются разнорабочими либо отказываются от инвалидности ради карьерного роста. The Village поговорил с такими людьми о том, как складываются у них отношения с коллегами, как они борются с предубеждениями и находят работу мечты.

Виктория

43 года, предпринимательница


«У меня не было друзей»

С самого детства у меня были проблемы с общением: я не могла смотреть в глаза и немного заикалась. В подростковом возрасте мои родители впервые обратились к психологу, но мне не диагностировали синдром Аспергера, а начали лечить от коммуникативного расстройства. Я ходила вместе с другими детьми в реабилитационный центр «Подросток» — это не особо помогло. В Советском Союзе было так: ты виноват, если отличаешься от сверстников и не умеешь общаться. Ты должен научиться быть нормальным, да и на аутизм меня тогда так и не проверили. У меня не было друзей. Мама отдавала меня во всевозможные кружки, а друзей у меня так и не появилось. Я задавалась вопросом: почему со мной никто не дружит?

Официального диагноза у меня нет до сих пор. Я боюсь, что, если мне диагностируют аутизм, я больше не смогу водить машину или мне откажут в гражданских правах. К моим словам будут относиться предвзято. До сих пор аутизм и шизофрения — это синонимы для многих людей.

После окончания школы мама сказала, что нужно выбирать профессию и что все пути открыты: я могу стать учительницей или медсестрой. Почему всего два пути, я так и не поняла. Мне хотелось поступить на швею, но мама сказала, что тогда я буду сидеть в 45-м ряду за 30-й машинкой, стану работягой и мужичкой. Я не хотела быть медсестрой. Но потом меня заинтересовала медицина катастроф. Спасатели в моих глазах — святые люди.

«На работе меня называли Альфа Центавра»

В итоге я отучилась на детскую медсестру. После выпуска меня распределили работать в психиатрическую больницу, хотя все мое обучение было связано с детьми. После медучилища медсестра — это заготовка для ложки. Я сразу предупредила коллектив, что у меня практически нет опыта работы. Спасибо санитарам, которые разрешали тренироваться и ставить им капельницы.

С самого начала ко мне начали относиться пренебрежительно: косо смотреть, говорить, что я необщительная и высокомерная. На работе мне сказали купить что-то вкусное из выпивки на застолье к Новому году, и я купила детское шампанское. Мне было непонятно, что коллеги имели в виду. После этого случая меня начали называть Альфа Центавра. Я понимала свои рабочие обязанности, но не понимала, что от меня хотят и как нужно общаться с коллегами в нерабочее время.

На работе меня всегда посылали поговорить с врачами или что-то принести, но я стояла и не понимала, что делать и куда идти. Вот когда концерт заканчивается, мы же знаем, что все должны встать и уйти не потому, что все устали, а потому, что он закончился. У меня этого понимания нет. Мне нужен четкий алгоритм действий. В один из дней мою маму пригласили прийти в больницу. Старшая медсестра сказала, что у меня недостаточная квалификация и есть некоторые ментальные отклонения. После разговора мама сказала мне, что нашу семью подозревают в алкоголизме. Коллеги уже не знали, как избавиться от меня и моей неуклюжести. После этого ко мне приставили человека, контролирующего каждое действие. Мне запрещали соприкасаться с лекарствами и делать уколы.

 Пищевая изоляция — это первое, что ты получаешь в статусе изгоя

В итоге меня отправили контролировать группу пациентов, посещавших трудотерапию. Уйти я никуда не могла: я три года должна была отработать. Я чувствовала, что теряю квалификацию. Через год я заполнила документ на перевод в терапевтическую реанимацию, отделение акушерства и гинекологии. Мое решение никто не оспаривал: сразу перевели в другую больницу, отдав документы в руки без необходимой двухнедельной отработки. Потом сказали, что в это отделение ссылают тех, кто неприятен коллективу. Они с радостью от меня избавились.

В терапевтической реанимации работать стало еще тяжелее: продолжились насмешки и унижения. Пищевая изоляция — это первое, что ты получаешь в статусе изгоя. Иногда я обедала с работницей, которая мне постоянно грубила. Каждый раз, когда я к ней обращалась, она отвечала: «Сколько можно тупить?» На смене меня обвинили в том, что я не объяснила пациентке, как правильно необходимо мыться перед сном. Я была в шоке. Эту пациентку даже не видела. Санитарка подставила меня перед руководством.

Это был перестроечный период. В больницах был дефицит медицинского оборудования. Шприцы замачивали в растворе хлорамина, и потом они куда-то пропадали. Эти шприцы сдавали в аптеку, наверное, чтобы избежать воровства. Вокруг происходила какая-то дичь. Воровали белье и разбавленный спирт, но крайней всегда оказывалась я. Меня обвинили в пропаже двух ампул но-шпы. По словам медицинского персонала, я колола их себе, чтобы добиться наркотического эффекта. Я до сих пор не понимаю, какого наркотического эффекта можно добиться от но-шпы. Вечером ампулы нашли. Извиняться тихо и без свидетелей пришла одна анестезистка. После этого меня начали обвинять в краже таблеток, шприцов и разведении спирта. Они стали меня выживать.

Хотя были и коллеги, с которыми я успела подружиться. В один из рабочих дней мне сделали замечание из-за униформы, и после этого я решила сшить себе самый красивый медицинский костюм. После этого некоторые врачи и медсестры просили меня шить для них. Эта работа много дала мне в плане личностного роста. Я считаю, что рождение детей и реанимационные процедуры — очень красивые и энергетически сильные моменты.

Но смены в больнице были тяжелыми. В предродовой палате на три кровати лежали девять прооперированных рожениц, за которыми требовался постоянный уход. За дополнительную работу никто не доплачивал. На мою жалобу руководство припомнило, что я разводила спирт и воровала больничный инвентарь, и после этого разговора меня сразу уволили. К тому моменту прошло три года необходимой отработки.

 Коллектив был пьющим, а я не употребляла алкоголь и чаще всего избегала пятничных застолий

После этого я устроилась в Госгортехнадзор специалистом производственно-технического отдела. Я вела реестр документов и печатала бланки лицензий. На новой работе ко мне начали придираться и штрафовать из-за дресс-кода. Работа в компании регламентировалась приказами. По словам руководства, я нарушила один из них. Мне с ним ознакомиться так и не дали. Начальница после моего увольнения сказала, что лучше хороший безработный, чем плохой чиновник.

Параллельно с работой в больнице я поступила на швею. После колледжа я устроилась на фабрику, где шила костюмы и платья. Швеи могут быть очень жестокими. Коллектив был пьющим, а я не употребляла алкоголь и чаще всего избегала пятничных застолий. Там меня не любили без повода, я молча сидела за машинкой и ни на что не реагировала. Когда шла мимо кабинета, то слышала, как меня обсуждают. У меня на тот момент уже появились друзья, которые меня не оскорбляли и хорошо ко мне относились. Тогда я поняла, что проблема не только во мне.

Я пыталась найти общий язык с коллегами и наладить отношения. В День святого Патрика решила угостить своих сослуживцев алкоголем, на что те отреагировали негативно, сказав, что я даже не соизволила объяснить, в честь чего праздник. После продолжительного давления я начала защищаться и давать отпор. Конфликтовали потом часто — я же не совсем овощ.

«Я работаю на себя»

Однажды в одном ресторане ко мне подошла девушка и спросила, умею ли я шить юбки. Оказалось, что им нужны шотландские килты. Так я попала в клуб любителей шотландской культуры. Оттуда и началось мое освобождение.

Я подружились с ней, и мы начали вместе ходить в походы. Для преодоления страха перед общением с людьми я выбрала ролевую игру, где с приятелями отыгрываю роль магических персонажей. На тот момент у нас не было культуры записываться к психоаналитикам, поэтому я свои проблемы решала через хоббитские игры — лучшая терапия в жизни. Возникновение проблемы в игровой форме тренирует навыки их решения в реальной жизни. Вокруг бегают всякие эльфы, и я могу совершить действие и посмотреть на результат сразу. Это не несет за собой серьезных последствий.

 На работе есть человек, заменяющий меня во время встреч, где требуется общение с новыми людьми

Сейчас я предпринимательница, у меня свой швейный цех. Я работаю на себя уже 11 лет. Мы начинали с одной швейной машинкой и комнаты без линолеума с лампочкой в подвале. Я сначала шила дома, потому что было тяжело общаться с людьми. В какой-то момент клиент сказал мне, что есть человек, который хочет, чтобы вышивали для него. Мы с ним встретились, и он сказал, что хочет вложиться в это дело — так и сработались.

На работе есть человек, заменяющий меня во время официальных встреч, где требуется общение с новыми людьми. Сопровождающий создает комфортную атмосферу для собеседника, а я в этот момент работаю молча. Без нее я не выхожу, потому что не понимаю, что нужно говорить людям.

Когда у тебя свое дело, ты строишь его сам, как дом. Всегда знаешь, как он будет расти. Ты — начало и конец своего дела. Это несравнимо ни с какой другой работой для меня. Я в нужный момент встретила важных людей, которые меня поддержали. В моей команде четыре швеи. С ними я общаюсь с помощью моей помощницы. Иногда я могу поговорить с ними сама, но мне приходится долго готовиться, прежде чем зайти и что-то сказать. На работе я швея, закройщик, вышивальщица, водитель, грузчик, уборщица — и все это я делаю с удовольствием.

Елена

42 года, дизайнер


«На работе я белая ворона»

В детстве я поняла, что сильно отличаюсь от сверстников. К семи годам я начала читать Советскую энциклопедию. Меня тянуло к этим книгам, которые лежали и пылились в огромных чехлах. Я сидела на диване и читала то, что мне было интересно и запоминала, а к десяти годам увлеклась механикой. У меня была хорошая память, и я быстро запоминала любую информацию. Вот такие у меня были увлечения — крайне специфичные для ребенка.

Мне всегда было тяжело общаться с детьми в школе. Мой первый друг появился в семь лет. В старших классах меня заинтересовала биология, я забросила все и начала заниматься только ею. Участвовала в краевых и районных олимпиадах. Тогда мечта стать вирусологом или генетиком была модной, а меня эта мысль пугала, я считала, что вносить свои коррективы в природу — опасно.

После школы я поступила на дизайнера-архитектора. Я искала работу по профессии и нашла вакансию в отделе маркетинга — дизайнер в пиццерию. Меня взяли, зарплата была хорошей. Директор был младше на четыре года, но он разговаривал со своими подчиненными матом в кабинете, делил нас всех на лохов и козлов.

Мне было тяжело влиться в коллектив из-за психологических особенностей: лишняя информация перегружала, и казалось, что все вещи на рабочем столе лежат не на тех местах. С директором никак не получалось найти общий язык. Я старалась разглядеть в нем хорошие черты, пыталась убедить себя, что он хороший товарищ, но у нас вообще не клеился диалог. Он только рот открывал — и я начинала замыкаться либо говорила не в тему, и он меня не понимал. Так продолжалось год.

 Коллега все поняла после одного случая, когда нужно было подсчитать анкетки: никто больше 200 не сделал, а я обработала несколько тысяч

Мне было трудно оставаться наедине с директором. Казалось, что мы разговариваем на разных языках: он раздражался и быстро закипал. Я ему не рассказывала, что у меня аутизм. Он думал, что я странная — из серии гонимые люди, а может, просто считал глупой.

Я никогда не говорила на работе, что у меня аутизм. Некоторые замечали, что я неразговорчива. На корпоративах я стояла особняком в сторонке, не рассказывала, что у меня происходит в жизни. Я всегда сильно выделялась — на работе я белая ворона. Одна коллега сразу поняла, что у меня аутизм. Оказалось, что она бывший психолог, всегда спокойно общалась со мной. То, что я аутист, поняла после одного случая, когда нужно было подсчитать анкетки: никто больше 200 не сделал, а я обработала несколько тысяч. Для меня рутинная работа — это отдых. Другая девушка из коллектива подошла и спросила: «А это правда, что у тебя Аспергер?»

Я заметила, что на работе странно шушукаются, и сразу почувствовала неладное. Я подумала, что нужно написать заявление на отпуск: зашла в папку с документами на рабочем компьютере, а там уже готовое объявление на поиск нового кандидата на мою должность. Я зову маркетолога и говорю: меня хотят уволить без предупреждения? Мне рассказали, что директор еще месяц назад дал задание найти замену, потому что он не может со мной разговаривать и ему бы хотелось лично давать подчиненным рабочие задачи. Он не мог со мной общаться, поэтому передавал задания через других людей. Я сказала коллеге, что нужно было раньше мне об этом сказать и что мне тоже было тяжело работать с ним. Они хотели тихонечко меня подменить.

«Слава богу, я дизайнер»

Сейчас у меня другой коллектив. Я работаю дизайнером в казино. В новом коллективе удивляются моему стилю работы: я сажусь, наливаю кофе, надеваю наушники и начинаю работать. В следующий раз я могу встать со стула через шесть часов. Все друзья немеют от моей концентрации. Я просто проваливаюсь и ничего не замечаю. Погружаюсь в работу как подводная лодка. Коллеги также замечают мою закрытость, но относятся ко мне более лояльно. Слава богу, я дизайнер, и это спасает меня. Все мои странности списывают на мою творческую личность.

Мои коллеги мне нравятся, я с ними болтаю в кабинете как могу. У каждого аутиста эмпатия проявляется по-разному: я очень чувствительна к настроению близких людей. Своих коллег я воспринимаю как членов семьи. Всех остальных я воспринимаю как движущиеся объекты — я иногда забываю, что это люди.

Я нисколько не жалею, что родилась такой. У меня довольно глубокая степень аутизма. Я могу не понимать какие-то вещи: однажды я вывихнула ногу и пришла домой, а мой парень стоит и улыбается. Я не могла понять, почему он улыбается, и мы поругались. Он хотел поддержать меня, но мне же больно! Я все рассматриваю с позиции логики, даже анекдоты и мультики. Там показывают падение — и все смеются, а я не понимаю, что в этом смешного. Иногда мне кажется, что мы нормальные, это вы какие-то странные. Также у меня есть тактильные нарушения. Я не могу есть мороженое на палочке и чувствовать на коже швы и этикетки от одежды. Я люблю ходить без нижнего белья, потому что одежда натирает — это очень неудобно. И у меня так с самого детства. Даже сейчас я сижу в пижаме шиворот-навыворот.

Павел

25 лет, редактор на радио


«Поставили диагноз, но мне не сказали»

Я узнал о своем диагнозе спустя 14 лет после его установления. Встретился однажды с другом, и в разговор вмешалась его родственница. Она сказала, что общаться со мной не нужно, потому что я всегда был придурком. Я очень разозлился и пришел к родителям, чтобы выяснить, почему меня с детства считают странным. Я решил поговорить с дедушкой. Он для меня самый близкий родственник, который умеет хранить тайны. Дедушка показал медицинское заключение, где было написано, что у меня аутистическое расстройство.

Еще до постановки диагноза моя мама подозревала, что у меня есть ментальное заболевание. Но она всячески отрицала это, говорила: «Мой сын не такой — он здоровый». В восемь лет я вместе с родственниками поехал в московскую клинику, где и поставили диагноз, но ничего мне не сказали. Туда меня привели бабушка, дедушка и тетя. Мама до сих пор и не знает, что у меня аутистическое расстройство. Я аккуратно спрашивал ее про мои проблемы в садике и школе. Она отвечала, что все мы бываем со странностями и что меня окружали плохие люди.

«Мужчины говорили, что я лох»

Я получил среднее специальное образование по профессии «наладчик станков профессионального управления». Потом решил попробовать подзаработать в салоне связи или официантом. Пытался устроиться мерчендайзером, кассиром, грузчиком и даже курьером. На собеседованиях меня воспринимали странно — из-за невнимательности, замкнутости и дефектов в речи. Работа предполагала общение с клиентами, поэтому мне часто отказывали.

В итоге я пошел работать на завод по производству специй. Коллектив не принял меня, и началась травля: постоянно хамили и скидывали лишнюю работу. Мужчины говорили, что я лох. Один рабочий мне прямо в глаза сказал, что я тепленький и начальник таких не любит. На мои слова неправильно реагировали. Однажды в раздевалке мужчина специально задел меня плечом и начал кричать. Я еле выскочил оттуда. Хорошо, что с собой был перцовый баллончик.

При разговоре с начальником я не мог посмотреть ему в глаза, он грубо потребовал смотреть на него, а не глазеть по сторонам. Я старался смотреть в лоб, чтобы было похоже на то, что я смотрю туда, куда надо. У меня глаза постоянно бегают в сторону. В итоге я уволился.

 Это самый позорный день: я без зубов, на меня все косо смотрят, но были люди, которые меня поддержали

Потом я устроился по знакомству на завод токарем. Сначала все складывалось нормально, но позже там стали устраивать дедовщину. Мне запрещали ходить в столовую на завтрак, пользоваться телефоном. Курить я должен был успевать за шесть минут. Я стал находить обходные пути, чтобы пробираться в столовую незаметно.

На меня стали морально давить и заставлять работать больше установленного времени. В открытую говорили, что я ненормальный, и оскорбляли матом. Я сказал им, что если будет продолжаться такое отношение, то соглашаться на дополнительную работу не буду. После этого коллеги начали натравливать на меня других работников и приставили ко мне человека. Он ходил за мной постоянно. Записывал, куда я пошел, какую работу сделал. Хотели меня запугать.

Я не выдержал и решил поговорить с начальником. Во время разговора я немного вспылил и плюнул рядом с ним. Он налетел на меня с кулаками, и мы начали драться. Он выбил мне два зуба. После драки начальник мне угрожал, предлагал разобраться со мной после работы. Я был в шоке и боялся, что драка может продолжиться на улице. Сразу пошел в отделение полиции, написал заявление и на следующий день вышел на работу.

Это самый позорный день: я без зубов, на меня все косо смотрят, но были люди, которые меня поддержали. Я им за это очень благодарен, хотя большинство стало на сторону руководителя. В начале смены меня позвали писать объяснительную и выслушать мою версию случившегося. Меня оклеветали приближенные начальника, говорили, что я зачинщик потасовки. Я им ответил, что написал заявление в полицию. Это их очень напугало.

Старшие коллеги по цеху стали распускать сплетни и давить на работников, чтобы они дали ложные показания, если начнутся разбирательства. Они говорили: «Зачем тебе все это, забери заявление, а мы тебе заплатим. Да и зачем вообще в полицию пошел? Не мог с нами разобраться?» Некоторые работники советовали довести дело до конца, но я согласился на моральную компенсацию и забрал заявление через несколько дней. После случившегося ко мне стали относиться уважительно, обещали дать четвертый разряд, но обещание не выполнили, а ситуация вновь стала накаляться. Однажды на смене коллега начал говорить, что на месте начальника избил бы меня за стеной завода: «Что с тобой не так? Тебя не устроило то, что ты х****о работаешь?»

«Я люблю выполнять работу идеально»

В итоге я уволился. Начальник после увольнения не хотел отдавать характеристику, и мне пришлось забирать документ через участкового. В характеристике мне часто пишут, что я замкнутый и бесконтактный работник. Потом я устроился на третью работу, токарем в Щелково. Первые дни я не разговаривал с людьми и вел себя отстраненно. Это вызывало меньше трудностей. Но однажды один из коллег стал говорить, что я неправильно работаю с техникой и плохо выполняю свои обязанности. В столовой работники начали прятать от меня общий чайник. За спиной обсуждали и говорили, что я какой-то пришибленный. Я пытался поговорить с ними, но это не особо помогло. Я не понимал, почему ко мне так плохо относятся.

 Из-за постоянной травли в коллективах и быстрого рабочего темпа я не могу сосредоточиться

Негативная атмосфера и шум раздражают меня, поэтому я абстрагируюсь и чаще всего прошу оставить меня наедине с собой. Мне нужно успокоиться. Я бываю вспыльчив. Сейчас я борюсь с этим. Я люблю выполнять работу идеально, но мне требуется больше времени для того, чтобы усвоить информацию. Из-за постоянной травли в коллективах и быстрого рабочего темпа я не могу сосредоточиться на поставленной задаче. Я медленно работаю, и до меня туго доходит. В норме может быть прописано, что нужно за месяц обучения освоить программу, но мне этого времени мало. С последней работы меня уволили, потому что я не справлялся с обязанностями. Я ушел на больничный, а когда вернулся, то мне сказали, что «нам больные не нужны». И меня уволили.

Сейчас мне 25 лет и я устроился на радио редактором музыкального плейлиста. А когда-то я хотел стать криминалистом. Еще подумываю над тем, как бы построить свой маленький бизнес, но для начала запишусь на борьбу — чтобы научиться защищать себя.

Изображения: Robu_sstock.adobe

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Особенные дети: что делать, если у ребенка аутизм
Особенные дети: что делать, если у ребенка аутизм И как с этим помогают в Нижнем Новгороде
Особенные дети: что делать, если у ребенка аутизм

Особенные дети: что делать, если у ребенка аутизм
И как с этим помогают в Нижнем Новгороде

Аутизм: Мифы и факты
Аутизм: Мифы и факты Что нужно знать о людях с расстройствами аутистического спектра
Аутизм: Мифы и факты

Аутизм: Мифы и факты
Что нужно знать о людях с расстройствами аутистического спектра

«У меня БАС — болезнь, из-за которой я могу двигать только глазами»
«У меня БАС — болезнь, из-за которой я могу двигать только глазами» Как учительница математики из-за болезни потеряла способность ходить и говорить, но нашла новую работу
«У меня БАС — болезнь, из-за которой я могу двигать только глазами»

«У меня БАС — болезнь, из-за которой я могу двигать только глазами»
Как учительница математики из-за болезни потеряла способность ходить и говорить, но нашла новую работу

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть?

Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну

«Я уехал зимовать в тропики»

Яхтсменка пропала на парусной тренировке в Подмосковье

Что покупать в коллекции Uniqlo +J?

Первая полоса

Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть?
Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть? Спектакли, выставки и онлайн-фестивали
Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть?

Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть?
Спектакли, выставки и онлайн-фестивали

Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну
Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну
Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну

Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну

«Я уехал зимовать в тропики»
«Я уехал зимовать в тропики» Сложно ли сейчас поехать на зимовку и сколько это стоит
«Я уехал зимовать в тропики»

«Я уехал зимовать в тропики»
Сложно ли сейчас поехать на зимовку и сколько это стоит

Яхтсменка пропала на парусной тренировке в Подмосковье

Спасатели ведут поиски

Яхтсменка пропала на парусной тренировке в Подмосковье
Спасатели ведут поиски

Что покупать в коллекции Uniqlo +J?
Что покупать в коллекции Uniqlo +J?
Что покупать в коллекции Uniqlo +J?

Что покупать в коллекции Uniqlo +J?

Еще немного удачной Паназии в Москве: Monkey Izakaya Bar на Большой Дмитровке
Еще немного удачной Паназии в Москве: Monkey Izakaya Bar на Большой Дмитровке
Еще немного удачной Паназии в Москве: Monkey Izakaya Bar на Большой Дмитровке

Еще немного удачной Паназии в Москве: Monkey Izakaya Bar на Большой Дмитровке

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской» Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше
«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше
«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»
Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters» Артем Макарский — о том, как изменилась певица
Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»
Артем Макарский — о том, как изменилась певица

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы
«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы Что слушать, читать и смотреть в эти выходные
«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы
Что слушать, читать и смотреть в эти выходные

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург
Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург Падающий Кремль и летающие мусорные баки
Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург
Падающий Кремль и летающие мусорные баки

Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?
Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?
Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?

Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?

Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella
Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella
Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella

Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella

Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет
Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет От Карпентера до Грина без инфаркта и валокордина
Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет

Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет
От Карпентера до Грина без инфаркта и валокордина

Полный гид по 6-й Уральской индустриальной биеннале

Полный гид по 6-й Уральской индустриальной биенналеЧто посмотреть в Екатеринбурге и городах Урала

Полный гид по 6-й Уральской индустриальной биеннале

Полный гид по 6-й Уральской индустриальной биеннале Что посмотреть в Екатеринбурге и городах Урала

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками
«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками «Вообще-то нас интересуют не только секс и наркотики»
«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками

«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками
«Вообще-то нас интересуют не только секс и наркотики»

5 рецептов сытных блюд из овощей
5 рецептов сытных блюд из овощей Печеная капуста, баклажан с пекорино, стейк из цветной капусты и другие горячие блюда
5 рецептов сытных блюд из овощей

5 рецептов сытных блюд из овощей
Печеная капуста, баклажан с пекорино, стейк из цветной капусты и другие горячие блюда

Подпишитесь на рассылку