24 мая, вторник
Санкт-Петербург
Войти

«Возле Храма-на-Крови я стою уже десять лет»: На что живут попрошайки в Екатеринбурге Как спать в люках, соблюдать гигиену и зарабатывать до пяти тысяч рублей в день

В рубрике «Личный счет» The Village продолжает разбираться, как представители разных профессий планируют свой бюджет. В новом выпуске — бездомный Виталик, который уже десять лет просит милостыню возле Храма-на-Крови. Виталик — старожил площадки возле храма, в праздники и теплые дни он зарабатывает до пяти тысяч рублей в день. Мы узнали историю Виталика и спросили его о том, где он ночует, чем питается и на что тратит деньги.

Текст: Саша Новикова

Профессия

Попрошайка

Доход

500-5 000 рублей в день


Траты

4 000 рублей

еда

7 000 рублей

алкоголь и сигареты

2 000 рублей

чай и кофе

2 000 рублей

одежда

1 500 рублей

баня

О прошлом

На улицах Екатеринбурга я оказался десять лет назад. Жил в Артемовском и рос в детдоме, после него шесть раз сидел в тюрьме — в основном за кражи. Последний срок — три года — отсидел за организацию нелегального бизнеса. Сначала мне дали условное, нужно было только ходить на отметку в УФСИН. Я появлялся там редко, но приносил инспектору шампанское, кофе и конфеты. Меня сгубила тупость: когда опера узнали о моей работе строителем и попросили сделать у них в квартирах ремонт, я решил, что не собираюсь работать на ментов — сел в тачку, послал их и уехал. Позже их начальник вызвал меня на разговор, после которого я оказался в камере.

Лиля — женщина, с которой я тогда жил, прибежала и давай реветь. Я тогда был одет как фраерок из Рио-де-Жанейро, в белых штанах. Попросил ее вещей грязных привезти, а то совсем не поняли бы в тюрьме. Меня поперли по этапу. Когда я откинулся, дверь мне открыла какая-то овца — новый мужик Лили. После разборок на кухне я пришел к нотариусу и обнаружил, что документы на квартиру они без моей подписи переоформили на Лилю. Судиться пытался, но денег на адвоката не было. Стал болтаться по блатхатам (притон в квартире, преимущественно обеспеченного хозяина с криминальными связями, — прим. ред.), снова пожульничал — и все по новой с тюрьмой. А когда откинулся, поехал Екатеринбург покорять. Что в этих районных центрах делать? Только бычишь, бычишь и бычишь.

О бродяжничестве

Возле Храма-на-Крови я стою уже десять лет. Я здесь один из старейших, есть еще Хоттабыч — ему 67, он на пенсии. Дележка территории есть везде, поэтому отдельные участки города неформально закреплены за отдельными бездомными. На Вознесенке одни стоят, на Куйбышева другие. Если сюда приходит кто-то «левый», приходится давать ему понять, что тот заблудился. Бывает, молодые просят пособирать на дорогу, почему-то обычно до Тюмени. А потом смотришь: сутки стоит, вторые стоит, а на третьи бухой приходит. Приходится спрашивать: «Ты уже уехал или уже приехал?» Сразу же все понимают. Иногда подходят идиоты и спрашивают: «На кого ты работаешь, кому платишь?» Мафии никакой нет, это уже не 90-е, когда с бомжей ходили налоги собирали. Я сам на себя бычу. Попробуй сам в сорок градусов постоять в кроссовках — я посмотрю, кому ты потом будешь за свое здоровье платить.

В холодное время спать приходится в люках или в подъездах, летом и на лавочках хорошо. Из подъездов выгоняют — жильцы следят и даже не дают погреться. Открытый люк раньше был в Литературном квартале, но «Водоканал» его заварил и штырями закрепил. Сейчас у меня остался открытый люк возле храма, но к Чемпионату мира по футболу его заварят. Моя бесплатная гостиница, где я часто ночевал — районное отделение полиции. Меня задерживали за попрошайничество и за пьянство, пытались выписать штрафы по двести или по семьсот рублей. Я всегда поражался и задавал вопрос: «Вы что, слабоумные? Если у меня прописки нет, вы штрафы на деревню бабушке будете отправлять?» Я настолько запарил их начальство постоянными визитами, что им запретили меня задерживать — вот уже больше года никто не трогает.

О доходах

Считается, что посетители храма должны давать милостыню. Если идешь к Богу о чем-то просить, почему просящему не дашь? Я крещеный и в Бога верю. Могу «Отче наш» рассказать — потому что я должен это знать, как и любой русский человек, считающий себя христианином. Место у Храма-на-Крови неплохое для работы, но с доходами раз на раз не приходится. Иногда кидают мелочь, но монеты 10 и 50 копеек сейчас уже мало где берут. Бывает, можно за день пять тысяч поднять — летом, в хорошую погоду, или в религиозные праздники. Куличами и яйцами угощают, берем все — бедолаг-то много. Есть поговорка такая: «Дают — бери, бьют — беги». Много денег дают туристы, но раньше было лучше — делились марками, евро, долларами, а сейчас в город приезжают одни узкоглазые.

Существуют различные реабилитационные центры, которые помогают устроиться на работу. Но какой из меня работник, если после того, как однажды меня избили, один глаз у меня совсем не видит, а у другого — минус 4? Раньше я был сварщиком, а по вечерам подрабатывал и делал в квартирах евроремонт. Клянусь: если бы видел и сейчас и не спотыкался бы с палочкой, я бы на стройке шлакоблоки таскал, штукатурил и малярничал.

О расходах

Деньги уходят в первую очередь на то, чтобы выпить и покурить — трезвым стоять западло. Питаюсь в основном «Дошираком» — завариваю в киосках, где кипяток наливают бесплатно. Раньше рядом была дешевая «Новая столовая», где на пятьдесят рублей можно было взять и первое, и второе, и хлеб с компотом. Сейчас ее закрыли. Вы меня в «Космосе» хотели накормить — знаете, какие там цены бешеные? Какая-то котлетка сто с лишним стоит, суп — потыкать ложкой, да водичку похлебать — около семидесяти. Есть бесплатная столовая для бичей на Пехоте, но мне туда далеко — один раз в жизни всего был. Кормят там, вроде, нормально: столы накрывают, рассаживают, первое-второе. Есть благотворительный автобус, который три раза в неделю по вечерам приезжает кормить бездомных на вокзал, но туда я тоже не хожу.

Трусы, носки тоже сам покупаю. Есть магазины «Все по 39», есть «Fix Price» — пару можно купить за 39 или за 55 рублей. Со шмотками сейчас напряг — раньше люди приносили лишнюю одежду в храм, нам всегда выдавали футболки, куртки и самое необходимое. В куртке с храма всю зиму проходил, правда, под ней два свитера, трико непродуваемое, лосины. В этом году мне подогнали прорезиненные сапоги из оленьей шкуры из Якутии. Вещи хранить негде — оставляю где придется, но крыс хватает, воруют везде.

На Куйбышева есть бесплатная социальная баня для бомжей, но талончики туда выдают только раз в месяц. Но это что — раз в месяц мыться? Нафиг мне тогда эти талоны нужны? Чтобы не разило, несколько раз в неделю я хожу в обычную баню за наличку, за раз отдаю 182 рубля. А грязный я такой, потому что сплю на улице — упаду где-нибудь под елочкой, и нормально.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Бездомные, которым удалось выбраться с улицы
Бездомные, которым удалось выбраться с улицы Экскурсовод, писатель и ландшафтный дизайнер рассказывают, каково это — оказаться без дома
Бездомные, которым удалось выбраться с улицы

Бездомные, которым удалось выбраться с улицы
Экскурсовод, писатель и ландшафтный дизайнер рассказывают, каково это — оказаться без дома

Как я кормила бездомных
Как я кормила бездомных Корреспондент The Village — о молодых екатеринбуржцах, открывших благотворительную столовую
Как я кормила бездомных

Как я кормила бездомных
Корреспондент The Village — о молодых екатеринбуржцах, открывших благотворительную столовую

Ловец покемонов — о храмах и набережной Екатеринбурга
Ловец покемонов — о храмах и набережной Екатеринбурга Руслан Соколовский в Зале свободы
Ловец покемонов — о храмах и набережной Екатеринбурга

Ловец покемонов — о храмах и набережной Екатеринбурга
Руслан Соколовский в Зале свободы

На что живут шаурмисты в Екатеринбурге
На что живут шаурмисты в Екатеринбурге Мужчина, который променял службу в уголовном розыске на киоск с шаурмой, рассказывает The Village о своих доходах и расходах
На что живут шаурмисты в Екатеринбурге

На что живут шаурмисты в Екатеринбурге
Мужчина, который променял службу в уголовном розыске на киоск с шаурмой, рассказывает The Village о своих доходах и расходах

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Первая полоса

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Подпишитесь на рассылку