7 июля, четверг
Москва
Войти

«Своих гостей мы угощаем рыбьим кормом»: Как семья из Екатеринбурга выращивает фермерскую форель Что общего у форели и фламинго и как вырастить настоящую уральскую рыбу даже из французских икринок

«Своих гостей мы угощаем рыбьим кормом»: Как семья из Екатеринбурга выращивает фермерскую форель

В рубрике «Индустрия» о своем опыте рассказывает Екатерина Сбоева, семья которой в 2011 году создала в 135 километрах от Екатеринбурга форелевую ферму «РыбаLove». По специальности Екатерина — рекламист, но несколько лет назад она приняла решение уволиться из агентства и занялась разведением рыбы. Мы встретились с совладелицей фермы и попросили рассказать, почему родители устроили ей самое настоящее собеседование, прежде чем взять на работу, как всего один пост в Facebook помог запустить большой бизнес и сколько лет должно пройти, прежде чем из икринки вырастет 700-граммовая рыба.

Рыба нулевых

Мой отец всегда любил рыбачить. Раньше он занимался фармацевтическим бизнесом, но всегда мечтал превратить хобби в дело своей жизни, которое будет приносить доход. В 2004 году он открыл культурно-рыболовное хозяйство (КРХ) на озере Кутырь, что в 60 километрах от Екатеринбурга.

В те годы все было просто. Государство относилось лояльно к желающим арендовать землю и привести ее в порядок. Взамен люди получали возможность зарыблять водоемы и зарабатывать на продаже путевок на рыбалку. Спустя какое-то время даже могли выкупить землю в собственность. Наша семья построила беседки, закупила на рыбхозах карпа и карася и выпустил в озеро. Но позже появились проблемы.

Аудитория делилась на два типа людей, желания которых не совпадали. Одни хотели рыбачить, но не были готовы за это платить. Гости возмущались: «Почему мы должны отдавать вам деньги, если ничего и не поймали?». Другие хотели превратить КРХ в развлекательный комплекс с саунами и караоке, но это убило бы всю романтику. Также оказалось, что в деревне сложно найти людей, которые не пьют и не воруют. Поэтому кое-как КРХ проработало до 2011 года, а затем мы его продали.

Вторая попытка

Отец не терял надежды связать жизнь с рыбным делом и продолжал следить за торгами. Однажды он узнал, что проводится аукцион на реку Куба под Михайловском, решил поучаствовать и выиграл. Когда приехал смотреть место, понял: рыбалки там быть не может. Зато холодная чистая вода идеально подходила для разведения форели. Нанял управляющего и запустил эксперимент.

В первые несколько лет он перепробовал четыре вида корма для рыб и дважды потерял все стадо (3 000 голов или 300 000 рублей!). Первый раз из-за того, что покормил форель, когда температура была неподходящей (да, рыбе это важно), во второй раз порвалась сетка и рыба уплыла в реку.


Мы потеряли 3 000 форелей и 300 000 рублей, неправильно покормив рыбу


Самое интересное, что первые три года мы даже не знали о планах главы семьи. Как-то мы устроили семейный ужин, на котором приготовили рыбу, и в конце вечера он сказал, что вырастил форель сам. Родственники, конечно, были впечатлены. На следующий день позвонила тетя и сообщила, что рассказала об этом подруге, а она — своей, и теперь к пятнице отец должен выловить для них 20 килограммов свежей рыбы.

Мы не знали, как быстро и правильно организовать доставку. Нужно было обеспечить подходящую температуру (от -2 до +2 °C), поэтому мы сложили рыбу со льдом в пакеты, обклеили их малярным скотчем и подписали: «для Ирины». Продали форель по цене, близкой к себестоимости, клиенты были в восторге. Заработало сарафанное радио, которое не утихает до сих пор. К нам продолжают идти по личным рекомендациям друзей и знакомых.

Переломный пост на Facebook

В то время я помогала семье с продвижением, но большую часть времени тратила на работу в рекламном агентстве, параллельно мечтая о собственном бизнесе. После ухода из агентства я несколько раз пыталась открыть что-то свое. Вместе с родственницей занималась цветами, пробовала открыть кафе полезных завтраков, но ничего не выгорело.

Как-то я решила поделиться с подругами своими переживаниями: мол, не знаю, куда двигаться дальше. Они посмотрели на меня и сказали: «Кать, у тебя же есть рыба!». Забавно, но раньше я об этом даже не думала. Я вдохновилась и пришла к родителям со стратегией развития фермерской форели. Несмотря на то, что я их дочь, мне пришлось пройти настоящее собеседование.


Мои родители устроили мне настоящее собеседование, прежде чем взять на работу


Первым делом я сделала сайт и оформила страницы в соцсетях. Попросила друга из сферы диджитал-маркетинга помочь расширить аудиторию, и он связал меня с Арсением Камышевым — крутым специалистом по продвижению. Арсений вдохновился нашей историей и за себестоимость таргетинга опубликовал у себя в Facebook крутой пост о нашей ферме. Его репостнуло невероятное количество человек — около 150! Это был переломный момент, с тех пор наш бизнес начал расти.

Поел и перекрасился

Рыба плавает в реке в 24 садках. Ее вылавливают в ночь с четверга на пятницу и утром доставляют клиентам. Качество продукта определяет хороший корм из натуральных ингредиентов. Главная составляющая — криль, маленькие розовые рачки. Корм настолько хороший, что во время экскурсий на ферме мы предлагаем гостям его попробовать.

Далеко не все знают, что лососевые рыбы, вроде семги, горбуши и форели всегда рождаются с белым мясом. Они питаются крилем, а тот планктоном, который содержит астаксантин — каротиноид. Поэтому со временем они окрашиваются. То же происходит с фламинго, которые рождаются серыми.

Мы выращиваем форель трех размеров. S — это рыбы с белым мясом, в среднем 20-25 сантиметров в длину. Такую форель удобно есть порционно. М — красное мясо от 30 до 40 сантиметров. Это самый популярный размер. L — весом до трех килограммов — обычно нарасхват. Стоимость зависит от веса. Средняя цена за килограмм 690 рублей.

На ферме полный цикл производства — от икры до рыбы. Мы доим форель вручную — берем мамочек в период нереста и оплодотворяем. Правда, маточное стадо у нас небольшое, поэтому икру докупаем во Франции. Чтобы из икринки вырастить 700-граммовую рыбу, нужно три года. Представляете, сколько всего требуется спланировать! Как-то осенью на ферме остались только маленькие рыбки, и многие клиенты решили ее не брать.


Корм для рыб настолько хороший, что во время экскурсий на ферме мы предлагаем гостям его попробовать


70 % наших клиентов постоянные, 30 % каждый раз новые. Заказы принимаем только из Екатеринбурга и ближайших населенных пунктов. Мы получали запросы от ресторанов Москвы и Питера, но чтобы форель была свежей, ее нужно выловить и сразу доставить. Но возить ее каждый день мы не можем, доставка обходится слишком дорого. Пока нам проще работать с розницей.

Основная часть заказов поступает через сайт и WhatsApp. В среднем мы продаем по тонне форели в месяц. За прошлый год доставили клиентам 16 тонн. Выходить на масс-маркет пока не хотим. К высокой себестоимости готовы не все, а снижать цену за счет качества мы не собираемся.

Мы сотрудничаем с ресторанами Екатеринбурга. Нашу продукцию можно найти в «ЧаЩе» и «Агне». Очень любит фермерскую форель ресторатор Кирилл Шлаен (владеет ресторанами «Агонь», Carbonara, Double Grill & Bar, Sekta Organic Wine Bar, Pinzeria Bontempi, — Прим. ред.). Не так давно к нему приезжали гости из делового издания Forbes, и он угощал гостей нашей рыбой, рассказывая в это время, как правильно ее кормить и содержать.

Из мененджера в совладельца

За три года из менеджера я превратилась в совладельца. Теперь мы занимаемся бизнесом втроем. Я принимаю решения по вопросам маркетинга и продаж, отец отвечает за производство, мама — за бухгалтерию и финансы. Также у нас есть логист, а на ферме живет семья управляющего.

Конкурентов у нас нет, потому что все рыбные хозяйства работают на поток. Мне бы хотелось, чтобы в нашем сегменте появились другие компании, похожие на нас. Главное, чтобы они следили за качеством и не демпинговали. Бывает, что на рынок выходит компания, которая кормит рыбу плохим кормом, но из-за красивой упаковки люди не обращают на это внимание.

Однажды со мной случился факап, который многому меня научил. Клиент заказал у нас доставку, а на следующий день мы получили от него сообщение: «Посмотрите, все ли в порядке с рыбой?». Мы забрали форель на анализ, результаты оказались хорошими. Вот только весила она меньше, чем должна. Итогом стал гневный отзыв на «Флампе», который позже платформа удалила за клевету.

Тогда я поняла, что обязана разбираться даже в таких, казалось бы, мелочах работы с форелью. Я обратилась к эксперту в области животноводства, который рассказал мне о том, как устроена анатомия рыбы. Теперь я знаю, какого цвета должна быть здоровая печень и как выглядит хорошая икра.


Мне жаль, что у большинства фермеров нет такой дочки, как я


Сейчас мы сосредоточены на развитии. Участвуем в мастер-классах, проводим гастрономические ужины с ресторанами. Я рассказываю о форели, а шеф-повара о блюдах, которые из нее готовят. Летом мы проводим экскурсии на ферме. Встречаем гостей велком-обедом из ухи или окрошки, рассказываем, как содержать форель, и разрешаем гостям самим ловить рыбу. Улов готовим и подаем в виде стейков.

Я горжусь, что мы выращиваем рыбу, которую едим сами и можем рекомендовать близким. В будущем мне бы хотелось построить цех, чтобы в нем разделывать, упаковывать и коптить рыбу, готовить филе и стейки. Жаль, что у большинства фермеров нет такой дочки, как я — фермерских продуктов в ресторанах и магазинах могло бы быть больше.


фотографии: Яна Финн / «РыбаLove»

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Facebook

VK

Instagram

telegram

Twitter

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Как на Урале делают камамбер и валансе из молока французских коз
Как на Урале делают камамбер и валансе из молока французских коз «Козы, скорее, похожи на собак и постоянно требуют ласки»
Как на Урале делают камамбер и валансе из молока французских коз

Как на Урале делают камамбер и валансе из молока французских коз
«Козы, скорее, похожи на собак и постоянно требуют ласки»

«Улун — это не зеленый»: Как пьют чай в Екатеринбурге
«Улун — это не зеленый»: Как пьют чай в Екатеринбурге Почему каркаде — это не красный, улун — не зеленый, а пуэр не закапывают в землю
«Улун — это не зеленый»: Как пьют чай в Екатеринбурге

«Улун — это не зеленый»: Как пьют чай в Екатеринбурге
Почему каркаде — это не красный, улун — не зеленый, а пуэр не закапывают в землю

Bezmuki: Кто и зачем печет в Екатеринбурге торты из риса и отрубей
Bezmuki: Кто и зачем печет в Екатеринбурге торты из риса и отрубей Анастасия Талышкина — о разработке уникальных рецептов и шоке специалистов
Bezmuki: Кто и зачем печет в Екатеринбурге торты из риса и отрубей

Bezmuki: Кто и зачем печет в Екатеринбурге торты из риса и отрубей
Анастасия Талышкина — о разработке уникальных рецептов и шоке специалистов

Борьба кавы с просекко и наступление овощей: Каких гастрономических трендов ждать Екатеринбургу
Борьба кавы с просекко и наступление овощей: Каких гастрономических трендов ждать Екатеринбургу Исследователь и редактор Simple Wine News Анна Кукулина — о том, что пьют и едят в столицах
Борьба кавы с просекко и наступление овощей: Каких гастрономических трендов ждать Екатеринбургу

Борьба кавы с просекко и наступление овощей: Каких гастрономических трендов ждать Екатеринбургу
Исследователь и редактор Simple Wine News Анна Кукулина — о том, что пьют и едят в столицах

Тэги

Сюжет

Люди

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Идея была моя, но сделал это не я»

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

Сотрудники IKEA — о закрытии магазинов, своем будущем и домах без шведской мебели

«В ужасе, что могу остаться здесь навсегда»: За что в России судят олимпийскую чемпионку из США

Первая полоса

«Зачем вы сюда приехали? Мы вас звали?»: Три истории о беженцах и России

«Зачем вы сюда приехали? Мы вас звали?»: Три истории о беженцах и России

«Зачем вы сюда приехали? Мы вас звали?»: Три истории о беженцах и России

«Зачем вы сюда приехали? Мы вас звали?»: Три истории о беженцах и России

Черешневый суп, гаспачо с нектарином и горошкомоле: Недорогие сезонные рецепты июля
Черешневый суп, гаспачо с нектарином и горошкомоле: Недорогие сезонные рецепты июля
Черешневый суп, гаспачо с нектарином и горошкомоле: Недорогие сезонные рецепты июля

Черешневый суп, гаспачо с нектарином и горошкомоле: Недорогие сезонные рецепты июля

Все в порядке с янг эдалтом
Все в порядке с янг эдалтом Почему пора перестать критиковать литературу для «молодых взрослых»
Все в порядке с янг эдалтом

Все в порядке с янг эдалтом
Почему пора перестать критиковать литературу для «молодых взрослых»

«Русской рулетки с шаурмой в Тель-Авиве нет»
«Русской рулетки с шаурмой в Тель-Авиве нет» Ресторанный критик переезжает в Израиль
«Русской рулетки с шаурмой в Тель-Авиве нет»

«Русской рулетки с шаурмой в Тель-Авиве нет»
Ресторанный критик переезжает в Израиль

«В ужасе, что могу остаться здесь навсегда»: За что в России судят олимпийскую чемпионку из США
«В ужасе, что могу остаться здесь навсегда»: За что в России судят олимпийскую чемпионку из США
«В ужасе, что могу остаться здесь навсегда»: За что в России судят олимпийскую чемпионку из США

«В ужасе, что могу остаться здесь навсегда»: За что в России судят олимпийскую чемпионку из США

В Россию пришли новые штаммы коронавируса, их называют самыми заразными. Нас ждет новая волна?
В Россию пришли новые штаммы коронавируса, их называют самыми заразными. Нас ждет новая волна? Отвечает биолог Ольга Матвеева
В Россию пришли новые штаммы коронавируса, их называют самыми заразными. Нас ждет новая волна?

В Россию пришли новые штаммы коронавируса, их называют самыми заразными. Нас ждет новая волна?
Отвечает биолог Ольга Матвеева

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

Подпишитесь на рассылку