Денис Иванов: «Люди хотели водки с пельменями, а не латте-макиато» Владелец рамен-бара [KU:] — о настоящей японской кухне, Сибири и свином сале

Денис Иванов: «Люди хотели водки с пельменями, а не латте-макиато»

Ресторатора Дениса Иванова называют сибирским «Новиковым»: на его счету больше 30 успешных ресторанов в Новосибирске, а год назад бизнесмен открыл свой первый, ставший известным, проект в Москве — японский рамен-изакая-бар [KU:]. На прошлой неделе в столице открылся второй ресторан — теперь уже сети — [KU:], а в планах у Иванова еще несколько точек с раменом в городе. Мы поговорили с Денисом о русской гастрономии, о том, чем москвичам не угодила свинина и что такое японская кухня на самом деле.

Ресторан в Новосибирске и первая кофейня в аэропорту

— Вы начали свою карьеру ресторатора почти 20 лет назад. каким был тогда этот бизнес?

— Когда мы пришли в ресторанный бизнес, рынок был абсолютно пустой, но мне посчастливилось работать и учиться в Москве, поэтому я видел первые рестораны и Новикова, и Деллоса. Еще я благодарен судьбе, что мне удалось со студенчества много путешествовать: впервые я попал за границу в 19 лет, это была Япония. Потом я учился и в Америке, и в Таиланде, и в Куала-Лумпуре — может, прозвучит не очень скромно, но благодаря этому я гораздо лучше разбираюсь в мировой кухне, чем многие москвичи. Люди думают: «Ну, парень из Новосибирска приехал, колхозник какой-то, пытается нас, москвичей, учить жить». Но я на самом деле в этом смысле не с простым бэкграундом. Свой первый стейк тартар я попробовал в 20 лет в ресторане Le Normandie в Бангкоке — это был один из лучших ресторанов в Азии, поэтому вкусовые привычки, которые достаточно долго формируются, у меня уже тогда были правильные. И конечно, когда спустя 15−20 лет я начал заниматься ресторанами, мне было что сказать. В 2000 году я возглавил американскую ресторанную компанию New York Pizza, а в 2001 году мы открыли первый ресторан haute cuisine, где я был генеральным директором.

— это был первый ресторан такого плана в Новосибирске?

— Я думаю, это был первый такой ресторан за пределами Москвы в принципе. Не знаю, были ли в Питере подобные рестораны тогда, но если не брать в расчет две столицы, это совершенно точно был первый проект такого уровня. Перед открытием мы летали в Дубай на ресторанную выставку: покупали там ткани, везли посуду. Представьте себе: Сибирь, 2002 год, из каждой колонки орет «Владимирский централ», и все, что есть в городе, похоже на типичные советские кабаки. А тут открывается ресторан с посудой Bauscher, декантерами, фламбе и классическим меню.

Когда я придумывал этот ресторан, я почему-то представлял, что он должен называться как-то на французский манер, а-ля «Экзюпери». Интерьер получился очень классическим, старомодным, с деревянными панелями — и к нему хорошо подходило название «Гэтсби». Но поскольку ни Экзюпери, ни Фицжеральда никто не читал, владельцы предложили назвать ресторан «Фаворит». Я тогда сказал: «Ну, знаете, когда откроете свой ипподром, там и назовете ресторан „Фаворитом“». В результате мы сошлись на нейтральном таком названии — «Классика». На мой взгляд, оно, конечно, ужасное, но суть ресторана и наш подход отражало. Мы стали очень популярными: все, кто приезжал в Новосибирск, попадали в этот ресторан. Можно сказать, что «Классика» сделала меня известным ресторатором. После этого я уже начал заниматься своими проектами.

— Вы тогда поняли, что ресторанное дело — ваше?

— Нет, даже не так получалось. За всю жизнь я всего дважды менял место работы: пять лет я проработал в Coca-Cola, а потом почти четыре года — в New York Pizza. Ушел я, потому что понял, что меня сливают: появились новые люди, и я почувствовал, что пора уходить. Лично я всегда был уверен, что лучше быть наемным сотрудником в большой компании, чем вести собственный бизнес, а свое дело я открыл скорее по необходимости.

— Это как?

— Я занялся своим проектом, чтобы просто выжить. Я понимал, что скоро останусь без работы, и мне нужно было что-то делать. Я начал заниматься тем, что у меня получалось.

— Но это же очень большой риск. Первые проекты вы делали на свои деньги, а в ресторанном бизнесе два варианта развития событий: либо пан, либо пропал.

— В мультфильме «80 дней вокруг света» есть такая фраза: «Используй то, что под рукою, и не ищи себе другое» — и это всегда было моим принципом. У меня тогда завязалась дружба с командой аэропорта Толмачево, и они пригласили меня сделать какую-то точку общественного питания, как это тогда еще называлось. Я посмотрел на то, что было доступно на рынке, и согласился. Там я сделал свою первую кофейню: в этом году будет ровно 15 лет, как мы открыли свою первую точку, сейчас она называется «Чашка Кофе».

Поскольку я много путешествовал, фотографировал, много смотрел, я знал, как должны выглядеть приличные аэропортовские кофейни. Мы хотели сделать что-то подобное тому, что ты видишь, прилетая во Франкфурт, Барселону или Мадрид. В день открытия я сам встречал гостей, наблюдал за всем, контролировал работу бариста, тогда только появившихся как понятие. Это было первое место, где делали и латте-макиато, и лунго, и ристретто. И вот приходят первые посетители, смотрят на этот набор слов: латте, капучино — и я понимаю, что мы сделали что-то не то. Люди в 2003 году читали меню и переглядывались: они хотели водки с пельменями, а не макиато. Все приезжали в Новосибирск в командировки, пили до утра, а потом вылетали в таком состоянии в Москву. И нам, конечно, нужно было не латте-макиато варить, а подавать рассол. Промахнулись. Потом, конечно, меню скорректировали.


Люди в 2003 году читали меню и переглядывались: они хотели водки с пельменями, а не макиато


Открытие [KU:] и традиционная японская кухня

— Многие считают, что ваша карьера как московского ресторатора началась именно с [KU:], но на самом деле первым вашим проектом в Москве было Media Cafe на Рочдельской, хотя вы достаточно долго не хотели выходить за пределы Новосибирска.

— В основе любых передвижений, если смотреть с точки зрения перспектив, лежит экономика. Я был первым директором по организации питания на Олимпийских играх в Сочи, меня пригласили в оргкомитет: в сентябре 2009 года я вышел на работу, а в начале октября мне сказали, что мне предстоит заниматься проектом «Русский дом» в Ванкувере. Мы сделали там фантастический ресторан, из которого нам удалось создать практически кулинарный центр Зимних Олимпийских игр. В результате ко мне пришли успех и слава, но, главное, я понял, что я и моя команда делаем гастрономические и ресторанные проекты если не лучше, то точно не хуже именитых московских рестораторов. А через год после игр меня пригласили делать кафе в здании «Газпром-медиа».

— А почему после Media Cafe вы решили зайти на московский рынок именно с [KU:], совсем новым проектом, который вы раньше не делали и у которого нет аналога в Новосибирске?

— Потому что открыть [KU:] в Новосибирске было невозможно, он бы там не подошел: очень важно открыть ресторан в нужное время, в нужном месте, и мы всегда ориентируемся на аудиторию. Когда мы искали помещение в Москве под открытие пивного ресторана, нам предложили помещение в «Азимуте». Поскольку в Новосибирске «СибирьСибирь» расположена тоже в «Азимуте», собственник сказал, что хотел бы открыть в отеле не пивное место, а именно «СибирьСибирь». Ну, хозяин барин, и мы начали строить ресторан.

Рядом с ним появилось еще одно помещение небольшого размера, с видом на МИД и Садовое кольцо — очень современное пространство, которое мне понравилось. Мы приехали посмотреть его с Чизуко (жена Дениса Иванова — Прим. ред.) и решили, что тут надо делать японский бар: по формату и размеру помещение идеально подходило, а Чизуко мечтала о рамене.

Вообще рамен — это самое популярное блюдо в Японии. На втором месте, наверное, будет удон, потом карри — в общем, такие вещи, которые мы считаем нераспространенными. Это интересно, потому что мы всегда к японской кухне подходили с другой стороны: готовили то, что сами японцы не едят, и называли это именно японской кухней. Например, роллы «Калифорния» или «Филадельфия» — уже по самому названию понятно, что никакого отношения к Японии они не имеют. Японцы не едят суши каждый день, на самом деле они едят очень много углеводов, поэтому лапша у них на первом месте. В Москве живет огромная японская диаспора, и Чизуко со всеми общается — мы подумали, что в городе есть тысячи японцев, которые каждый день, просыпаясь, мечтают о рамене.


Когда открылся [KU:], один японец написал в своем блоге: «Ну вот, открылся первый японский ресторан в России»


— Они едят его даже на завтрак!

— Да, и после ужина, уже когда напьются, это традиционная такая вещь: после караоке или бара пойти на ночь глядя съесть тазик рамена. Когда [KU:] открылся, мы еще не успели приделать вывеску к фасаду, а через 40 минут у нас уже была полная посадка — и это в основном были японцы.

— Откуда они узнали про место?

— Сарафанное радио. У японцев очень замкнутый круг общения: если что-то где-то происходит, то все японцы знают об этом через полчаса. Когда открылся [KU:], один японец написал в своем блоге: «Ну вот, открылся первый японский ресторан в России». Настоящий японский, не такой, каким мы привыкли его видеть. Это именно демократичный формат рамена, который в Японии маленький, грязный, но мы его отшлифовали, совместив его с другим японским форматом, изакая-баром — такое место японских тапас и пинчос. Люди приходят туда после работы, чтобы выпить, и берут много маленьких закусок на компанию. Это не регламентированный ужин, где первое, второе и компот, а десяток разных маленьких блюд, и никто никого не ждет.

Свинина, которую не любят москвичи, и еда из Сибири

— Я знаю, что свиной бульон, на котором делается рамен, вызывал много недоумений у москвичей.

— Да, я очень этому удивился. Потому что во-первых, у нас в Сибири свинина — тоже основное мясо: пельмени, сало… И вдруг мы появляемся в Москве, приходят какие-то знакомые, которые не по религиозным соображениям кошерности или халяльности говорят, что свинину они не едят. Я спрашиваю: «Чем вам хрюшка не угодила?». А они отвечают, что считают свинину вредной. Для нас это было открытием, потому что в Японии свинина считается основой: например, в той же Окинаве, которую принято называть мировым центром долголетия, сало и свинину едят как основные продукты. Там даже почти не едят рыбу! У нас вообще по поводу Японии очень много стереотипов, которые не соответствуют реальности. Поэтому в начале в [KU:] была только свинина, потом мы поставили рамен на курином бульоне, затем — на овощном. Сейчас мы решили развести говядину и свинину по разным [KU:], поэтому на Большой Грузинской рамены будут только на основе говяжьего и куриного бульона, а свинину мы оставим на Смоленской.

— В [KU:] на Смоленской всегда сидит очень много японцев. Они приходят за аутентичным японским раменом?

— Да, и на Большой Грузинской будет так же. Говяжий бульон — это точно так же аутентично, раменов на самом деле так много, что в каждой префектуре, в каждом городе рамен делают по-своему.

— В [KU:] Чизуко выступает как бренд-шеф?

— Чизуко участвовала в какой-то мере почти во всех проектах. Она сама хорошо готовит, и надо сказать, что японцы в принципе хорошо готовят, у них есть вкус к еде. Я не раз слышал, что мишленовские повара, знаменитые шефы из Италии, говорили, что лучшую итальянскую кухню готовят японцы. В [KU:] мы все полностью придумываем вместе с Чизуко.

— Насколько сложно делать аутентичную японскую кухню в Москве?

— Смотря какую часть. Ту, что связано с мясом и рыбой — сложно. Вообще есть такая часть японской кухни, которая называется «кайсэки» — она похожа на французский классический ужин, где много подач. Вся суть кайсэки в том, что это сезонная локальная кухня: там нет понятия «сервиза», там каждый продукт соответствует определенному типу посуды. Что-то нужно подавать на дереве, что-то на камне, что-то в стекле, что-то на фарфоре… Сделать кайсэки здесь невозможно. А вот рамен — да.


Многие вещи, которые мы делаем в Сибири, тут казались бы простоватыми. Поэтому мы решили комбинировать


— При этом у вас изначально не получилось привезти в Москву меню новосибирской «СибирьСибири».

— Мы хотели, чтобы основа была такая же, но Москва все же по вкусам отличается от Новосибирска — вот даже начиная со свинины, как мы уже говорили. За 15 лет своей ресторанной деятельности я ни разу не слышал в Сибири жалобы на этот счет — у нас это не вопрос, он даже не поднимался никогда. И когда это стало такой больной темой в Москве, мы конечно поняли, что здесь своя специфика. Многие вещи, которые мы делаем в Сибири, тут казались бы простоватыми. Поэтому мы решили комбинировать. По сути у нас все равно осталось очень много сибирского: грибы мы возим из Сибири, пельмени делаем тоже по-своему — в Москве, на мой вкус, все-таки пельмени делать не умеют.

— Русская кухня вообще стала основным трендом в местной гастрономии за последний год. И все равно у нее есть две условные крайности, не считая Мухина, конечно: либо царская русская кухня, а-ля Пушкин, либо советское наследие.

— Я думаю, что наш подход отличается. Кажется, то ли Раппопорт, то ли Новиков спрашивали: что уникального в «СибирьСибири»? На этот вопрос как раз легко ответить: «Пушкин» — это старая, русско-французская, царская кухня, «Доктор Живаго» — исключительно советский вариант, Мухин — новая русская кухня, и так далее. Проблема всех этих ресторанов заключается в том, что они «или» — «или». А наш подход — как раз в том, что мы находимся где-то между этого всего. Почему это должно быть так или этак? Сибирская кухня многогранна, она даже корейскую кухню сейчас в себя включает. Поэтому мы не представляем сибирскую кухню на каком-то выделенном кусочке, а говорим: это просто лучшее из того, что мы можем готовить. Мы не берем какой-то один аспект, и в этом уникальность.

— Возвращаясь к аутентичности: вы сами по-японски говорите?

— Говорю. Я изучал японский в университете — собственно, так мы с Чизуко и познакомились: она приехала в Академгородок и стала преподавать язык, но потом наши отношения перешли в другую плоскость, поэтому репетитора из нее не вышло.

— А почему вы уже тогда выбрали японский?

— Я на самом деле поступал в институт, потому что хотел учить язык. Мне с детства импонировала Япония, я вырос в криминальном районе, где все дети занимались карате. Потом у меня был репетитор по английскому в школе, который был японистом, военным переводчиком, он показал мне первый иероглиф. Были еще разные произведения, которые мне очень нравились — например, Кобо Абэ, «Женщина в песках» — ну и, понятное дело, вся японская техника, магнитофоны — все это породило во мне любовь к этой стране. И уже по окончании школы мне хотелось двигаться в ту сторону, помимо того, что мне всегда казалось важным изучать языки. Я хотел попасть в МГИМО, но по принципу «If you cannot have the best, make the best of what you have» я понимал, что туда мне не попасть, а вот НГУ был вполне достижим, куда я и пошел.

— Последний вопрос: порог входа в ресторанный бизнес в Москве очень высокий, и в итоге получается так, что люди, которые хотят заниматься именно едой, редко могут это себе позволить, а рестораны открывают в основном те, кто в первую очередь хочет заниматься бизнесом.

— Это так. Во Франции, да и в Европе в целом, если ты хочешь открыть ресторан в Каннах или в Барселоне, тебе нужно купить лицензию у уже существующего ресторана. Потому что если ты будешь раздавать лицензии направо и налево, то остальные рестораны будут умирать — там это регулируется, как и в Америке. А у нас такого нет, зато у нас регулируется то, где нужно, наоборот, давать свободу. Я думаю, что в эпоху санкций и запретов нужно наоборот больше разрешать.

Share
3
скопировать ссылку

Читайте также:

[KU:] — рамен-изакая-бар на Смоленской
Место
[KU:] — рамен-изакая-бар на СмоленскойЭдамаме, кимчи и несколько видов рамена
[KU:] — рамен-изакая-бар на Смоленской
Место

[KU:] — рамен-изакая-бар на Смоленской Эдамаме, кимчи и несколько видов рамена

Глен Баллис: «В чем смысл продавать морковку за 120 рублей, а через месяц обанкротиться?»
Интервью
Глен Баллис: «В чем смысл продавать морковку за 120 рублей, а через месяц обанкротиться?»Австралийский шеф-повар — об эмбарго, Шишкине и последователях
Глен Баллис: «В чем смысл продавать морковку за 120 рублей, а через месяц обанкротиться?»
Интервью

Глен Баллис: «В чем смысл продавать морковку за 120 рублей, а через месяц обанкротиться?» Австралийский шеф-повар — об эмбарго, Шишкине и последователях

Дмитрий Зотов: «Открыл „Работу.ру“, вижу — вакансия шеф-повара»
Интервью
Дмитрий Зотов: «Открыл „Работу.ру“, вижу — вакансия шеф-повара»Бренд-шеф — о кулинарном училище, упрямстве и современной русской кухне
Дмитрий Зотов: «Открыл „Работу.ру“, вижу — вакансия шеф-повара»
Интервью

Дмитрий Зотов: «Открыл „Работу.ру“, вижу — вакансия шеф-повара» Бренд-шеф — о кулинарном училище, упрямстве и современной русской кухне

Как долго хранится открытое вино?
Съесть вопрос
Как долго хранится открытое вино?Что делать с недопитым вином и как хранить игристое
Как долго хранится открытое вино?
Съесть вопрос

Как долго хранится открытое вино? Что делать с недопитым вином и как хранить игристое

[KU:] — рамен-изакая-бар на Смоленской
Место
[KU:] — рамен-изакая-бар на СмоленскойЭдамаме, кимчи и несколько видов рамена
[KU:] — рамен-изакая-бар на Смоленской
Место

[KU:] — рамен-изакая-бар на Смоленской Эдамаме, кимчи и несколько видов рамена

Глен Баллис: «В чем смысл продавать морковку за 120 рублей, а через месяц обанкротиться?»
Интервью
Глен Баллис: «В чем смысл продавать морковку за 120 рублей, а через месяц обанкротиться?»Австралийский шеф-повар — об эмбарго, Шишкине и последователях
Глен Баллис: «В чем смысл продавать морковку за 120 рублей, а через месяц обанкротиться?»
Интервью

Глен Баллис: «В чем смысл продавать морковку за 120 рублей, а через месяц обанкротиться?» Австралийский шеф-повар — об эмбарго, Шишкине и последователях

Дмитрий Зотов: «Открыл „Работу.ру“, вижу — вакансия шеф-повара»
Интервью
Дмитрий Зотов: «Открыл „Работу.ру“, вижу — вакансия шеф-повара»Бренд-шеф — о кулинарном училище, упрямстве и современной русской кухне
Дмитрий Зотов: «Открыл „Работу.ру“, вижу — вакансия шеф-повара»
Интервью

Дмитрий Зотов: «Открыл „Работу.ру“, вижу — вакансия шеф-повара» Бренд-шеф — о кулинарном училище, упрямстве и современной русской кухне

Как долго хранится открытое вино?
Съесть вопрос
Как долго хранится открытое вино?Что делать с недопитым вином и как хранить игристое
Как долго хранится открытое вино?
Съесть вопрос

Как долго хранится открытое вино? Что делать с недопитым вином и как хранить игристое

Комментарии

3 комментария
Показать все

"с 1992 годом не перепутали случайно?"
Скорее всего нет: "ВЦ" вышел только в 1998 и до где-то 2001-02 года звучал реально отовсюду :)

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Прочее

Новое и лучшее

«Редкий Петербург»: Паблик о неочевидных городских достопримечательностях, который ведет преподаватель журфака СПбГУ

Где согреваться настойками: 9 московских рюмочных

Шиворот-навыворот: 10 вещей с воротничком

Тренировать баланс

Как работает студия Plant Me, где растения находят своих хозяев

Первая полоса

«Редкий Петербург»: Паблик о неочевидных городских достопримечательностях, который ведет преподаватель журфака СПбГУ
В закладки
«Редкий Петербург»: Паблик о неочевидных городских достопримечательностях, который ведет преподаватель журфака СПбГУ
«Редкий Петербург»: Паблик о неочевидных городских достопримечательностях, который ведет преподаватель журфака СПбГУ
В закладки

«Редкий Петербург»: Паблик о неочевидных городских достопримечательностях, который ведет преподаватель журфака СПбГУ

Где согреваться настойками: 9 московских рюмочных
Гид The Village
Где согреваться настойками: 9 московских рюмочных
Где согреваться настойками: 9 московских рюмочных
Гид The Village

Где согреваться настойками: 9 московских рюмочных

Шиворот-навыворот: 10 вещей с воротничком
Гид The Village
Шиворот-навыворот: 10 вещей с воротничком
Шиворот-навыворот: 10 вещей с воротничком
Гид The Village

Шиворот-навыворот: 10 вещей с воротничком

Тренировать баланс
Хорошая привычка
Тренировать балансЧтобы быть ловким и здоровым
Тренировать баланс
Хорошая привычка

Тренировать баланс Чтобы быть ловким и здоровым

Как работает студия Plant Me, где растения находят своих хозяев
Видео
Как работает студия Plant Me, где растения находят своих хозяевВ гостях у Оли Меркушевой
Как работает студия Plant Me, где растения находят своих хозяев
Видео

Как работает студия Plant Me, где растения находят своих хозяев В гостях у Оли Меркушевой

Яблочный сок «Ясная Поляна»
Продукты
Яблочный сок «Ясная Поляна»Сделанный родственником Льва Толстого
Яблочный сок «Ясная Поляна»
Продукты

Яблочный сок «Ясная Поляна» Сделанный родственником Льва Толстого

Зачем нужен ручной отпариватель
Промо
Зачем нужен ручной отпариватель И как его выбрать
Зачем нужен ручной отпариватель
Спецпроекты
Промо

Зачем нужен ручной отпариватель И как его выбрать

Микростудия с минималистичным интерьером на «Бауманской»
Квартира недели
Микростудия с минималистичным интерьером на «Бауманской» 24 квадратных метра и кровать на антресолях
Микростудия с минималистичным интерьером на «Бауманской»
Квартира недели

Микростудия с минималистичным интерьером на «Бауманской» 24 квадратных метра и кровать на антресолях

Фоторепортаж о том, как улица Рубинштейна должна была стать пешеходной
Фоторепортаж
Фоторепортаж о том, как улица Рубинштейна должна была стать пешеходнойИ не стала
Фоторепортаж о том, как улица Рубинштейна должна была стать пешеходной
Фоторепортаж

Фоторепортаж о том, как улица Рубинштейна должна была стать пешеходной И не стала

«Время живых машин»: Как ученые научились диагностировать рак с помощью наночастиц
Книга недели
«Время живых машин»: Как ученые научились диагностировать рак с помощью наночастиц
«Время живых машин»: Как ученые научились диагностировать рак с помощью наночастиц
Книга недели

«Время живых машин»: Как ученые научились диагностировать рак с помощью наночастиц

Самый умный город с самыми масштабными программами и самым большим катком
Гид The Village
Самый умный город с самыми масштабными программами и самым большим каткомВ чем собянинская Москва обогнала мир (по мнению мэра)
Самый умный город с самыми масштабными программами и самым большим катком
Гид The Village

Самый умный город с самыми масштабными программами и самым большим катком В чем собянинская Москва обогнала мир (по мнению мэра)

Было — стало: Как изменилась Москва при Собянине
Город
Было — стало: Как изменилась Москва при Собянине Средняя зарплата, количество митингующих и число храмов
Было — стало: Как изменилась Москва при Собянине
Город

Было — стало: Как изменилась Москва при Собянине Средняя зарплата, количество митингующих и число храмов

Как петербурженка запустила услугу по экологичному разбору квартир от хлама
Личный опыт
Как петербурженка запустила услугу по экологичному разбору квартир от хлама
Как петербурженка запустила услугу по экологичному разбору квартир от хлама
Личный опыт

Как петербурженка запустила услугу по экологичному разбору квартир от хлама

Новый клип «Ады»: Старый капитан запускает радиоуправляемый кораблик, а хор девушек гоняется за собакой
Премьера
Новый клип «Ады»: Старый капитан запускает радиоуправляемый кораблик, а хор девушек гоняется за собакойПремьера на The Village
Новый клип «Ады»: Старый капитан запускает радиоуправляемый кораблик, а хор девушек гоняется за собакой
Премьера

Новый клип «Ады»: Старый капитан запускает радиоуправляемый кораблик, а хор девушек гоняется за собакой Премьера на The Village

«Последняя капля»: Не лучший фильм Софии Копполы о дружбе взрослой дочери и пожилого отца
Фильмы недели
«Последняя капля»: Не лучший фильм Софии Копполы о дружбе взрослой дочери и пожилого отцаС 23 октября на Apple TV+
«Последняя капля»: Не лучший фильм Софии Копполы о дружбе взрослой дочери и пожилого отца
Фильмы недели

«Последняя капля»: Не лучший фильм Софии Копполы о дружбе взрослой дочери и пожилого отца С 23 октября на Apple TV+

Что скрывает «Внутри Лапенко»? Ищем в сериале отсылки к киноклассике
Сериалы
Что скрывает «Внутри Лапенко»? Ищем в сериале отсылки к киноклассике Тарантино, Дэвид Линч и «Бандитский Петербург»
Что скрывает «Внутри Лапенко»? Ищем в сериале отсылки к киноклассике
Сериалы

Что скрывает «Внутри Лапенко»? Ищем в сериале отсылки к киноклассике Тарантино, Дэвид Линч и «Бандитский Петербург»

7 спектаклей детского онлайн-фестиваля «Маршак»
Гид The Village
7 спектаклей детского онлайн-фестиваля «Маршак»Выбор куратора фестиваля
7 спектаклей детского онлайн-фестиваля «Маршак»
Гид The Village

7 спектаклей детского онлайн-фестиваля «Маршак» Выбор куратора фестиваля

Все по 300 рублей в «Зарядье», новый гастромаркет на Тишинке и бар-теплица на Кузнецком Мосту
Открытия недели
Все по 300 рублей в «Зарядье», новый гастромаркет на Тишинке и бар-теплица на Кузнецком Мосту
Все по 300 рублей в «Зарядье», новый гастромаркет на Тишинке и бар-теплица на Кузнецком Мосту
Открытия недели

Все по 300 рублей в «Зарядье», новый гастромаркет на Тишинке и бар-теплица на Кузнецком Мосту

«Третье место»: Как будет устроено общественное пространство в особняке Лопухиных-Нарышкиных в Петербурге
Общественные пространства
«Третье место»: Как будет устроено общественное пространство в особняке Лопухиных-Нарышкиных в Петербурге
«Третье место»: Как будет устроено общественное пространство в особняке Лопухиных-Нарышкиных в Петербурге
Общественные пространства

«Третье место»: Как будет устроено общественное пространство в особняке Лопухиных-Нарышкиных в Петербурге

Первый магазин & Other Stories в «Метрополисе»
Новое место
Первый магазин & Other Stories в «Метрополисе»
Первый магазин & Other Stories в «Метрополисе»
Новое место

Первый магазин & Other Stories в «Метрополисе»

Подпишитесь на рассылку