22 мая, воскресенье
Москва
Войти

«У вас что-то в кармане»: Москвичи, которые немножко крадут из магазинов, — о причинах воровства

«У вас что-то в кармане»: Москвичи, которые немножко крадут из магазинов, — о причинах воровства

Мы с детства знаем, что воровать — плохо. Но мелкое воровство, как правило, вызывает меньше осуждения, а украсть что-то недорогое типа шоколадки и вовсе кажется скорее странным, а не ужасным поступком. The Village поговорил с людьми, которые немножко воруют из магазинов, про причины такого поведения, страх быть пойманными, продуктах по скидке и отношение знакомых к воровству.

Дисклеймер: напоминаем, что за совершение кражи предусмотрена административная и уголовная ответственность.

Алексей

студент, 21 год


Ворует шоколад и мясо, чтобы порадовать знакомых

 С утра до вечера я нахожусь на учебе, и на работу просто нет времени. Его даже на учебу не всегда хватает. В финансовом плане помогают родители. Особо не хожу по кафе, не езжу на такси, но хватает на еду и комнату, которую я снимаю. Воровать я стал, потому что хотелось чего-то большего.

Я бросал курить и хотел чем-то заменить привычку. Стоял в очереди во «Вкусвилле» со своей девушкой и решил попробовать украсть медовую шоколадку за 100 рублей. Взял, отошел от кассы, положил в карман и вернулся. Девушка потом обрадовалась, даже назвала меня героем. Обычно я крал шоколад или мясо. Шоколад раздавал своим однокурсникам, но пара плиток до сих пор лежит в холодильнике. Еще воровал энергетики — хотел порадовать однокурсников, а вкусным мясом радовал себя. Правда, возникала проблема с готовкой, поэтому крал еще оливковое масло.

Чаще всего я заранее знал, что хочу украсть. Например, ягоды, потому что хочу вкусного. Но порой кражи случались спонтанно — видел, что нет охраны, и выносил что-то маленькое. Мне нравится радовать знакомых — получал от них похвалу, меня даже называли гением и шутили, что я могу вынести продукты из магазина, как одеяло из пододеяльника.

 Мне нравится радовать знакомых — получал от них похвалу, меня даже называли гением и шутили, что я могу вынести продукты из магазина, как одеяло из пододеяльника

Также желание своровать возникает из-за адреналина. В какой-то момент я перестал нервничать, так как крал уже много раз, и сохранял самообладание, но, с другой стороны, чем больше я это делал, тем больше процесс доставлял мне дискомфорт. Мне казалось, что, если украду, мне станет легче и лучше, но становилось только хуже и хуже. Я понимал, что поступаю плохо. И было очень стрессово от мысли, что меня могут поймать. Но остановиться трудно.

Сложно сказать, на сколько я суммарно украл. Много шоколада (как дорогого, так и обычного), много мраморной говядины. Наверное, за два месяца я украл на сумму 70 тысяч рублей, может быть, даже больше. Иногда воровство было способом борьбы со скукой или стрессом. Однажды я лежал на кровати — было скучно и плохо. Стало интересно, сколько я смогу вынести шоколада. Я гулял по городу, заходил в магазины, изучал, смотрят на меня или нет. Понять, подозревают тебя, когда ты заходишь, или нет, — важная часть кражи. В тот вечер я обошел пять магазинов и украл шоколада на 5 500 рублей.

У меня есть определенные правила: я не ворую у частных лиц или из маленьких магазинов. При этом я считал себя вором и клептоманом, хоть и пытался оправдываться. Переживал, что сумма украденного вычитается из зарплаты работников. Но знал, что, когда товары закупают, компании учитывают, что часть пропадет или их украдут. Поэтому стыд я особо не чувствовал — только когда ловят, и то не всегда.

 Я решительно пытаюсь бросить. Вечно везти не может

Попадался я около пяти раз. Первый раз внаглую взял пачку конфет, когда выходил из магазина. Кто-то увидел и закричал: «Молодой человек, остановитесь!» Я просто убежал. У меня тревожное расстройство, поэтому я постоянно думал, что меня найдут и поймают.

Однажды злой охранник меня остановил и сказал: «Ну-ка быстро вытаскивай все из карманов». Я сказал, что положу товары на место. Когда я все выложил, он проверил карманы и сказал, что в следующий раз вызовет полицию. К этой фразе я привык. Если бы охранники не были такими снисходительными, все было бы по-другому. Мне было страшно, что выпишут большой штраф или дадут уголовку. И я решил перестать красть.

Я решительно пытаюсь бросить. Я понимаю, что вечно везти не может. Порой я заходил в магазин и повторял в голове фразу «ничего не красть, ничего не красть, ничего не красть». В итоге все равно что-нибудь крал. После этих случаев я понял, что у меня серьезная проблема и я не контролирую себя.

Сейчас я захожу в магазин, стараясь держать руки в карманах и думать о том, что я не буду красть. Но все равно, когда иду по магазинам и смотрю на какой-то продукт, я мысленно кладу его глазами в карман — привычка.

Петр (имя изменено)

журналист, 25 лет


Ворует продукты с почти истекшим сроком годности из «Вкусвилла»

 Мне кажется, как и многие дети, я периодически что-то норовил стырить в магазине, но это сложно назвать воровством. Впервые по-настоящему я своровал, когда мне было 14 лет. Меня ужасно возмущало, что хорошая замазка стоила безумных денег, поэтому я приходил в книжный, покупал книги и ручки, а замазку всегда крал, потому что был не согласен с политикой ценообразования.

Какое-то время я жил в Лондоне, и мой бюджет был десять фунтов в день, чего часто не хватало, поэтому иногда я тоже крал. Мне тогда дядя дал почитать книгу «Больше Бена». Ее написали Спайкер и Собакка — чуваки из тусовки, которая сложилась вокруг бара «Серна» на Пятницкой в начале нулевых. Сами себя они называли подонками или «позолоченной молодежью». В книге два героя тоже уезжают в Лондон и описывают свой способ выживания. Их способ гораздо более криминальный, чем мой, потому что, помимо того, как красть из магазинов, они рассказывают, как обманывать банки, мобильные операторы, как они спали в сквотах и так далее. Но в целом книжка была созвучна моему настроению.

 Воровство —это веселое противодействие крупной, неэффективной и медленной системе

Вообще в воровстве есть элемент трикстерства и лихости. Можно вспомнить архетипических персонажей из сказок и фильмов вроде Хана Соло и Кота в сапогах — они же совершенно спокойно воруют и оказываются хорошими. Наверное, в этом есть элемент веселого противодействия крупной, неэффективной и медленной системе.

Я в основном брал продукты, которые могли испортиться, потому что в больших магазинах много таких продуктов выбрасывают. И даже сейчас я не то чтобы часто ворую — пару раз в месяц, но исключительно из «Вкусвиллов» выношу те продукты, которые выставлены на распродажу. Я их обычно забираю вечером, когда никто уже не купит. Мне кажется нечестным, что они не могут сделать больше скидку на эти продукты. Я бы их тогда покупал, а так их выбрасывают, и я не понимаю зачем. Лучше я заберу домой и съем или кому-то отдам. Иногда отдаю бездомным людям. Я знаю, что магазины обязаны уничтожать еду с истекшим сроком годности, и это полный бред.

 Отбирать у плохих не так уж и плохо

Вором я себя не считаю. Я рассказывал про свое увлечение многим людям и не очень его стесняюсь. Ведь продукты, которые я ворую, почти не имеют ценности. Я сравниваю себя с фриганами, просто беру продукты чуть-чуть раньше. Часто говорят: «Если вы хотите соврать, то нужно просто утаить часть правды». Поэтому если я что-то краду, то обязательно покупаю параллельно много продуктов.

Конечно, воровать плохо. Но, по-моему, все зависит от ситуации и от того, у кого ты воруешь. Ведь даже в детстве все встречали множество историй, где отбирать у плохих не так уж и плохо. Та же самая история с Робин Гудом рифмуется с левацкой идеей про то, что жрать богатых — прикольно. Если у корпорации, у которой ты воруешь, много ресурса и она этим ресурсом пользуется нерационально (условно производит сэндвичи, а они сгнивают), то почему бы не украсть. Не понимаю, почему плохо украсть у миллиардера какую-то сумму и потом потратить ее на благотворительность.

Никита

менеджер, 19 лет


Ворует конфеты, булочки и магнитики, чтобы не тратить деньги и потому, что магазины и сами не против

 Воровство — протяженный по времени процесс, и я ничего не крал разово на сумму больше 200 рублей, поэтому не могу даже примерно подсчитать, на сколько украл. Я краду из продуктовых магазинов или сувенирных ларьков только мелкие товары: булочку, конфеты или магнитик. На большую сумму я тоже точно никогда не украду — не позволяет внутренняя этика. Краду я стихийно и нечасто: раз в неделю или в пару недель. Сегодня был в «Пятерочке» и не вынес ничего, хотя пару дней назад взял сырок.

Я работаю на куче работ: в школе, в российских и европейских образовательных проектах, иногда преподаю математику студентам. Получаю в сумме достаточно, чтобы не воровать. У меня есть гипотеза, что желание украсть связано с общим нежеланием тратить деньги. Мне вообще кажется, что трата денег — это не очень хорошая вещь. Думаю, дело в моем воспитании. Иногда мне тяжело платить за некоторые услуги. Я могу заплатить за такси 100 рублей, но за 250 уже не поеду. С продуктами так же, но эта гипотеза не объясняет случаи, когда я ворую дешевые конфеты. Я не получаю от краж ни удовольствия, ни ощущения guilty pleasure, ни стыда — никаких эмоций. Ни предвкушения, ни послевкусия.

 Желание украсть связано с общим нежеланием тратить деньги

Так как воровство для меня вне этики, я не осуждаю себя и не понимаю, как к этому относиться — ну есть и есть. Воровство — плохое действие не из-за его моральной окрашенности, а потому, что оно невыгодно для системы. Поэтому я не выношу одежду, так как думаю, что нанесу слишком большой урон окружающей среде. А вот от пары конфет ничего не произойдет.

Если говорить на языке выгоды, то для магазина кража — это не плохой моральный поступок, это просто риск. Магазин понимает, что готов потерять 100 тысяч рублей на украденных и потерянных товарах. И если недостача у него больше этой суммы, тогда он ставит камеры, охрану и так далее. И недостач становится меньше. И если ты вообще можешь что-то вынести из магазина, то магазин, скорее всего, особо ничего не делает, чтобы это предотвратить. Некоторые магазины одежды не хотят, чтобы ты воровал, поэтому у них куча магнитов на вещах. Можно подумать, что существует негласный этический договор, но все равно на языке экономики (и мне, как человеку, который все это изучает, близка такая идея) это просто риск. Магазин его на себя принимает, а я его реализую.

 Магазин берёт на себя риск, а я его реализую

Обычно тебя ловят неожиданно. Подходит мужчина и говорит: «У вас что-то в кармане». Ты отнекиваешься и говоришь, что там пауэрбанк или телефон. Охранник говорит, что ему так не кажется и у них есть записи. При этом охранник же не может тебя трогать или задержать. Они тебе угрожают, что вызовут полицию, но ничего не мешает тебе в этот момент уйти. Обычно просят заплатить компенсацию и отпускают без полиции. Полиция — это, конечно, подстава, потому что штраф. Плюс я работаю в школе, и о моей статье сообщат директору.

Поэтому обычно я соглашаюсь на требования охранников и плачу, например, в четыре раза больше. Ну и забираю то, что хотел своровать. Когда ты воруешь часто, то расслаблен и момент поимки приносит много стресса. После него я первые дни побаиваюсь и совсем не хочу воровать. У меня такая же история с безбилетным проездом в общественном транспорте.

Кристина (имя изменено)

студентка, 17 лет


Ворует сладости ради экстрима

Больше всего я крала года два назад, потому что воровство — один из первых открытых мной способов получать адреналин, делать жизнь разнообразнее и интереснее. Как я украла в первый раз, не могу вспомнить, но подозреваю, что взяла нечто сладкое и маленькое.

В последнее время я краду тоже сладости, если вообще краду. Суть, конечно, не в том, что у меня не хватает денег, а в том, что хочу сладкого и экстремального. Я воровка и клептоманка, хотя раньше никогда себя так не называла. Обычно я говорю, что борюсь с капитализмом. Мне хочется, чтобы воровство помогло мне получше изучить себя и понять, почему я занималась этим раньше и иногда занимаюсь сейчас. Ну или хочется украсть себе красивый диван, как у Фрэнка Оушена, но это невыполнимо.

 Я стою и понимаю, что конкретно сейчас хочу разнообразить серые будни таким необычным действием

Обычно я захожу в магазин без мысли о воровстве. Кража — это решение, возникающее в момент оценки ситуации. Я стою и понимаю, что конкретно сейчас хочу разнообразить серые будни таким действием. Я чувствую себя шпионкой, когда краду. Проверяю, не смотрят ли на меня продавцы или покупатели, и засовываю товар в карман или сумку. Обычно я беру вещи, которые и так бы купила.

У выхода из магазина начинается самый интересный момент. Процесс прохода через металлоискатели, во время которого все решается — будет ли кто-то за тобой бегать по городу или ты спокойно пойдешь домой. Чаще всего происходит второй вариант. Как я выяснила за полтора года, металлоискатели в большинстве мест не работают, и поэтому никакого адреналина я не получаю.

 Металлоискатели в большинстве мест не работают, поэтому никакого адреналина я не получаю

Так что теперь я краду, только когда мне не хочется тратить на что-то деньги. Я решаю, что цена завышена и логичнее украсть, чем купить. Для меня теперь существует такая опция получения товара, как кража. Хотя я вижу нечто грустное в моем способе получать адреналин. С точки зрения законодательства то, что я делаю, — плохо. С другой стороны, «хорошо» становится «плохо», когда действие наносит вред человеку. Я не чувствую, что причиняю своими действиями вред. Если бы я крала из магазина, в котором работал знакомый охранник, мне было бы стыдно. Наверное, я не чувствую вину, потому что не вижу конкретного человека, которому наношу вред.

Я попадалась на воровстве, но это ничего не изменило. Каждый раз, совершая кражу, я прекрасно осознаю риски. Возможно, даже думаю о том, что хотела бы, чтобы меня поймали, потому что так ситуация явно бы стала интереснее.

Обложка: Gorodenkoff – stock.adobe.com

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Что воруют из ресторанов
Что воруют из ресторанов The Village рассказывает о том, какие ценные предметы пропадают из ресторанов
Что воруют из ресторанов

Что воруют из ресторанов
The Village рассказывает о том, какие ценные предметы пропадают из ресторанов

Современные толкинисты
Современные толкинисты Потратить 400 тысяч рублей на костюмы и построить ролевую семью
Современные толкинисты

Современные толкинисты
Потратить 400 тысяч рублей на костюмы и построить ролевую семью

Волонтеры, которые заменяют собой государство
Волонтеры, которые заменяют собой государство
Волонтеры, которые заменяют собой государство

Волонтеры, которые заменяют собой государство

Как проверить, есть ли у вас долги
Как проверить, есть ли у вас долги А также кто прописан в вашей квартире и пользуется вашей цифровой подписью
Как проверить, есть ли у вас долги

Как проверить, есть ли у вас долги
А также кто прописан в вашей квартире и пользуется вашей цифровой подписью

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

Хороший, плохой, русский

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Первая полоса

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России И что будет, если ее правда объявят
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
И что будет, если ее правда объявят

Подпишитесь на рассылку