В рубрике «Где ты работаешь» мы продолжаем рассказывать о знаковых нежилых зданиях Екатеринбурга. В новом выпуске — одна из старейших и крупнейших гостиниц города «Большой Урал» со сложной историей. Сегодня два корпуса здания возле площади Парижской Коммуны законсервированы — реконструкция не ведется, но попасть внутрь невозможно. В двух других корпусах с 2017 года вновь работает гостиница «Большой Урал», небольшое помещение внизу арендует бар. Прошлых арендаторов — ресторан японской кухни «Ем Сам» и Уральский минералогический музей Владимира Пелепенко — попросили покинуть здание из-за его аварийного состояния. Некоторые части фасадов затянуты защитной сеткой, но капитальный ремонт пока не планируется. The Village поговорил с сотрудниками гостиницы и с создателем музея о работе в здании «Большого Урала».

Гостиница «Большой Урал»

АДРЕС: Красноармейская, 1

ГОДЫ ПОСТРОЙКИ: 1930-1932

АРХИТЕКТОРЫ: В.И. Смирнов, С.Г. Захаров

СТИЛЬ: Конструктивизм

СТАТУС: Памятник архитектуры федерального значения

НАЗНАЧЕНИЕ: Гостиница

ПЛОЩАДЬ: 14 940, 5 кв. м.

НОМЕРНОЙ ФОНД: 160 номеров


Лариса Пискунова

кандидат философских наук, доцент УрФУ, куратор выставочных проектов об авангардной архитектуре Свердловска

В конце 1920-х годов власти СССР взяли курс на индустриализацию. Екатеринбург (с 1923 года — Свердловск, — прим. ред.) стал одним из ее центров. Новые грандиозные задачи требовали нового, комплексного подхода, реализуя который, уездный, купеческий город, обрел бы индустриальную мощь и столичный статус Уральской области. Тогда же коллектив местных архитекторов разработал проект «Большой Свердловск», особое внимание в котором, уделяли градостроительным решениям — особенно в центре города.

Архитектурные новации сосредоточились на площади Парижской коммуны. Авторы проекта видели ее композиционными доминантами так и не реализованный Большой синтетический театр и Дом промышленности. Границы задавал ансамбль из жилых городков, общественных и производственных сооружений: Городок Чекистов, Дом печати, клубы профсоюза строителей (ТЦ «Сити-центр» — прим. ред.), работников мукомольной промышленности (ДК имени Горького) и работников просвещения (Окружной дом офицеров), гостиница «Большой Урал».

Идея строительства «главной» гостиницы города была своеобразным ответом на требования и вызовы времени. В городе катастрофически не хватало жилья, как для приезжающих специалистов, так и для рабочих.

В 1930 году власти объявили конкурс на проект гостиничного комплекса в Свердловске. Лучшей признали планировочную концепцию известного московского архитектора Ивана Голосова. Но проектирование здания поручили местным архитекторам Смирнову и Захарову, предложившим более экономичный и менее помпезный вариант. 1931 году гостиницу построили, а в 1932 году ввели в эксплуатацию. Конструктивистская композиция здания преодолевала его монотонность и тяжеловесность, и отлично вписывала его в окружающий естественный ландшафт.

Перед началом Великой отечественной войны архитектор Моисей Рейшер существенно изменил фасад «Большого Урала». Снаружи появились лепные украшения, барельефы, скульптура и балюстрада лоджий и портика на крыше, по углам входной группы добавились вазоны. Благодаря этому изначально чистый конструктивистский проект обогатился декоративными элементами.

Галина Прохорова

заместитель управляющего


Меня пригласили на должность администратора в «Большой Урал» еще в 1992 году. С тех пор я успела поработать начальником отдела размещения, управляющим и заместителем коммерческого директора, теперь занимаю должность заместителя управляющего. Сейчас я занимаюсь в основном хозяйственной деятельностью предприятия: контролирую службу хаускипинга, слежу за закупкой оборудования для номеров, контролирую весь номерной фонд. Мой рабочий день длится с девяти до шести, но часто я прихожу пораньше — я очень свободна и живу рядом.

В гостинице много номеров разных категорий, они находятся в двух действующих блоках. В первом блоке располагаются номера, которые изначально были без удобств — с туалетом в конце коридора и душем на первом этаже. В 2010-2013 годах их перестроили под требования туроператоров, теперь на три номера приходится один санузел. Второй блок состоит из номеров, которые раньше считались люксами. Там есть современные люксы — отремонтированные, перестроенные в соответствии с новыми стандартами. Есть советские номера в стиле ретро, некоторые гости едут к нам ради них.


Из гостей мне запомнилась Эдита Пьеха — она останавливалась у нас в начале нулевых, жила в трехсотом номере, я лично формировала ей папочку с приветствием


Из гостей мне запомнилась Эдита Пьеха — она останавливалась у нас в начале нулевых, жила в трехсотом номере, я лично формировала ей папочку с приветствием. Еще я селила Жириновского с его командой, Пуговкина заселяла. Среди наших гостей есть замечательная француженка русского происхождения, которая еще с советских времен приезжает к нам два раза в год, и каждый раз живет ровно месяц. За столько лет мы с ней, конечно, подружились. Как-то я ее спросила: «Зинаида Григорьевна, вы почему к нам? В городе же теперь столько гостиниц европейского уровня, с номерами, соответствующими статусу гражданки Франции». А она ответила: «Нет, Европу мы и в Европе видели, а у этой гостиницы свое лицо, своя индивидуальность».

В здании сохранилось много аутентичного: холлы, арки, батареи. Где-то в проемах висят трехметровые портреты Ленина и Сталина, кое-где осталась оригинальная лепнина. Практически во всех коридорах исторический паркет, в номерах — метлахская плитка. Подвал — одно из самых богатых историей мест. Там до сих пор стоят котлы, которыми раньше отапливалось здание — их невозможно ни разобрать, ни вынести. Здесь же женщины вручную стирали белье на 620 мест. Кстати, именно в подвале «Большого Урала» располагался первый в Свердловске кондитерский цех по производству шоколада.

В гостинице есть роскошные архивы с фотографиями, документами, личными делами сотрудников. Раньше под архив было выделено две отдельных комнаты на третьем этаже, но в 2010 году один из прежних директоров решил, что вся эта история никому не нужна — и просто выкинул все в подвал, а помещения переоборудовал под склад. Там все и лежало в жуткой пыли, пока в 2017 году у гостиницы не сменилось руководство — новый директор проявил к документам интерес, мы стали постепенно их изучать. Где еще можно найти напечатанные на машинке приказы «за ударную работу группу премировать валенками» и заполненные перьевой ручкой личные дела с пометками «уволить горничную за связи с клиентурой»?

Гостиница для меня — второй дом, а может, даже и первый. Здесь у меня выросла дочь, которую я часто брала с собой на смену — теперь она работает здесь администратором на ресепшен. Все трудности, которые я испытываю в своей работе, связаны с состоянием здания. «Большой Урал» — памятник федерального значения, с 2004 года оно принадлежит Росимуществу. В последний раз ремонт фасада делала городская администрация еще в 2002 году, здание тогда было муниципальной собственностью. С тех пор замазывали только дырки по фасаду.

Лариса Пискунова

(использованы материалы Евгения Киселева с выставки «Горький шоколад войны» МИЕ, 2010)

С началом Великой Отечественной войны для продовольственного снабжения населения Свердловска начали создавать небольшие цеха по изготовлению пищевых концентратов и конфет. Один из таких цехов с 1942 по 1946 годы был расположен в цокольном этаже гостиницы «Большой Урал», под помещением ресторана. Основной его продукцией стал концентрат растительного бульона, который выпускали из отходов пищевой промышленности. Также здесь наладили производство полуфабриката «Суп-лапша» с овощными добавками и «кофейного» напитка из жмыха.

С 1942 года власти организовали население на сбор съедобных дикорастущих растений, лесных ягод, грибов. «В 1942 году вышел приказ директора Уралмаша Бориса Глебовича Музрукова: силами детей дошкольного возраста организовать сбор съедобных трав, и мы собирали, прекрасно понимая, как это важно», — пишет в своих воспоминаниях Майя Никулина. В растительный бульон стали добавлять сныть, крапиву, в суп-лапшу — грибной соус. Из дикорастущих растений изготавливали «чай» и «овощную» икру. Пережаренный корень лопуха добавлялся в «кофейный» напиток. Эту продукцию направляли главным образом в столовые промышленных предприятий.

Ассортимент кондитерской продукции был небольшой. Здесь выпускали ирис «Фруктовый», Киевскую помадку, мармелад, карамель «Медовую» и «Народную», конфеты «Сказка», шоколадные конфеты, шоколад, какао-порошок. Сырье завозили из других регионов, а какао-бобы поставляли по ленд-лизу из Америки через Владивосток.

Виктор Пильников

генеральный директор


В должности генерального директора гостиницы я с 2017 года — до этого «Большой Урал» полтора года был закрыт. У прошлого арендатора не пошло с бизнесом, и он покинул объект, а нового арендатора долгое время не получалось найти. У многих уже сложилось впечатление, что объект больше не будет работать. Постоянные клиенты за это время перешли в другие отели, поэтому сейчас мы своими усилиями возвращаем их и завоевываем новых. Когда мы стали управлять объектом, здесь не было сотрудников, поэтому первым делом мы начали подбирать команду. Нам было важно разобраться в объекте, и мы решили, что никто не знает его лучше, чем те, кто работали здесь в течение долгого времени. В первую очередь пригласили Галину Александровну Прохорову — заместителя управляющего, которая проработала здесь больше двадцати лет, по ее рекомендации пришла Лариса Ивановна — старшая горничная. Как гендиректор, я несу полную ответственность за работу предприятия и контролирую все: от найма сотрудников до финансовых операций и развития предприятия. Мой рабочий день — ненормированный, мне всегда нужно быть в строю и понимать, что где происходит.


Нам было важно разобраться в объекте, и мы решили, что никто не знает его лучше, чем те, кто работали здесь в течение долгого времени. В первую очередь пригласили Галину Александровну Прохорову — заместителя управляющего, которая проработала здесь больше двадцати лет, по ее рекомендации пришла Лариса Ивановна — старшая горничная


Мне бы хотелось общаться с гостями как можно чаще, но не всегда получается из-за большой загрузки. О странных ситуациях я обычно узнаю уже позже, потому что наш управляющий персонал успевает быстро среагировать на просьбы гостей. Во время чемпионата мира у нас останавливался один из французских журналистов. Ему не понравился номер, и он захотел переселиться в номер более высокой категории. Поскольку у нас на всякий случай оставался пустым один из люксов, мы без доплаты переселили его туда — это сфера услуг, где гость всегда прав. В результате человек получил массу положительных эмоций. Бывают и плохие ситуации, но если кто-то ведет себя некорректно, мы вызывает наряд полиции. Был случай, когда нас пытались обмануть мошенники. Я прилетел из командировки в четыре часа утра и лег отдыхать в одном из номеров. В районе пять часов мне позвонил начальник службы безопасности и спросил, давал ли я кому-то распоряжение выдать все деньги из касса. Оказалось, в это время к администраторам на ресепшн пришел мужчина забрать деньги якобы по моему поручению. В тот же момент позвонил телефон, на том конце представились мной и сказали: «Видите этого человека? Выдайте ему деньги». Это хорошо изученный трюк: в пять утра, в конце смены, сознание у администраторов притупляется, и не все могут среагировать. Повезло, что девочки на ресепшен знали мой голос и мою манеру разговора.

Гостиница «Большой Урал» — это памятник культуры и настоящая машина времени, которая завораживает историей строительства и своими размерами. Насколько я знаю, из гостиницы даже есть подземный переход к Оперному театру, правда, сейчас все входы-выходы замурованы. В прошлом году мы достали из подвала большое количество ценных исторических материалов — в ближайшее время хотим сделать на общественных просторах нашей гостиницы выставочную экспозицию, чтобы гости тоже смогли прикоснуться к истории. Всего в здании гостиницы четыре блока, но два из них заморожены и закрыты на реконструкцию. Общая действующая площадь сегодня — 8 000 квадратных метров, задействованы на 160 номеров. В 2017 году гостиница впервые прошла классификацию и получила две звезды — исходя из этого мы можем формировать прайс. К примеру, повышение цен во время чемпионата было ограничено рамками законодательства. Гостиницы с двумя звездами не могли сдавать стандартный номер более чем за 3 650 рублей в сутки, цена за люкс не должна была превышать 7 310 рублей.

Дмитрий Фатхиев-Долохов

дизайнер

Крышная вывеска «Большой Урал» — это пример так называемого советского леттеринга, результат работы художников-оформителей того времени, которые старались не ограничивать себя набором стандартных шрифтов, а вовсю рисовали уникальные надписи для универмагов, гастрономов, ресторанов, кинотеатров. Обязательный элемент таких вывесок — это неоновые трубки, которые зажигались с наступлением вечера. Можно вспомнить, что подобные крышные вывески были на Рубине, театре Музыкальной комедии, гостинице «Свердловск». Если посмотреть старые фотографии, можно увидеть, что буквы на крыше гостиницы менялись несколько раз. Сейчас графические дизайнеры активно используют шрифты в советской стилистике для создания новой айдентики.

Лариса Бачинина

старшая горничная


В «Большом Урале» я работаю последние 16 лет. Пришла сюда простой горничной, через два года стала бригадиром, еще позже — старшей горничной. Я прихожу на работу очень рано — к шести утра, чтобы успеть проверить, во всех ли блоках чистота и порядок. Позже на работу приходят семь других горничных, и я раздаю им работу. В первой половине дня мы убираем номера, из которых недавно выехали гости. После обеда начинаем прибираться в жилых номерах — меняем постельное белье, вытираем пыль. Каждый день мы пылесосим коридоры, вытираем подоконники, стираем покрывала. Бельевые комплекты увозят стирать в прачечную. Если гости что-то просят у персонала отеля, им всегда идут навстречу — обычно это свежее белье, стаканы, столовые приборы Я работаю до шестнадцати, но редко ухожу домой вовремя.

Для меня гостиница — это второй дом, гости ее тоже любят. Недавно был чемпионат мира — все иностранцы, которые у нас жили, уезжали очень довольные. Помню, некоторые даже пытались звать меня по-русски, кричали в коридоре: «Лариса!». Правда, «Ивановна» выговорить не могли. Еще из гостей мне запомнился Петросян, который раньше часто у нас останавливался. Года три назад он приезжал на гастроли, решил расположиться в другом отеле, но все равно зашел в гости — стояли, общались с ним в холле. Знаю, что за границей горничным принято оставлять комплименты за уборку номера, я и сама как-то клала доллар — у нас такого не бывает.

Лариса Пискунова

До конца 60-х «Большой Урал» (в народе просто БУШ) был самой комфортной гостиницей города. В ней жили Ричард Никсон, Никита Хрущев, Джавахарал Неру, Фидель Кастро. В период эвакуации в гостинице размещали мастерскую московских архитекторов Бархина, Иофана, Оля и других, труппу театра МХАТ с семьями, артистов театра оперы и балета имени Кирова. Во время своих гастролей и приездов здесь останавливались известные писатели: в 1932 году — Борис Пастернак, в 1965-м — Белла Ахмадулина, в 1955 — Константин Симонов, в 1960 и 1972 — Евгений Евтушенко, а еще Вознесенский, Искандер, Окуджава, один из братьев Стругацких, Твардовский, Толстой, Фадеев и другие. Уже после войны гостиница стала излюбленным местом жительства для артистов — Зыкиной, Высоцкого, Эсамбаева, Михалкова, Варлей и так далее. В народе ее еще называли «театральная гостиница». Ресторан «Большой Урал» в 1950-60-е годы был любимым местом отдыха золотой молодежи, командировочных и военных.

Сергей Трубкин

директор службы экономической безопасности


Я работаю директором службы экономической безопасности в «Большом Урале» с сентября прошлого года. Когда Виктор Викторович (генеральный директор гостиницы «Большой Урал», — прим. ред.) впервые пригласил меня познакомиться с объектом, я осознал, что это не просто гостиница, а целый пласт истории и своеобразный символ Советского Союза. Позже я стал изучать историю гостиничного комплекса уже по архивным документам и понял, что уже не имею права отсюда уходить. Задача нашей команды — поднять все исторические документы и изучить их, а также постоянно рассказывать о гостинице нашим гостям.

Служба экономической безопасности нужна для того, чтобы оберегать гостиницу от проблем. Я взаимодействую и с гостями, и с сотрудниками, и с правоохранительными органами, и с контролирующими органами. Недавно у нас была неприятная ситуация с уругвайцами, которые пожаловались на несоответствие номеров с фотографиями. Мне обидно, что в СМИ ситуацию вывернули таким образом — номера категории «ретро» были закрыты на ремонт, но доступны строителям. Гости попали в номера и сфотографировали. Это все равно, что прийти к человеку в ванную с грязным бельем и сказать: «О, какие же засранцы тут живут». Я считаю, что воспитанные люди так делать не будут. Да, мы всегда рады гостям, гостеприимство — наша работа, но не нужно забывать о том, что вы в гостях. Если у вас возникли какие-либо проблемы, давайте их решать. Мы стараемся работать на предотвращение конфликтов — это лучше, чем решать их уже постфактум, потому что все проблемы сказываются на имидже отеля. Атмосфера чемпионата мира в целом подстегнула всех сотрудников — все вдруг осознали, насколько огромная ответственность на них лежит. Некоторые сотрудники задались вопросом: «А способен ли я нести эту ответственность?» и ответили на него отрицательно — уволились.


В 2017 году гостиница впервые прошла классификацию и получила две звезды — исходя из этого мы можем формировать прайс. К примеру, повышение цен во время чемпионата было ограничено рамками законодательства. Гостиницы с двумя звездами не могли сдавать стандартный номер более чем за 3 650 рублей в сутки, цена за люкс не должна была превышать 7 310 рублей


Мы внимательно следим за комфортом наших гостей. Вместе со мной в гостинице живет моя супруга с годовалым ребенком. Мой сын — очень деловой человек, утром и вечером мы вместе делаем обход всех двух блоков. Недавно мы были на шестом этаже, где расположены самые бюджетные номера без удобств, и услышали детский плач. Мы постучали в номер, дверь нам открыла женщина. В разговоре выяснилось, что она — жена офицера, родилась в Хабаровске, ее муж из Тамбова, а познакомились и поженились они в Санкт-Петербурге. Его распределили в Серов, жена с двумя детьми переехала за ним. Супругу стало плохо на службе, его доставили в госпиталь в Екатеринбурге. Старшего сына она увезла к свекрови, а она с малюткой приехала в Екатеринбург поддерживать мужа. Пыталась снимать квартиру, но в одной ее обманули, в другой обокрали. Чтобы находиться под защитой, она сняла в нашей гостинице самый дешевый номер. Узнав это, я предложил дирекции гостиницы переселить гостью в запасной номер с ванной и туалетом, но стоимость аренды не повышать, даже несмотря на Чемпионат мира. Когда я вновь пришел к ней сообщить о переезде, она очень удивилась: «А что такое? Я за все заплатила». Я сказал ей, что теперь она будет жить в другом номере, потому что ее поступок достоин уважения — она не поехала отсиживаться к маме, а дважды в день бегает в госпиталь с годовалым ребенком на руках, только чтобы помогать мужу. Позже наши дети подружились, а через два месяца мужа выписали, и они отбыли обратно к месту службы.

Когда возникают подобные истории, гостиница живет — а возникают они постоянно. Недавно у нас жили китайцы, которые выкрутили датчики сигнализации в номерах — как объяснила переводчица, они думают, это камеры. Ситуацию мы решить так и не смогли, они даже не пускали нас внутрь — пришлось просто ждать, пока они выедут. Еще была история про человека с гантелями, который пытался доказать нам, что кто-то украл из его номера гантели. Он требовал администрацию гостиницы выплатить ему компенсацию в размере десяти тысяч рублей, но быстренько передумал, когда я сказал ему, что мы якобы нашли его гантели в подвале.


В здании сохранилось много аутентичного: холлы, арки, батареи. Где-то в проемах висят трехметровые портреты Ленина и Сталина, кое-где осталась оригинальная лепнина. Практически во всех коридорах исторический паркет, в номерах — метлахская плитка. Подвал — одно из самых богатых историей мест. Там до сих пор стоят котлы, которыми раньше отапливалось здание — их невозможно ни разобрать, ни вынести


В здании «Большого Урала» работал один из первых ресторанов японской кухни «Ем Сам», название которой вызывает ностальгические чувства у многих жителей Екатеринбурга. Первое заведение открылось еще в 2000-м году. Долгое время у него не было конкурентов — до середины «нулевых» сеть развивалась стремительно, захватив рынок столицы Среднего Урал и выйдя по франчайзингу в Тюмень, Нижний Тагил и Москву. В Екатеринбурге рестораны сети постепенно перестали выдерживать конкуренцию, не помог даже ребрендинг.

Еще один значимый объект в истории «Большое Урала» — это Уральский минералогический музей Владимира Пелепенко, располагавшийся в здании с 2000 до 2015 годы. В музее можно было найти коллекцию красивейших минералов, палеонтологических образцов и изделий из камня. Пелепенко поддерживал молодых мастеров-камнерезов и занимался просветительской деятельностью: при музее работали два специализированных детских клуба «Кристаллик» и «Орлец», а также клуб взрослых любителей камня «Каменный пояс». Музей был одним из ярчайших визитных карточек города — за четырнадцать лет музей посетили около ста пятидесяти тысяч человек, в том числе около десяти тысяч туристов из 75 стран мира.

В 2004 году здание «Большого Урала» передали в ведение ФГУП «Урал», которое предложило музею камня платить высокую арендную плату или освободить помещение — после долгих лет судебных разбирательств музею пришлось уступить. Сейчас часть коллекция Владимира Пелепенко находится в международном центре искусств «Главный проспект», остальные элементы экспозиции можно найти в Первоуральске и в Мурзинке.

Владимир Пелепенко

создатель Уральского минералогического музея:

В 1999 году помещение в «Большом Урале» дали музею по решению правительства Свердловской области. Два года мы делали ремонт и открылись только в 2000. Когда мы въехали, помещение бывшего ресторана находилось в ужасном состоянии: все стены были облуплены, батареи не работали, часть пространства была занята холодильниками и другим хламом. Мы проработали нормально только четыре года, к тому моменту музей в Екатеринбурге как раз только начали любить. В 2004 году здание «Большого Урала» передали в ведение ФГУП «Урал», оно стало федеральной собственностью. Нас начали выселять под предлогом аварийного состояния здания — открытым текстом сказали, что музей здесь больше не нужен. Ремонтировать здание никто не собирался. Нам предлагали помещения на Уралмаше, на Химмаше и в прочих задворках города. Целых четырнадцать лет мы судились, за неуплату арендной платы нам насчитали 29 миллионов долга. Здание огородили забором, стекла постоянно били. В 2015 году нас выгнали окончательно. Мы бы сопротивлялись и дальше, но последние четыре года мы жили без воды — мне приходилось самому привозить ее в бутылках. Электричество тоже отключили — на улице стояли генераторы. Единственное, что работало — это канализация. Мы писали письма Путину, Медведеву, просили о помощи, но нас никто не услышал. Здание до сих пор стоит и разрушается — оно никому не нужно.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО: