В Госдуму по распоряжению премьер-министра Дмитрия Медведева внесли пакет поправок, которые разъясняют определение «специальных технических средств для негласного сбора информации».

Ранее Медведев говорил, что уточнить термин необходимо, чтобы избежать «размытого толкования правовых норм». По его словам, в зоне риска оказывались граждане, которые приобрели спецсредства для использования в быту. 

Само определение возьмут из постановления Конституционного суда 2011 года. Согласно ему, к шпионской технике нельзя относить устройства, которые «по своим техническим характеристикам рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем».

Поправки должны внести в статью 138 Уголовного кодекса о незаконном обороте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, и в статью 20.23 КоАП о нарушении правил производства, хранения, продажи и приобретения таких устройств.


 В декабре 2018 года Верховный суд разрешил не привлекать к уголовной ответственности за покупку шпионской техники, если она нужна для обеспечения собственной безопасности и слежки за животными. В этом же году с такой инициативой выступала Генпрокуратура.

 На дела о шпионских устройствах обратили внимание в 2017 году, когда по статье 138.1 Уголовного кодекса задержали фермера Евгения Васильева из Курганской области из-за GPS-трекера, который он приобрел, чтобы следить за теленком. После широкой огласки дело дополнительно расследовали, а в марте 2018 года прекратили.


Источник: Правительство России

Подписывайтесь на нас!