Самая престижная театральная премия России лишилась одного из своих организаторов: министерство культуры отстранилось от «Золотой маски». Свое решение ведомство объяснило желанием подчеркнуть максимальную независимость премии и заверило, что на ее финансировании изменения никак не скажутся.

The Village поговорил с театральными критиками и выяснил, что недоговаривают власти и есть ли причины опасаться за судьбу «Золотой маски».

С чего все началось

В последние несколько лет власти неоднократно предпринимали попытки выкручивать руки «Золотой маске» и влиять на список номинантов, напоминает театральный критик Глеб Ситковский. Сперва для обеспечения удобных результатов Минкультуры пыталось влиять на экспертный совет премии, в который в 2015 году продвинуло несколько одиозных фигур. Однако тогда получить контроль над результатами «Золотой маски» министерству не удалось.

Новый этап конфронтации произошел 25 сентября, когда оргкомитет будущего Года театра обсуждал программы на 2019 год. На заседании оргкомитета глава Союза театральных деятелей Александр Калягин заявил, что обнаружил в плане «некую новую — сначала национальную, а потом превратившуюся в государственную — театральную премию». Через два дня с поста куратора театрального направления Минкультуры ушел Андрей Малышев, который назвал работу СТД наперсточничеством и обвинил Калягина в том, что тот тормозит реформаторские инициативы.

Возможная альтернатива

На фоне событий прошедшего месяца решение Минкультуры можно прочитать как официальную дискредитацию «Золотой маски», считает театральный критик Ольга Тараканова, по мнению которой теперь в России, вероятно, организуют альтернативную премию, более подконтрольную властям. С ней согласен и Ситковский, по словам которого идеи придумать альтернативную премию уже возникали, а шаг министерства может оказаться предисловием к ее действительному появлению.


Ольга Тараканова
театральный критик

«Маска» при всей консервативности все же встроена и в оппозиционную политическую повестку. Церемония 2018 года, естественно, состояла в основном из комментариев о деле «Седьмой студии» (ее основатель Кирилл Серебренников, более года находящийся под домашним арестом по обвинению в мошенничестве, стал лауреатом прошедшей весной премии. — Прим. ред.).

Решение Минкульта, которое транслирует в принципе верную установку не вмешиваться в профессиональную экспертизу, на практике предполагает скорее дискредитацию «Маски» и начало строительства полностью прогосударственной альтернативы, которую будет легче контролировать.

В то же время, если у «Маски» найдется смелость радикализоваться (что маловероятно, учитывая и обещания Минкульта сохранить участие в финансировании фестиваля, и обещания Калягина с помощью Года театра дать каждому россиянину «почувствовать позитивный, созидательный настрой власти»), премия может выйти из кризиса и отражать театральные новации более адекватно.


Прекратится ли финансирование

Тем временем театральный критик Виктор Вилисов видит в действиях Минкультуры не только угрозу конкуренции. По его мнению, ведомство не станет поддерживать финансирование проекта, из которого оно демонстративно вышло.


Виктор Вилисов
театральный критик

Раньше Минкульт устраивала ситуация, когда в ультракомпромиссной премии было довольно крепкое либеральное крыло. В 2015 году ситуацию попытались изменить, насадив в «Золотую маску» минкультовских сумасшедших. У администрации премии и Союза театральных деятелей получилось отстоять какую-то независимость, и, несмотря на очень противоречивые номинации в последние годы, эта институция хотя бы примерно отдает себе отчет во времени, в котором существует.

Конечно, с точки зрения любого адекватного критика или куратора, «Золотая маска» — это крайне ригидная машина, которая до сих пор живет где-то в 2002-м, но Минкульт вообще живет в 40-х, поэтому их, вероятно, не устраивают даже безобидные спектакли в программе и номинациях премии.

Формулировка Минкульта, что они выходят из состава организаторов, потому что поддерживают движение «Золотой маски» к объективности — это такая типично советская издевательская формулировка, которая ни о чем хорошем точно не говорит.

Финансируется «Золотая маска» на 40 % из государственных денег (туда входят деньги Минкульта, правительства Москвы, а также президентский грант), еще 47 % — спонсорских и 13 % за реализацию билетов. Основные деньги идут от Союза театральных деятелей, который берет их напрямую от Минкульта.

Зачем при таком раскладе выходить из состава организаторов — непонятно. Это может быть только знаком того, что премии будут потихоньку отключать финансирование: 47 % от спонсоров звучит приятно, но понятно, какие это спонсоры и от чего зависит их желание спонсировать. Минкульт дает Союзу ежегодно 250 миллионов на проведении театральных фестивалей, и хотя СТД — это общественная организация, примерно ясно, что она будет из себя представлять, если эти 250 миллионов исчезнут или сократятся.

Если какой-то жест сделан — значит, он будет иметь продолжение. И зная отношения российских чиновников с обещаниями и прогнозами, верить тому, что финансирование сохранится, кажется довольно смешным.


Незадолго до публикации The Village режиссер Андрей Кончаловский предложил учредить государственную альтернативу «Золотой маске». По его словам, решения премии часто носили односторонний характер, поддерживающий «сомнительную эстетику».


Обложка: Ведомости / ТАСС