Проблемы экологии становятся все более обсуждаемыми, все больше людей отказываются от пластика, а экологически чистую бытовую химию теперь можно найти в каждом супермаркете. Еще одна остро стоящая тема — проблема пищевых отходов. Согласно статистике, около трети производимой в мире еды в итоге превращается в отходы, а более 1,3 миллиарда тонн продуктов ежегодно выбрасывается и оказывается на помойке.

Один из способов борьбы с пищевыми отходами — фудшеринг. Это экологическое движение зародилось в Германии, и его основная задача — сократить выброс неиспользованной еды. Одним из первых толчков к созданию платформы, помогающей сократить расход продуктов, стал документальный фильм Валентина Терна «Вкус отходов», в котором режиссер показывает масштаб утилизации пригодных к пище продуктов и размышляет на тему того, как можно эту проблему решить. В 2012 году совместно с небольшой группой студентов режиссер запустил платформу foodsharing.de, которая позволяет людям и крупным компаниям делиться едой.

Важно, что главное для фудшеринга — это не дать еде пропасть, а будет ли ее есть нуждающийся, бездомный, обычная семья или рядовой студент — не так важно. На немецкой страничке фудшеринга в Facebook боле 100 тысяч лайков, все больше людей готовы делиться несъеденной едой, помогать другим и есть неиспользованные продукты. В России фудшеринг тоже набирает популярность, в группе во «ВКонтакте» «Фудшеринг. Отдам даром еду» количество участников близится к 40 тысячам, тут отдают и по несколько багетов из «Хлеба насущного», и по две пачки ряженки, и даже свежие помидоры килограммами: «брать можно бесплатно, сколько влезет, потом поделитесь лишним в группе».

В выходные на Даниловском рынке пройдет мероприятие «Смена Food Waste» —московские шефы соберутся на маркете, чтобы спасти продукты, которые не доживут до завтра, и приготовят ужин из food waste для посетителей рынка. В преддверии мероприятия мы поговорили с основателями движения фудшеринга в России, с волонтером и куратором о том, что такое фудшеринг, как начать им заниматься и о том, почему это выгодно всем.

Текст

Мария УшАкова

Текст

Софья Клевакина


Саша Легкая

организатор фудшеринга в России, администратор группы во «ВКонтакте» «Фудшеринг»

Я увидела, что такое движение есть в Германии, поискала подобное в России, подумала, что у нас есть группы, где отдают бесплатно книги, одежду, игрушки, вообще любые вещи, а для еды такого нет, и решила сделать. Изначально я предполагала, что делиться едой будут только люди, но через месяц начали подтягиваться организации. Сейчас у нас в группе более 40 объявлений в день (50 % люди, 50 % — организации).

Мы называем себя экологическим проектом, хотя очень много людей пишут, что группа изменила их жизнь, но мы не нацелены на благотворительность. Например, у нас нет в группе такого правила, что мы в первую очередь отдаем пенсионерам или многодетным семьям, у нас обычно все в порядке очереди: кто успел записаться, кому это время удобно, тот и забирает еду. Мы все-таки больше про экологию, про сохранение ресурсов.


Во «ВКонтакте» около

600 групп по фудшерингу

Изначально я хотела сделать только питерскую группу, но потом решила сделать российскую. Сейчас получается, что это в основном Москва и Питер, потому что во «ВКонтакте» около 600 групп по фудшерингу, и в каждом, грубо говоря, селе есть своя.

Как-то раз мы участвовали в фестивале «Соседский двор» — у моего друга, который владеет хостелом и библиотекой. Мы там бесплатно готовили, а он предложил нам готовить у него каждые выходные и раздавать еду. Нам идея понравилась, и уже два года мы готовим бесплатные обеды по воскресеньям.

Еду нам привозят с овощебазы, с которой мы сотрудничаем, в день мы спасаем от 100 килограммов до 50 тонн овощей и фруктов. Хлеб нам везут из пекарен, также волонтеры, которые приходят готовить, часто приносят крупы, и нам этого хватает. То есть сами мы ничего не покупаем, обычно деньги уходят только на масло, соль, сахар, то, что нам редко отдают, но этого тратится много. К нам приходят абсолютно разные люди: половина из них — это малообеспеченные пенсионеры и бездомные, вторая — студенты и просто обычные люди, которые знают о наших обедах, а кто-то просто слышал, ему стало интересно, и он пришел, кто-то приходит просто потусоваться. Обычно приходит человек по 30. В Москве мы такие обеды перестали делать, потому что в нашем распоряжении нет таких общественных мест, куда можно было бы позвать много народу, где был бы свободный доступ и большая кухня.


Анна Успенская

основатель foodsharing.ru

Идея попробовать организовать фудшеринг мне пришла после того, как я узнала из интернета про подобную практику в Германии. Поискав информацию, я поняла, что у нас нет такого явления в виде системного проекта. Летом 2015 года я создала группы в соцсетях, стала распространять информацию и искать единомышленников. Оказалось, что идея фудшеринга интересна и близка многим в нашей стране. Мы списались с Анной Кирилловской из Санкт-Петербурга и с несколькими ребятами, которые хорошо знали немецкий, и стали изучать и переводить документацию немецкого проекта.

В прошлом году наш проект и «Фудшеринг Санкт-Петербург» несколько разошлись с точки зрения правил: в Москве мы сделали обязательным распределение продуктов нуждающимся. Большинству сотрудников и владельцев организаций, которые с нами сотрудничают, это важно, и это позволило нам в несколько раз увеличить объем продуктов, которые мы ежедневно спасаем.


Волонтер должен зарегистрироваться, пройти тест на знание правил и заполнить анкету. После регистрации он попадает в базу участников.

Общие принципы работы нашего проекта «Фудшеринг Москва» таковы: волонтер должен зарегистрироваться, пройти тест на знание правил и заполнить анкету. После регистрации он попадает в базу участников. Когда рядом с ним появляется новая организация или свободные места в уже сотрудничающем с нами месте, он получает рассылку на электронную почту.

Если условия ему подходят, он начинает регулярно забирать продукты. Часть он может оставить себе, но большую часть нужно распределить по нуждающимся. Нуждающихся мы трактуем достаточно широко: это могут быть пенсионеры, многодетные и неполные семьи, фонды и пункты помощи, в том числе оказывающие поддержу бездомным, беженцам, инвалидам. Если у волонтера есть свои подопечные, он может распределять им, если нет, то мы подбираем их, опять же, максимально близко по местоположению.

Забираем продукты мы только на основании устных договоренностей. Организации сначала списывают продукты, потом отдают их нам. Мы хотели бы оформить фудшеринг как юрлицо и работать официально, но с официальным оформлением есть ряд сложностей.
Большая часть продуктов, которые потенциально могут быть испорченными, — это овощи и фрукты. Они часто нуждаются в сортировке, обрезке, переработке. Повреждения на таких продуктах легко видны на глаз и не представляют опасности. Если у организации списываются продукты группы риска (мясо, рыба, молочные продукты), в безопасности которых они не уверены, они никогда не согласятся сотрудничать с фудшерингом, так как не меньше нас боятся допустить даже небольшой риск отравления.

Мы всегда просим волонтеров опрашивать получателей и давать нам обратную связь о полученных продуктах, но никаких случаев отравлений или каких-либо проблем со здоровьем в результате употребления продуктов из фудшеринга за эти три года не возникало.

Способов найти нуждающихся много: во-первых, у многих участников уже есть контакты людей, которым они хотят помогать, — это могут быть пенсионеры в подъезде, знакомые многодетные семьи... Удобный способ узнать о нуждающихся семьях — спросить у консьержки. Большую долю занимают волонтеры других благотворительных фондов, которые с помощью фудшеринга получают дополнительную возможность обеспечить продуктами своих подопечных. Крупные вывозы десятками килограммов мы перенаправляем в фонды. У нас нет пунктов хранения или раздач, как раз чтобы максимально сократить время между вывозом и получением продуктов, а также чтобы оптимально подобрать количество получателей. Для этого же мы подбираем волонтера, организацию и нуждающихся максимально близко друг к другу: волонтер вывез продукты, прикинул по объему, на сколько это человек, по дороге домой развез все сразу людям.


Инна Калиновская

волонтер

Моя дочь поступила в институт и уехала отдыхать. В интернете я нашла фильм, к сожалению, не могу вспомнить название, но точно не «Съесть нельзя выбросить». Его я видела позже. В общем, я посмотрела его и решила: пока одна, можно и попробовать. Сразу скажу, это не было по нужде, просто стало интересно.
В первый день обошла магазины в районе, поняла, что сетевые не пойдут на контакт. А в магазине рядом с домом согласились: я помогаю перебирать овощи, а мне отдают часть брака.

Уже следующим вечером на меня пришел посмотреть владелец соседнего магазина. Видно, сумасшедших дам видел редко. Уточнил, точно ли у меня все хорошо с деньгами и едой. Посмеялся и отдал указание отдавать мне обрезки и некондицию. Поверьте, это приличное такое мясо. Мой кот ел его с удовольствием, а мой кот тот еще эстет, не каждый корм ест. В общем, с мясом стало совсем весело. Из подмятых фруктов делала компотную смесь. Вот не каждый варит варенье из грейпфрутов или компот из личи. Так, в течение месяца мой кот поправился в весе, а я питалась здоровой едой. Меня еще год приглашали перебирать фрукты и овощи. Сейчас уже нет этих магазинов, все снесли.

Фудшеринг в Москве появился чуть позже, наверное, спустя год после моих изысканий. Я бы сказала, что он очень активно развивается: допустим, еще год назад в моем районе тяжело было отдать еду, а сейчас в течение часа приходят. Много магазинов и кафе сами уже ищут выход на фудшеринг. Я уже года три как волонтер, сейчас передаю еду пенсионерам в дачный поселок.


Элиза Солнцева

куратор фудшеринг-проекта «Сытый час»

Фудшерингом я заинтересовалась потому, что выступаю за экономию ресурсов и считаю каким-то вопиющим преступлением против человечества то, что огромное количество нормальной еды выбрасывается ресторанами и магазинами. Фудшеринг отлично решает две проблемы: еда не пропадает, а люди могут вкусно поесть. Ну и фудшеринг — это классная штука для тех, кто не хочет поддерживать рублем супермаркеты-корпорации, выступает за бартер, против растраты ресурсов, а для фриганства слишком брезглив.

Мы стараемся привлекать к проекту кафе и рестораны, но с этим большая проблема: многие кафе отказываются без объяснения причин, другие сразу всю еду выбрасывают в мусор, третьи просто не отвечают. Сейчас мы сотрудничаем с Surf Coffee и ищем еще варианты. В основном к нам приходят студенты и их знакомые, которые от них узнают об акции, может, еще кто-то из тех, кто подписан на паблик. Мы всегда ставим в регистрации точное количество человек, которое может прийти, так как количество еды ограничено. В среднем на одну раздачу приходят человек десять. Думаю, сейчас наш проект все же больше благотворительный, а не экологический, потому что мы пока спасаем не так много еды, больше кормим голодных студентов.


Алексей Панов

директор по цифровому маркетингу кафе-пекарен «Хлеб насущный»

С открытия самой первой пекарни в 2007 году мы старались не выбрасывать хлеб и выпечку. Срок годности еще не заканчивается в конце рабочего дня, и потребительские свойства не теряются. Мы начали искать благотворительные организации, с кем в партнерстве могли бы помогать тем, кому действительно нужна помощь: многодетным семьям, инвалидам, пенсионерам, людям в тяжелой жизненной ситуации. Сейчас мы сотрудничаем с более чем 35 партнерами. Финансовой выгоды здесь нет никакой — мы передаем благотворительным организациям продукцию безвозмездно. Каждое утро в кафе мы выкладываем на полки свежие круассаны и хлеб и ожидаем, что на них будет покупатель. Вечером мы предоставляем гостям скидку, а к концу дня передаем все нераспроданное благотворительным организациям — волонтеры приходят в кафе и забирают выпечку.



Фотографии: обложка – markobe — stock.adobe.com, 1 – Aleksandar Mijatovic — stock.adobe.com