Во время самого громкого спортивного события Чемпионата мира по футболу, волонтер из Сочи согласилась поделиться с «The Village Черное море»  подробностями работы и впечатлениями от происходящего.

Текст

Диана Зайцева

Иллюстрации

Наталья Тарасевич

В двух словах о работе

Стать волонтером я решила из-за того, что хотелось заняться чем-нибудь интересным, познакомиться с новыми людьми, проявить себя. Мы стояли небольшими командами по 6-8 человек за специально оборудованными стойками. Наша работа заключалась преимущественно в том, чтобы указывать дорогу до конкретных мест, иногда завязывались интересные разговоры. Иногда случались конфликты.


Лично я научилась делать искусственное дыхание, но, честно признаться, в случае чего, не побежала бы демонстрировать свои новые навыки


Про обучение

Обучение волонтеров проходило в два этапа, нам просто усердно говорили о том, что мы не имеем права отвечать на любые вопросы, касающиеся нашей работы, в промежутках между этим мы тренировались с ситуативными карточками. Интересно, но не сказать, что особо полезно. Лично я научилась делать искусственное дыхание, но, честно признаться, в случае чего, я бы не побежала демонстрировать свои новые навыки. Обязательным требованием было хорошее знание английского языка, но никто его не соизволил у нас проверить. Поэтому иностранцы, узнававшие, что я владею английским, приходили в бешеный восторг: до меня они пытались получить хоть какую-нибудь информацию от других волонтеров, но их познания ограничивались тем, что Лондон — столица Англии.

Про запреты, деньги и подарки

Мы не имели права выражать свое личное мнение, говорить о командах, за которые болеем, вступать в дискуссии на любые темы, принимать подарки, сидеть в телефонах и покидать свое рабочее место. Конечно же, практически все это мы делали, особенно когда наш team-лидер отворачивался.

Самые распространенные вопросы были связаны с личными предпочтениями и заработной платой. Блогеры из разных стран усердно пытались узнать, за какую же команду мы болеем, причем даже если вопрос был от обычного человека, и со стопроцентной вероятностью ответ на него остался бы при нем, — надо было молчать. Пока ты в волонтерской форме, строгое табу действует на такие темы.

Насчет заработной платы стратегия у каждого была своя: кто-то признавался, что ничего за это не получает, кто-то загадочно улыбался и молчал. Лично я, после инцидента, когда мужчина ушел, свято уверенный в том, что нам за это хорошо заплатят, честно признавалась, что нас максимум покормят фаст-фудом, кстати говоря невкусным. Есть еще те, кого по слухам, даже не кормили.

Рабочее место мы покидали редко, только если очень нужно, а телефоны брали в случае действительной необходимости. Несколько человек, готовые ответить на любые вопросы, стояли на страже абсолютно всегда. Но, видимо, совесть в этом плане просыпалась далеко не у всех волонтеров, потому что стойки всего с несколькими людьми и то, сидящими в телефонах и не видящими никого вокруг, — далеко не редкость.


Переводчик вообще не помог. Не знаю, о каких там супер-разработках шла речь в преддверии чемпионата, но парню нужно было в фан-зону, а переводчик утверждал, что в олимпийский парк.


Подарки нам дарили. Символические, но дарили. В тайне от нашего главнокомандующего мы их принимали. Мексиканцы нам вручили национальные шляпы за терпение при объяснении маршрута, португальцы — флаг за самые искренние беседы, шведы побаловали нас самым знаменитым шоколадом, которым лакомится сам король, а перуанцы вообще вручили писко, знаменитую виноградную водку. Наверное, не подумали о том, что не всем еще 18. В любом случае, после смены водка парнями была одобрена, а нам хватило интересного рассказа о том, почему напиток назван именно так. Честно говоря, подарки мы принимали не потому, что мы такие жадные, и нам хотелось получить хоть какую-то выгоду. Просто иностранцы протягивали их с такой добротой и самой что ни на есть искренней улыбкой, что отказаться было даже неприлично.

Про атмосферу

Вообще, все было действительно круто, по крайней мере у нас. Многие волонтеры позволяли себе дерзость, в то время как мы радостно приветствовали гостей нашего города. Я неоднократно слышала слова благодарности в свой адрес, не всегда всё понимала, потому что на английском говорили далеко не все, но общую суть улавливала. Был, кстати говоря, случай, когда к нам подошел испанец, которого мы в упор не могли понять. Мы ему: «Do you speak English?», он нам: «Si, si!», мы ему вопрос, а он опять: «Si, si!». Благо, именно в этот момент мимо нас проходил испанец, который понимал английский; совместными трудами мы, слава богу, справились. Переводчик вообще не помог; не знаю, о каких там супер-разработках шла речь в преддверии чемпионата, но парню нужно было в фан-зону, а переводчик утверждал, что в олимпийский парк.

Стычки тоже были, но уже с русскими болельщиками. Как-то к нам подошла пара: женщина спросила, можем ли мы зарядить ей телефон, на что мы ответили отрицательно. Она стала возмущаться, мол, как такое может быть, хотя стойка действительно не была оборудована ничем подобным. Её муж принял нашу сторону, и ругаться они уже стали между собой. В общем, если кто-то из вас сейчас читает это, надеюсь, что вы уже помирились.

Ещё мне не раз попадались русские, пытающиеся выдать себя за иностранцев. Может, они и считали, что говорят на безупречном английском и совсем не палят себя, но слух зарезало бы даже у того, кто английскую речь раньше не слышал. Апогеем всего стал случай, когда мужчина в нетрезвом состоянии попытался завязать драку, но его быстро пресекли. Внутри команд волонтеров тоже иногда возникали недопонимания, так как не всем повезло сидеть рядом с друзьями, но, на самом деле, это все не такие уж и значимые вещи, которые не смогли испортить настроение и атмосферу праздника. Город, действительно, ожил, а это не может не радовать глаз.