30 ноября в Москве начнется фестиваль «Новый европейский театр» (NET). Речи Андерса Брейвика и Усамы бен Ладена в исполнении хора плюшевых игрушек, японский танец в декорации из нескольких тонн манной крупы и двухчасовая рейв-оргия в море грязи — вот три спектакля фестиваля NET-2018, которые вы уже не увидите: все билеты на них раскуплены. Кроме того, не получится узнать, продолжит ли Константин Богомолов движение от вульгарных провокаций к лирической серьезности: Театр на Таганке снял  премьеру по «Теллурии» Сорокина «из-за здоровья режиссера», сообщив об этом организаторам фестиваля прямо на странице в Facebook.

К счастью, на некоторые из важных событий NET еще можно попасть: яркие премьеры российских режиссеров из поколения 20-летних, новые и уже классические спектакли европейских легенд вживую и на видео, пьеса-инструкция от драматурга из Ирана, которую в самой стране играть нельзя, а в Европе можно. The Village рассказывает о главных событиях 20-й программы фестиваля.

Текст: Ольга Тараканова

«Мы берем это на себя»

11 декабря

Режиссер: Кристоф Марталер

Очередное фрик-шоу 67-летнего Кристофа Марталера. Режиссер доводит московских зрителей до экзальтированного восторга с конца 90-х, поэтому билеты на спектакль почти полностью раскуплены, осталась только пара мест за 10 тысяч рублей. Зато NET проведет онлайн-трансляцию спектакля Марталер на сайте яндексовского проекта «Я в театре».

Тут важно отметить, что «Я в театре» — важнейшая инициатива по популяризации театра за последнее время. Она направлена на разговор не только с театральными критиками и интеллектуалами из смежных областей, а с широким кругом зрителей: в этом можно убедиться на примере материала «33 неудобных вопроса о театре». Но если отдельные просветительские тексты о театре в российском интернете эпизодически появляются, то выход проекта в сегмент видеотрансляций куда оригинальнее и полезнее.

Раньше русскоязычные записи спектаклей можно было найти в основном в архиве телеканала «Культура», которые предлагал телевизионной аудитории в основном размеренные костюмные постановки, или в пиратских библиотеках — в первую очередь, в паблике «Вилисов постдраматический». «Яндекс» запустил официальные трансляции с NET, «Золотой маски», Context и из нескольких российских театров — и это адекватный ответ европейским The Opera Platform, Ninateka, ARTE или OnTheBoard. Выбор тут меньше — зато все бесплатно.

Про сам спектакль Марталера нужно знать несколько вещей. Его концептуальная основа — экономическое понятие bad banks. Так после финансового кризиса 2008 года стали называть банки, которые крупные компании создавали для хранения самых небезопасных, быстро теряющих стоимость активов. Марталер перенес эту идею с денег на человеческие качества и поступки: действие его спектакля происходит в вымышленном bad state — оторванном от планеты плохом государстве, которое берет на себя все человеческие проблемы и грехи.

Спекулятивная, но вдумчивая работа с теоретическими концепциями редко встречается в российском театре, поэтому к нему стоит присмотреться особенно внимательно. А также не удивляться, что Марталер, музыкант по первому образованию, реализует их в своем традиционном попурри из мировых хитов от «Парсифаля» Вагнера и сочинений Баха до «Happy Birthday» и баллад Элтона Джона.

«Суд над Джоном Демьянюком. Холокост-кабаре»

4 декабря

Режиссер: Илья Мощицкий

Название спектакля Ильи Мощицкого однажды оскорбило главного украинского раввина настолько, что киевский показ «Холокост-кабаре» пришлось отменить. На самом деле спектакль поставлен по одноименной пьесе канадского еврея Джона Гарфинкеля. В ней драматург воспроизводит суд (в действительности их было четыре) над советским солдатом-коллаборантом Иваном Демьянюком, который работал в концлагерях, а потом смог эмигрировать в США. Он был раскрыт только к 2011 году — и то предположительно.

В Петербурге Мощицкий получил за «Холокост-кабаре» премию «Прорыв-2017». В отличие от Евгении Сафоновой, которая выиграла «Прорыв» в 2016 году и о которой The Village тоже рассказывал, Мощицкий ставит не на форму и вдумчивую работу с профессиональными актерами, а берет провокативной лихостью и витальностью независимых инициатив. Он уже несколько лет живет на два города — работает с государственными театрами Петербурга и параллельно развивает частный «Мизантроп» в Киеве.

В одном из интервью Мощицкий формулировал свою программу так: «Если театр не провоцирует, не идет со зрителем на резкий контакт, то зачем он нужен?» «Суд...», который действительно организован как кабаре с песнями и шутками, — редкая попытка поговорить о травматическом опыте не со слезами на глазах, как это принято и в государственнической риторике о Великой отечественной войне, и в интеллигентских воспоминаниях о репрессиях и советском терроре, и в европейских дискуссиях вокруг холокоста. Возможно, такой способ покажется кому-то недопустимым — но стоит хотя бы проверить на своем опыте.

К слову, отдельной шуткой выглядит то, что «Холокост-кабаре» покажут в театре «Модернъ»: это единственная площадка в Москве, где для зрителей введен строгий дресс-код, а руководит ею бывший генеральный продюсер «Дождя», а потом режиссер «Царьград-ТВ» Юрий Грымов.

«Ведьмы: Эфир»

20 декабря

Режиссер: Клим Козинский

Клим Козинский представляет другое направление молодой российской режиссуры — ориентированное на радикально технологичный, интеллектуалистский и подчеркнуто недешевый театр. Козинский выпустился из Мастерской индивидуальной режиссуры Бориса Юхананова, об одном из представителей которой, Рустеме Бегенове, мы тоже писали.

Бегенов разбирался с биографией самопровозглашенного гения-авангардиста Сергея Калмыкова, ставил «Медею. Материал» Хайнера Мюллера на казахском и привозил Хайнера Геббельса в родную Алма-Ату. Козинский в то же время выпустил спектакль по «Идиоту» Достоевского и «Монадологии» Лейбница, снял кинокомикс «Тетраграмматрон» с Кантом, Гегелем, Витгенштейном и другими философами в образах супергероев, а еще понравился режиссеру Теодоросу Терзопулосу и благодаря ему сошелся с перформансисткой из компании Troubleyn Милой Йозич.

«Ведьмы: Эфир» — совместный спектакль Козинского с Йозич. Бельгийский показ был анонсирован как work-in-progress, NET и «Электротеатр» пишут о «Ведьмах» как о полноценном спектакле. Но то, что известно о содержании и художественных решениях, завораживает. Похоже, спектакль станет одним из первых театральных проектов в русле Arts&Science, которое как раз сейчас набирает обороты в лаборатории «Аннигиляция» в Казани.

«Ведьмы» поставлены по мотивам письма от Николы Теслы к Альберту Эйнштейну и исследуют, как пишет сам режиссер, «чувственный, сексуальный потенциал науки». С последним стоит быть осторожными: перформансисты из Troubleyn в начале осени опубликовали открытое письмо, в котором рассказали о шантаже и харрасменте со стороны руководителя труппы, режиссера и хореографа Яна Фабра. Российское театральное сообщество, за редкими исключениями, оправдывало художника, а Козинский и вовсе поставил в октябре читку по недавно переведенным дневникам Фабра «Я/Ошибка».

«Белый кролик, красный кролик»

7–9 и 11–13 декабря

Режиссер: Нассим Солейманпур

До 2013 года иранскому режиссеру и драматургу Нассиму Солейманпуру не разрешали выезжать за границу, поскольку он отказывался служить в армии. В 2010-м Солейманпур решил написать пьесу-инструкцию, которую можно будет ставить совсем без его присутствия.

Схема несложная. Сначала организаторы выбирают исполнителя или исполнительницу «Кроликов». В Европе их уже сыграли, например, Стивен Фрай и Вупи Голдберг, в России среди исполнителей — Михаил Зыгарь, Антон Красовский, Юлия Ауг. За 48 часов актер или актриса получает несколько указаний — в частности, нельзя гуглить информацию о пьесе, но надо подготовить сценку о животном, каждый раз о разном.

Прямо перед спектаклем исполнителю выдают текст, который он видит впервые и может исполнить только один раз. Самих зрителей на спектакле просят не отключать мобильные телефоны, а посылать свои впечатления от спектакля самому Солейманпуру по электронной почте.

Формат «Кроликов» обусловлен иранскими государственными репрессиями. Но на выходе получился образец современного театра, который максимально ориентирован на то, чтобы случиться прямо здесь и сейчас, и одновременно не боится дополнять живую коммуникацию выходом в онлайн.

Российские драматурги с декабря начнут изобретать что-то похожее на лаборатории «Практика постдраматурга»: театр «Практика» и фестиваль «Любимовка» придумали делегировать режиссерскую функцию драматургам в сотрудничестве с театроведами, композиторами, хореографами и современными художниками. Результаты представят летом 2019 года, а NET позволяет уже сейчас подготовиться к встрече с таким пострежиссерским (а не постдраматическим) театром.

Кинопрограмма к юбилею фестиваля

30 ноября — 2 декабря

В прошлом году NET впервые дополнил программу кинопоказами — как теперь фестиваль отреагировал на популярность онлайн-трансляций, так и тогда отвечал, видимо, на запрос, сформированный проектом TheatreHD. В этот раз в «Октябре» покажут в записи пять спектаклей. Самый старый, «Войцек, или Эскиз головокружения» французского хореографа «не-танца» Жозефа Наджа с декорациями из грязной глины и сырого мяса, — 1994 года.

Самый недавний, «Деменция» Корнеля Мундруцо о беспределе в венгерских психиатрических больницах, вышел в 2013-м. Между ними разместятся «Мой большой спектакль» Давида Эспинозы — урок для немногочисленных российских независимых компаний о том, как придумать театр мечты в масштабе 1:87 почти без денег; великая «Долгая жизнь» Алвиса Херманиса, в котором 30-летние актеры два часа без единого слова документально воспроизводят один день из жизни пяти пожилых жителей коммунальной квартиры; «Ромео и Джульетта» Оскараса Коршуноваса, который локализует шекспировскую трагедию в итальянской пиццерии со всем необходимым количеством теста и муки, а потом и свиных рыл.

Идти на эти показы следует не с вопросом о том, допустимо ли смотреть театр в кино (да, допустимо), а с намерением измерить эстетическую дистанцию, которая существует между российским театром в 2018 году и теми европейскими образцами, на которых он рос. Дело в том, что все пять постановок, которые покажут в записи, — спектакли, которые NET в разные годы показывал в Москве вживую.


Фотографии: обложка, 1, 2, 3, 5 – «Новый европейский театр», 4 – Nathan Keay / Museum of Contemporary Art