Как «Подписные издания» стали достопримечательностью Петербурга и открыли свой бар Основатель книжного магазина Михаил Иванов — о моде на умные книги, конкуренции и похмельных бульонах

Как «Подписные издания» стали достопримечательностью Петербурга и открыли свой бар

В первых числах декабря на улице Рубинштейна по соседству и под управлением ресторана Frank заработал бар Black Books, вдохновленный британским сериалом «Книжный магазин Блэка». Кроме собственных достоинств (необычная подборка вин, изобретательные закуски и ироничный интерьер), заведение интересно тем, что его соучредителем стала команда «Подписных изданий» — одного из самых успешных независимых книжных магазинов в городе.

Пять лет назад переживавшую не лучшие времена старомодную книжную лавку на Литейном проспекте взялся переделать потомственный книготорговец Михаил Иванов. Ему удалось не просто вывести семейный бизнес из тупика, но и превратить «Подписные издания» в популярное городское место: магазин сотрудничает с небольшими независимыми издательствами, привозит книги на иностранных языках, регулярно проводит открытые встречи с писателями, а кроме того, выпускает собственные сувениры и открытки, которые пользуются неизменным спросом и продаются в том числе в крупных сетевых книжных.

Этот год был для магазина особенно удачным: команда открыла второй зал, благодаря чему площадь увеличилась более чем на треть, всерьез занялась развитием интернет-сайта, в ноябре «Подписные издания» издали книгу «Диалоги с Сокуровым», а еще в коллаборации с пабликом «Страдающее Средневековье» выпустили коллекцию значков с мифическими персонажами, первую партию которых раскупили за считанные часы.

The Village встретился с Михаилом Ивановым и поговорил с ним о моде на умные книги, конкуренции в интернете, издательском бизнесе, а также о том, зачем книжному магазину свой бар.

Фотографии

Виктор Юльев

Михаил Иванов

директор «Подписных изданий», соучредитель бара Black Books

О семейном бизнесе, бабушке и успехах

Наш бизнес очень семейный, со всеми вытекающими из этого плюсами и минусами. Бабушка, ключевой герой истории, до сих пор каждый день приходит в «Подписные издания», советы дает, наводит порядки. И надо признать, многие вещи, например особая атмосфера заведения, — это ее заслуга и еще моей мамы.

А началось все с того, что бабушка пошла в книготорговый техникум, потом поступила в Институт печати, после начала работать в системе книгораспространения в Советском Союзе — и к 35 годам сделала головокружительную карьеру, став директором второго в Ленинграде книжного магазина. Был «Дом книги» — первый магазин, а второй — «Подписные издания». В начале 90-х магазин стал независимым от государства, коллектив его приватизировал, и они стали самостоятельно им управлять. Наступили лихие 90-е — действительно самые тучные годы, потому что государственная монополия на издания книг ушла, появилось множество издательств, а книги по инерции продолжали продаваться гигантскими тиражами. Например, на Толкина они подписали 150 тысяч человек. То есть в одном магазине было продано 150 тысяч книг Толкина, это были, конечно, гигантские деньги. Правда, нужно учитывать, что и ситуация была другой, любые гигантские деньги могли на следующий день обесцениться. В 2000-е годы начали зарождаться первые книготорговые сети — «Снарк», потом «Буквоед», а классический формат магазина перестал быть актуальным. В итоге все стало постепенно приходить к упадку, пока в 2012 году я не начал работать в магазине и не стал медленно, трудно и мучительно его менять. Надо признать, что это была утопическая идея сделать что-то из этой истории. В наше время, к сожалению, книжный рынок очень неконкурентный, он практически монополизирован, и, конечно, открыть один магазин и действительно зарабатывать хорошие деньги, поддерживать уровень совсем непросто.

Но многое нам удалось. Я думаю, только за последний год наши показатели выросли процентов на 35. Мы открыли второй зал, стали активнее заниматься продвижением, серьезно подтянули событийную программу. Раньше интересные мероприятия у нас случались очень редко, а в этом году только в ноябре было четыре встречи — и все это были, как по списку, самые известные люди России: у нас был Александр Сокуров, Антон Долин, Михаил Зыгарь, Сергей Пархоменко, до этого к нам приезжал Леонид Парфенов. В общем, осень была очень насыщенной.

Плюс опыт, конечно, тоже растет: мы все чаще предлагаем какие-то новые позиции, направления, интернет-магазин развивается постепенно. На него большую ставку делали в этом году, сейчас расширяем коллектив, увеличиваем инвестиции в этот бизнес, потому что увидели, что он наконец-то дает нам какую-то отдачу. Сейчас мало что делаем для его продвижения, но все равно у нас на сайте стабильно от тысячи посетителей в день. Наверное, это такая неизбежная тенденция, что продажи через интернет будут расти, хотя нам, конечно, все равно милее офлайн-торговля.

Об открытии второго зала

Когда в мае мы начали ремонт во втором зале и вывесили в витрине баннер, анонсирующий открытие бара, — это была лишь шутка. Никто никакого бара открывать не собирался. Просто решили как-то необычно оформить витрину: долго думали над названием, было несколько вариантов, рабочее — «Беньямин Бухло», это такой важный немецкий искусствовед. И мы подумали, что было бы классно назвать в честь него воображаемый бар, но потом решили, что никто не поймет. Ну и, соответственно, в какой-то момент родилось название Black Books. Фотография витрины просочилась в соцсети, а потом многие СМИ (ни о чем нас особенно не спрашивая) написали, что мы открываем бар. Шалость удалась.

Честно говоря, мы рассчитывали, что второй зал нам гораздо больше поможет, но оказалось, что для того, чтобы действительно что-то изменить, нам нужно еще три таких зала. Тем не менее что-то постарались сделать: устроили больше горизонтальных выкладок, которые гораздо удобнее для посетителей. В зале появилось два шкафа с книгами на иностранных языках, мы сейчас стараемся всю актуальную зарубежную прозу искать на языках оригинала, хотя это не просто. Плюс вынесли книги по искусству на отдельную стену, они занимают целых шесть стеллажей, дали детскому отделу немного свободы. Ну и, конечно, сидячие места: сейчас дополнительно у нас появилось десять столов, благодаря тому, что мы сделали второй этаж, а на первом выделили дополнительную зону, где можно посидеть и почитать.

О книготорговом бизнесе в России и моде

на умные книги

Большинство тех, кто занимается частным книготорговым бизнесом в России, — фанатики. Многим из них не хватает понимания бизнес-процессов, а иногда и желания заработать. Зачастую это люди, которые не умеют даже накладные составлять. То есть, с одной стороны, это для них работа, а с другой — жизненное увлечение, досуг или даже наркотик. Сложности опять же связаны с не очень хорошим спросом в стране. У нас средний тираж книги — две тысячи экземпляров. Другими словами, в стране, где проживает больше 140 миллионов человек, некоторые книги способны читать или хотят читать всего 10 тысяч.

Сейчас есть определенный тренд — читать становится модным. Очень хорошо, что это происходит. Не могу понять почему, может быть, это связано с тем, что уровень жизни вырос, появились запросы на более качественные изменения в обществе. Видно, что совершенно разные люди начинают увлекаться чтением. Я много раз отмечал, как «умнеют» рейтинги продаж. Если мы посмотрим на список бестселлеров десять лет назад и сегодня, покажется, что это две разных страны. Если раньше это была страна четвертого мира, то сейчас мы приближаемся — и во многом даже обгоняем — к передовым государствам. Но это не отменяет факта, что на рынке творится чудовищный бардак.

Есть большие проблемы с нерегулируемым демпингом со стороны интернет-магазинов. Многие покупатели, сравнивая цены, не задумываются, что это маркетинговый ход, и думают, что маленькие книжные магазины или даже крупные сети обманывают их, делая какие-то сумасшедшие наценки. На самом деле это не так, просто за счет давления на издательства, за счет свободных денег, общих объемов продаж интернет-магазины иногда способны предлагать сверхнизкие цены — часто лишь для того, чтобы привлечь определенную аудиторию, а потом продавать ей ботинки, мыло, электронику и получать свою маржу.

Государство почти не занимается пропагандой чтения. Может, на каком-то уровне это происходит, есть же какие-то телепрограммы на канале «Культура», но это должно быть все-таки и как-то по-другому сделано. Как только на федеральных каналах в прайм-тайм начнут хотя бы упоминать книги, мы проснемся счастливыми. Сейчас многие лидеры мнений начинают рекламировать книги, совершенно бесплатно рассказывают о том, что они читают. Ургант, Собчак, Шнуров это регулярно делают — и это невероятно сказывается на продажах. Нужно понимать, что продавать хорошие умные книги людям, которые их и так читают, — это несложно. Нужно продавать хорошие книги всем.

О книге Сокурова и издательской деятельности

Мы с самого основания дружим с «Открытой библиотекой». Мы и работать начали примерно в одно время. Вместе с Колей (Николаем Солодниковым, создателем проекта. — Прим. ред.) давно думали о создании книги — и вот как раз у него появилась идея сделать «Диалоги» с Александром Николаевичем Сокуровым. Мы взяли на себя все моменты, связанные с изданием: переработали записи встреч, все отредактировали, сдали в печать — и получилась книга. Кажется просто, но могу сказать, что вот мы, например, производим сотни тысяч тетрадей в год, и сделать одну книгу в 3 тысячи экземпляров было намного труднее. Книга сейчас была представлена на ярмарке non/fiction в Москве, говорят, очень хорошие были продажи, у нас она тоже на первом месте, ее часто заказывают, мы ее продаем во многих крупных магазинах в Москве и Петербурге. То есть опыт был очень интересный и воодушевляющий, но при этом был абсолютно, конечно, некоммерческий проект.

Если заниматься издательской деятельностью серьезно, нужно инвестировать большие деньги. Чтобы войти на этот рынок, требуется, по моим оценкам, не менее 20 миллионов рублей. Это примерно как с сувенирами: если у тебя меньше 100 наименований, будет довольно сложно закрепиться. Это экономические законы. И пока что у нас нет возможности этим заниматься. Так что я думаю, это будут разовые проекты — для души. В конце января у нас выйдет следующая книжка, пока не могу говорить, какая именно, она будет небольшой, но довольно интересной.

О баре Black Books на Рубинштейна, любви к мелочам и эстетских бульонах

После той истории с шуточной вывеской на Литейном было много откликов: некоторые расстроились, обиделись на «Подписные издания», особенно фанаты сериала. Тогда и появилась мысль: почему бы и правда не открыть бар? Мы посовещались с ребятами из «Фрэнка» и довольно быстро все сделали. Буквально за два месяца спроектировали и построили Black Books.

С самого начала решили, что не будем пытаться угодить фанатам. У людей есть сформировавшийся образ Бернарда (Бернард Блэк — главный герой сериала. — Прим. ред.), который курит, моется на работе, посылает всех, ну а мы сами по себе очень воспитанные и приветливые, поэтому понимали, что так вести себя точно не сможем. Потому ограничились тонкими отсылками, цитатами, но дальше не пошли, иначе это просто превратилось бы в фан-клуб, который многим был бы совершенно непонятен.

Я очень люблю разные мелочи, я к ним привязываюсь, очень сильно из-за них переживаю. Например, у нас вывеска сделана из дерева, каждая буква выточена вручную. Или портрет Бернарда на стене в старинной раме XIX века: картину написали на заказ, на ней голова Бернарда, а тело — английского писателя Роберта Саути, который написал сказку «Три медведя». Оригинал этой картины висит в Национальной портретной галерее в Лондоне. Мы сделали деревянный пол, купили и восстановили винтажные шведские стулья. Собрали коллекцию черных книг. Это тоже был такой челлендж, потому что оказалось, что книг с черными обложками в общем-то не так много. Их там сейчас, кажется, 240 — и то смотрится пустовато, будем стараться хотя бы до 350 довести.

Мы постарались сделать профессиональную винную карту — сбалансированную, интересную и необычную. Плюс подробно написали о винах. Обычно предполагается, что ты такой пришел, как будто уже прочитал все винные гиды и справочники, и тебе о чем-то говорят сами названия, но мне, например, ни о чем обычно винная карта не говорит, за исключением условно трех видов вина, которые мне нравятся. Все остальное для меня — темный лес. Мы же сейчас видим, что многие люди сидят и долго читают меню, потому в нем весело, смешно, но при этом профессионально написано о том, почему то или иное вино стоит пить. А еще мы предлагаем английское импортное пиво.

Наш бренд-шеф — Антон Абрезов (заметный петербургский шеф-модернист, известный по ресторанам Gräs X MADbaren и «Мечтатели». — Прим. ред.). Он сделал линейку закусок: тартары, паштеты, сыры, мясные деликатесы, а еще особые ветчины, которые мы подаем только по выходным — их неделями маринуют, потом томят несколько часов в специальных печах. Плюс придумали такой необычный формат — бульоны, которые подаем в винных бокалах. Выглядит это достаточно эстетично. Идея в том, что ты можешь даже довольно потрепанным, после ночной вылазки по барам зайти к нам, попить хорошего бульона — и начать все заново. Надо сказать, они действительно спасают, мы уже и сами пробовали неоднократно.

Со следующего года планируем устраивать какие-то мини-посиделки с писателями, журналистами, критиками. Но это не будет похоже на мероприятия в «Подписных изданиях». Скорее будет напоминать квартирники: можно будет задать вопрос без микрофона, а приглашенный гость и посетители вместе выпивают.

Для меня бар — это еще и подготовка к открытию второго магазина, о котором мы сейчас много думаем. У нас очень много идей, которые не можем реализовать на Литейном из-за отсутствия свободного места. Пока могу сказать, что это точно будет книжный магазин, а не ресторан — например, книжный магазин чьей-то мечты.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

13 цитат о книжном бизнесе из сериала Black Books («Книжный магазин Блэка»)
13 цитат о книжном бизнесе из сериала Black Books («Книжный магазин Блэка») Сильно пьющий ирландец-мизантроп держит предсказуемо убыточный книжный магазин. Его новый помощник пытается вдохнуть жизнь в это заведение.
13 цитат о книжном бизнесе из сериала Black Books («Книжный магазин Блэка»)

13 цитат о книжном бизнесе из сериала Black Books («Книжный магазин Блэка»)
Сильно пьющий ирландец-мизантроп держит предсказуемо убыточный книжный магазин. Его новый помощник пытается вдохнуть жизнь в это заведение.

53 места на Рубинштейна: Всё о главной ресторанной улице России
53 места на Рубинштейна: Всё о главной ресторанной улице России Карта всех кафе, баров и ресторанов, комментарии экспертов, местных жителей и владельцев заведений
53 места на Рубинштейна: Всё о главной ресторанной улице России

53 места на Рубинштейна: Всё о главной ресторанной улице России
Карта всех кафе, баров и ресторанов, комментарии экспертов, местных жителей и владельцев заведений

Старожилы книжной ярмарки в ДК имени Крупской (Петербург)
Старожилы книжной ярмарки в ДК имени Крупской (Петербург) Как устроена сегодня легендарная «Крупа» — какие книги продают, кто продает и кто покупает
Старожилы книжной ярмарки в ДК имени Крупской (Петербург)

Старожилы книжной ярмарки в ДК имени Крупской (Петербург)
Как устроена сегодня легендарная «Крупа» — какие книги продают, кто продает и кто покупает

Все-таки она резиновая: 18 новых мест на улице Рубинштейна
Все-таки она резиновая: 18 новых мест на улице Рубинштейна Хроники главной ресторанной улицы за год: Duo.Asia Дмитрия Блинова, техасский брискет в Smoke BBQ, «Бармитя» и хорошие суши в Subzero
Все-таки она резиновая: 18 новых мест на улице Рубинштейна

Все-таки она резиновая: 18 новых мест на улице Рубинштейна
Хроники главной ресторанной улицы за год: Duo.Asia Дмитрия Блинова, техасский брискет в Smoke BBQ, «Бармитя» и хорошие суши в Subzero

Тэги

Новое и лучшее

Эксклюзив The Village: Запрет на выезд из России можно проверить на черном рынке

Кафе Birds в Белграде

Криптовалюта — все еще удобный способ вывода денег. Варианты для уехавших

Гид по магазинам Стамбула: От местного ЦУМа до винтажных лавочек

Проблемы диаспоры. Лев Левченко — о том, почему русские в эмиграции не здороваются друг с другом

Первая полоса

Ведущая «Спокойной ночи, малыши» предложила привезти на фронт Хрюшу со Степашкой и попросить украинцев «остановиться»

Little Big покинули двое музыкантов. Похоже, что группа распалась

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются

РПЦ безвозмездно получила здание петербургской РАНХиГС. Студентов чуть не выселили

В ноябре число объявлений о срочной продаже квартир в России достигло рекорда

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропагандаЛучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда Лучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо

«ВКонтакте» заблокировала группу «Совета матерей и жен военнослужащих»

В парках Москвы открылся 21 каток с искусственным льдом

Петербургскую тюрьму «Кресты» выставят на продажу

Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают
Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают Объясняем, почему так и где купить украшения дешевле, пока не поздно
Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают

Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают
Объясняем, почему так и где купить украшения дешевле, пока не поздно

Гид по рынкам Тбилиси
Гид по рынкам Тбилиси Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»
Гид по рынкам Тбилиси

Гид по рынкам Тбилиси
Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»

Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды
Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды Пошаговая инструкция для россиян
Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды

Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды
Пошаговая инструкция для россиян

О героине The Village снимут сериал. Историю Светы Уголёк экранизирует студия «Среда», премьера — в 2024 году

Сериалу «Монастырь» не выдали прокатное удостоверение. По мнению РПЦ, он оскорбляет чувства верующих

Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле
Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле Даже простое «merhaba» прибавит вам очков в глазах местных
Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле

Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле
Даже простое «merhaba» прибавит вам очков в глазах местных

Госдума окончательно приняла закон о запрете «ЛГБТ-пропаганды»

Московские кинотеатры «Факел», «Юность» и «Звезда» откроются в новом году

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники

Более 50% благотворительных фондов заявили о сокращении пожертвований

Движение Food not bombs в Москве прекратило деятельность из-за угрозы опасности

Сегодня в Тбилиси пройдет марш против сексуального насилия

Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь
Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь Участвовать в благотворительном забеге, слушать «Аигел» и смотреть «Треугольник печали»
Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь

Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь
Участвовать в благотворительном забеге, слушать «Аигел» и смотреть «Треугольник печали»

На Бауманской горит ТЦ «Елоховский пассаж»

Ночью в «Открытом пространстве» проходили обыски. Задержали более 15 человек, многие из них рассказывают об избиениях

Первоклашкам предложили написать письмо «незнакомому мобилизованному» — вместо Деда Мороза

Цена на импортные новогодние ёлки вырастет на 25%. В Рослесинфорге предложили россиянам самим сходить в лес за елью

Лейла Гиреева, сбежавшая из дома в Ингушетии от побоев и «лечения от атеизма», на свободе. Но все еще в опасности

Ушедшую из России Lush заменит косметическая сеть Oomph

В медицинских вузах будет больше бюджетных мест

Петербуржцам запретят добывать березовый сок и вырезать надписи на деревьях

Посмотрите, как в Ереване протестуют накануне приезда Путина, Лукашенко и Лаврова

Чехия запретила безвизовый транзит для россиян

Участок «Октябрьская» — «Новые Черемушки» закроют с 3 по 7 декабря

Якутский панк против войны
Якутский панк против войны Полицейские устали задерживать Айхала Аммосова и хотят его посадить
Якутский панк против войны

Якутский панк против войны
Полицейские устали задерживать Айхала Аммосова и хотят его посадить

Чем заняться в Москве и Питере в конце ноября?
Чем заняться в Москве и Питере в конце ноября? Собирать вещи для бездомных и танцевать в шалаше
Чем заняться в Москве и Питере в конце ноября?

Чем заняться в Москве и Питере в конце ноября?
Собирать вещи для бездомных и танцевать в шалаше

С сайта Мариинского театра убрали имя хореографа Ильи Живого. Он не раз выступал против войны

В Брянске подожгли приют для животных. Погибли 52 кошки и 2 собаки

Испания в 2022-м выдала россиянам в три раза больше шенгенских виз, чем в прошлом году

Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 2, ноябрь
Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 2, ноябрь Смотреть балет, слушать иммерсивный спектакль на Медеу и знакомиться с историей «АЛЖИРа»
Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 2, ноябрь

Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 2, ноябрь
Смотреть балет, слушать иммерсивный спектакль на Медеу и знакомиться с историей «АЛЖИРа»

На Wildberries завели дело за продажу паленого Adidas. Экспертиза показала, что весь ассортимент там — подделка
На Wildberries завели дело за продажу паленого Adidas. Экспертиза показала, что весь ассортимент там — подделка

Полковник Генштаба ВС РФ взял взятку стиральной машиной от военного комиссара района Раменки

Гастровавилон: Hummus Kimchi в Ереване
Гастровавилон: Hummus Kimchi в Ереване Израильско-корейское кафе, открытое в столице Армении эмигрантами из Москвы
Гастровавилон: Hummus Kimchi в Ереване

Гастровавилон: Hummus Kimchi в Ереване
Израильско-корейское кафе, открытое в столице Армении эмигрантами из Москвы

В кубанской станице установили скульптуру, которая очень похожа на анальную пробку

В Петербурге туристам придется оплачивать курортный сбор

«Выбрались из плена проклятых бюрократов»: Музыкантов «Интуриста» выпустили из брюссельского транзитного центра

Какая погода ожидается в Москве, Петербурге, Тбилиси, Ереване и Белграде на этой неделе

Активистки «Яблока» провели антивоенную акцию около здания Минобороны

Россияне готовы экономить на одежде и еде, но только не на алкоголе — исследование NielsenIQ

В Москве горит склад цветов

С 21 ноября россияне смогут оформить карту Visa или Mastercard на Шри-Ланке

Телеканал «Муз-ТВ» заглушил слова «мир» и «война» во время выступления певицы Zivert

На Камчатке началось извержение самого высокого действующего в Евразии Ключевского вулкана

IKEA сотрудничала с беларускими поставщиками, которые использовали труд заключенных, в том числе политзаключенных

Количество российских заключенных рекордно сократилось на фоне вербовок в «ЧВК Вагнера»

Под Петербургом взорвался газопровод

Москве не хватает дворников

На Сахалине из-за взрыва газа обрушилась пятиэтажка. Девять человек погибли

Пикапер Алекс Лесли рассказал о прилете в Казахстан, несмотря на запрет. Так ли это?

Нойз МС*, Светов*, Шихман* и Мальцев* — новые иноагенты: Что о них известно

Россиянам стали выносить более мягкие приговоры, если они воевали в Украине — «Вёрстка»