25 мая, среда
Москва
Войти

«Родилась новая личность»: Как Ася Мальберштейн решила открыть секс-шоп Петербургский дизайнер, пережившая бизнес-конфликт с партнерами, — о своей новой марке «с эротической ноткой»

«Родилась новая личность»: Как Ася Мальберштейн решила открыть секс-шоп

В апреле 2017 года петербургский дизайнер Анастасия Швачко (более известная по псевдониму Ася Мальберштейн) рассказала о конфликте с партнером по бизнесу Марией Слиньковой. Сейчас бизнес Asya Malbershtein (как и права на имя) Анастасии не принадлежит, несмотря на выигранный в июле суд. Бренд продолжает работать — теперь без основательницы.

Сама Ася в конце 2017 года запустила новую марку To Be Woman — уже вышла первая, пижамная коллекция «Моя птичка»; 8 марта стартует еще одна — Dita («праздничная и сексуальная», как описывает ее Ася). Чуть позже дизайнер планирует запустить секс-шоп, а потом — и другие проекты. Крупных инвесторов у Аси нет, поэтому отчасти выручает краудфандинг: на сайте бренда есть кнопка «Божья помощь» — можно пожертвовать 199 или 399 рублей, а взамен получить промокод.

В интервью The Village Анастасия Швачко (Ася Мальберштейн) рассказала о том, какой будет марка To Be Woman, чем ее секс-шоп будет отличаться от остальных и зачем она бесплатно консультирует других дизайнеров.

Фотографии

Виктор Юльев

О судах

В апреле 2017 года меня без моего ведома вывели из числа учредителей компании Asya Malbershtein, которую я создала еще в 2008-м. Если в двух словах описывать суть конфликта: в результате проведенного мной аудита я выявила, что мой партнер, мягко говоря, не совсем со мной честна. С апреля месяца отстаиваю свои ущемленные права в судебном порядке (юрист компании Asya Malbershtein Владимир Андреев в апреле 2017 года комментировал конфликт. — Прим. ред.).

Весной я собиралась мысленно и физически. Чтобы оправиться от шока и запустить новый проект, мне потребовалось время. От моего бизнеса — компании Asya Malbershtein — мне не осталось абсолютно ничего. В соцсетях меня сознательно выставили не как владельца бизнеса, а как наемного дизайнера, который сам решил ни с того ни с сего не только не ходить на работу, но еще и потопить созданную им же компанию.

К настоящему моменту я и мои адвокаты прошли через три суда. Один мы выиграли. Но в связи с тем, что компания АМ была перепродана дважды, решение суда до сих пор не вступило в силу. Новые владельцы марки Asya Malbershtein подали апелляцию, и сейчас все мои судебные разбирательства находятся на стадии кассации. Мои оппоненты пытаются всеми возможными способами затянуть суды.

Имя Asya Malbershtein, как и весь бизнес, теперь принадлежит трем учредителям. Бренд продолжает клонировать мои старые модели, открываются магазины по городу, они, по моим данным, принадлежат подруге Марии Слиньковой.

О проекте To Be Woman

За эти полгода у меня возникло четыре проекта. To Be Woman — первый из них: проект сладкий, как конфетка. Сейчас я активно тружусь над его запуском. Еще два планирую запустить в 2018 году, если хватит сил и ресурсов.

Идея To Be Woman пришла еще весной. Название для проекта придумала Настя Колесникова — предприниматель, основатель проекта «Местная еда» и маркета при нем. Мне хотелось сделать новый, яркий, легкий проект, выразить то, что я не успела в рамках Asya Malbershtein. Этот проект — весьма вольный, где я могу применить всю свою иронию и юмор. В конце лета я приступила к запуску. Сейчас у меня есть швейное производство, на котором мы отшиваем To Be Woman, и уже сформирован еще один — кожаный — цех.

Мой план состоял в том, чтобы запуститься до 20 декабря 2017-го: в этот день моей бывшей компании исполнилось бы девять лет (наверное, люди, которым бренд принадлежит сейчас, об этом даже не знают). Сколько денег ушло на запуск? Много. Не 500 тысяч. Я бы не хотела раскрывать данные, но бизнесмены поймут, какие суммы нужны, чтобы организовать запуск «швейки». Это очень сложно, инвестирования нет: все проекты я запускаю либо с «Божьей помощью», либо на кредитные деньги и с помощью друзей.


Когда я изучала спрос в adult-индустрии, поняла, что общество уже готово к новой интересной — другой — подаче: для тех, кто наконец-то созрел. У нас произошла микросексуальная революция


В проект по любви влилось несколько новых людей: например, Аня Општейне, которая разрабатывала весь фирменный стиль. Недавно к нам присоединилась умудренная опытом экстравагантная Дафна Граф — загадочная личность из Петербурга: иногда она фантазирует на To Be Woman. Я до сих пор сама не знаю, кто она: Дафна пишет тексты и микрорассказы, основанные на своем — видимо, богатом — личном опыте, и ночью присылает мне в телеграм. Надеюсь, в будущем мы продолжим с ней сотрудничать.

To Be Woman — полноценная марка: мы планируем выпускать пальто, тренчи, платья, белье и, может быть, даже обувь. Это будет женская марка с эротической ноткой. Недавно мы выпустили первую коллекцию «Моя птичка»: это веселые пижамы из вискозы и хлопка для «послушных» девочек. Вторая коллекция — Dita — будет более серьезной и лаконичной: в нее войдут платья для повседневной носки, халаты, белье, корсетная линия — черное и розовое, праздничное и сексуальное. Также проект To Be Woman открыт для сотрудничества с дизайнерами. В нашем интернет-магазине будет представлена продукция не только моего производства, но и другие марки. Мы активно ведем переговоры с отечественными дизайнерами и зарубежными марками белья и чулок, а также изделий из латекса.

Помню, как долго я подбирала себе то, в чем могу ходить дома и чувствовать себя секси. Находила подобные вещи, но соотношение «цена — качество» вынудило задуматься о новой линии. Ценовая политика To Be Woman будет очень доступной: например, халаты из искусственного (а позже — из натурального) шелка стоят до 8 тысяч рублей. Комплекты, нижнее белье — до 4 тысяч. Это доступный фэшн, доступная домашняя и повседневная мода, а качество, разумеется, лучше, чем у масс-марок.

О секс-шопе

Еще один мой проект— Tobewoman.Sexу, это секс-шоп. Сначала он будет в онлайн-версии, которую я надеюсь запустить через пару месяцев, а позже мы откроем настоящий офлайн-секс-магазин. Пока что все на стадии обсуждения и поиска площадки.

Когда я изучала спрос в adult-индустрии, поняла, что общество уже готово к новой интересной — другой — подаче: для тех, кто наконец-то созрел. У нас произошла микросексуальная революция: народ подучился на курсах вроде «Секс.рф» или у секс-коучера Алекса Мэя и пошлепал в секс осознанно — с широко открытыми глазами и включенным светом. Но каких-то классных интернет-магазинов очень мало. При этом, изучив рынок, я нашла невероятное количество классных по дизайну и качеству секс-игрушек — например, из Скандинавии. Многие бренды у нас ни хрена не представлены либо представлены так нелепо, некрасиво и «невкусно», что покупатель никогда не обратит на них внимание. Модник, который вырос на шведских блогах, не может покупать неэстетику. Потому моя история — про эстетику. Я выбрала все самое лучшее и красивое из представленного на adult-рынке.

Хочется сделать невероятно яркий проект с новой подачей, а также с образовательной функцией и должным юмором. Ассортимент будем формировать я и моя группа добровольцев — из выборки, проверенной мной, моими друзьями и «испытателями». Будет все самое лучшее: не только вибраторы и мастурбаторы, но и, например, много предметов для женского здоровья. Скажем, смазки: не тот ужас, который продают в аптеках, а действительно классные экологичные бренды. В основном будут представлены европейские марки, а также российская косметика.

Первый офлайн-магазин откроется в Петербурге, предположительно, в этом году. Могу сказать, что это будет уникальный магазин, — я ничего подобного не видела. Это будет бомба!

О других проектах

Следующий проект — изделия из кожи. У меня колоссальный опыт в этом направлении. Меня знают как кожника, и мне не хочется расстраивать своих клиентов и почитателей моей первой марки. Точный срок запуска пока не могу сказать. Как только поставлю до конца производство и обучу сотрудников.

Дело в том, что сейчас схема такая: первый проект является донором для второго, второй — для третьего. Про четвертый проект могу лишь сказать, что он будет чисто для мужчин.

О «Божьей помощи»

Когда у меня отобрали бизнес, других средств к существованию просто не было. Очень много людей писали: «Ася, ни хрена себе, чем тебе помочь?» Я действительно нуждалась в помощи: денег не было даже на жизнь, не говоря уже о юридических услугах. Своей квартиры у меня нет, запускалась я на кредитные деньги.

Кнопку «Божья помощь» — как и весь сайт To Be Woman — я писала сама. Когда оформляла техзадание, поняла, что на переписку с разработчиками уйдет пара месяцев, а я себе такое позволить не могу. Поэтому сначала купила обучающую литературу, потом посмотрела кучу видео о том, как самостоятельно сделать сайт. И написала его за месяц бессонных ночей (днем я торчала на производстве), поэтому он получился такой веселый.

Идея «Божьей помощи» тоже пришла ночью. Если люди хотят помочь, они могут пожертвовать новому бренду 399 рублей. Взамен я даю промокод, который действует, пока живы я и мой бренд. Сейчас уже идут заказы с промокодов. Все честно! Один пример: человек пожертвовал 399 рублей, а скидка с его покупки составила более 1000 рублей. Получается, это выгодно самим же клиентам.

Фишка в том, что деньги, которые мы собираем, реально идут только на оборудование и закупку тканей. Я ни копейки не трачу на себя. С «Божьей помощью» мы купили промышленный оверлок, а сейчас собираем на прямострочку, чтобы как можно быстрее запускать новинки и радовать людей.

О консультации

Так получилось, что судьба свела меня с замечательным человеком и моим адвокатом Русланом Гацаловым. У него есть проект «Бизнес-попутчик»: он занимается консультированием и помощью. В рамках проекта мы абсолютно бесплатно помогаем представителям творческой индустрии в плане юридического ликбеза, чтобы творцы и предприниматели не наступили на те же грабли, что и я.

Когда со мной случилась вся эта история, мне писало и звонило очень много людей: спрашивали, например, что делать, если партнер по бизнесу ворует или забрал бизнес и так далее. Я поняла, что моя история не частный случай. И испытание «медными трубами» проходят не все. Это неприятный и горький опыт, ты до конца не можешь поверить, что все случилось именно с тобой. Я уверена: не надо хранить молчание о чужой подлости. Мы все своей борьбой по нитке формируем новый алгоритм защиты творческой индустрии и бизнеса. И мы не должны опускать руки перед системой с несовершенными законами.

Полгода — помимо того, что я «выдыхала», зрела и судилась — еще и много консультировала. Не только питерцев — мне звонили из Москвы, Хабаровска и других городов. За это время пришлось разобраться во многих тонкостях и юридических нюансах. Мне хочется помогать другим, чтобы люди не оказались в подобных «тисках» и не были абсолютно растеряны в ситуациях, похожих на мою. Периодически можно звонить мне или Руслану Гацалову: поможем, чем можем, что знаем — расскажем.

О выводах

Желание что-то делать, сотрудничать не отбилось. Эта история показала, who is who. И истинное отношение ко мне. Людям, которые меня ненавидели или завидовали, больше не нужно было притворяться. Сорваны маски, сильно почистилось мое окружение. Чему я благодарна: со мной остались настоящие друзья. И пришло очень много новых достойных людей — другого уровня мышления, иной внутренней прошивки. Так что окружение поменялось качественно в лучшую сторону.

Этот горький опыт, несомненно, меня изменил. Многие страхи, материализовавшиеся в моей жизни, просто ушли. Родилась новая личность — пока еще сама не поняла, какая она. Но «сука» уже ничего не боится.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Как бывший следователь запустил производство соевого молока
Как бывший следователь запустил производство соевого молока История панк-рокера и юриста Ивана Иванова, который стал веганом и открыл в Петербурге свой бизнес
Как бывший следователь запустил производство соевого молока

Как бывший следователь запустил производство соевого молока
История панк-рокера и юриста Ивана Иванова, который стал веганом и открыл в Петербурге свой бизнес

«Не готова дарить свой бизнес»: Что происходит с маркой Asya Malbershtein
«Не готова дарить свой бизнес»: Что происходит с маркой Asya Malbershtein Петербургский дизайнер Анастасия Швачко — о том, как она лишилась компании
«Не готова дарить свой бизнес»: Что происходит с маркой Asya Malbershtein

«Не готова дарить свой бизнес»: Что происходит с маркой Asya Malbershtein
Петербургский дизайнер Анастасия Швачко — о том, как она лишилась компании

I Am Studio: Как появился первый российский бренд одежды middle-up
I Am Studio: Как появился первый российский бренд одежды middle-up Дизайнер Даша Самкович — о выборе фабрик, организации продаж и новой медленной моде
I Am Studio: Как появился первый российский бренд одежды middle-up

I Am Studio: Как появился первый российский бренд одежды middle-up
Дизайнер Даша Самкович — о выборе фабрик, организации продаж и новой медленной моде

«Наша аудитория — оптимисты»: Как взлетел бренд дизайнерских носков St. Friday Socks
«Наша аудитория — оптимисты»: Как взлетел бренд дизайнерских носков St. Friday Socks Маркетолог Сергей Тонков — о найденной на Avito фабрике, носках с надписью «Сак май дик» и коллаборации с Третьяковкой
«Наша аудитория — оптимисты»: Как взлетел бренд дизайнерских носков St. Friday Socks

«Наша аудитория — оптимисты»: Как взлетел бренд дизайнерских носков St. Friday Socks
Маркетолог Сергей Тонков — о найденной на Avito фабрике, носках с надписью «Сак май дик» и коллаборации с Третьяковкой

Тэги

Люди

Места

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Первая полоса

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Подпишитесь на рассылку