«Мы не привыкли жить с ощущением, что есть место, где мы находимся постоянно», — говорит Катерина Чучалина, старший куратор фонда V-A-C, который продолжает оставаться бездомным. Да, основанный миллиардером Леонидом Михельсоном фонд, в коллекции которого есть работы Фрэнсиса Бэкона, Натальи Гончаровой, Амедео Модильяни, Василия Кандинского, Уэйда Гайтона и других современных и не очень классиков, до сих пор кочует с площадки на площадку.

Затеянная V-A-C грандиозная перестройка ГЭС-2 в музей современного искусства все еще далека от завершения (частичное открытие площадки пока запланировано на 2020 год), поэтому в этом году фонд, который и до этого активно интересовался Москвой как большой выставочной площадкой, решил организовать работу на городских окраинах в рамках проекта «Расширение пространства. Из центра». Им и занимается Чучалина, которая называет его «прививкой от собственного изоляционизма» — проблемой, с которой сталкивается художественное сообщество во всем мире (попробуйте без подготовки прочитать текст о современном искусстве).

«В художественных практиках и в культурных институциях накопилось очень много знаний. Из-за закрытости культурных институций оно теоретизируется и не становится практически полезным. Это происходит на всех уровнях: на интеллектуальном, на эмоциональном, на любом. Нам бы хотелось остановить этот процесс и не застыть в своей правоте. Художникам, теоретикам и кураторам есть чем поделиться с горожанами», — говорит куратор.

Весь 2019 год V-A-C, привлекая к работе театральных режиссеров, композиторов и художников, вместе с жителями районов (от Лефортова до Крылатского и Хорошева) будет снимать кино о районах, ставить оперу о работниках ГЭС-2, устраивать концерты продавцов на рынках и странные кружки в бывших советских ДК. V-A-C не хочет замыкаться на себе.

И это, конечно, неразрывно связано с нынешним отсутствием постоянной площадки у фонда. «Ты можешь построить свою маленькую крепость, обозначить в ней приоритеты и только пытаться привести туда людей. Это неправильно. Мы много говорим о том, что институция не должна себя чувствовать островом, в который должны стекаться люди. Наша ДНК связана с кочевническим образом жизни и исследованием территории, поэтому мы продолжим делать проекты за пределами ГЭС-2 даже после ее открытия. Нам хочется общаться с сообществами, которые не придут туда. Мы десять лет делали проекты на разных городских площадках, постоянно перемещались, исследовали разные городские пространства и территории. По всем этим причинам мы делаем „РП“ сейчас и продолжим делать проекты за пределами ГЭС-2 после ее открытия», — говорит Чучалина.

Москвичи редко выбираются из своих районов, тем более в центр, поэтому Чучалина настаивает на том, что цель проекта в том, чтобы местные жители лучше узнали собственные районы, а фонд — этих самых жителей. «Отдаленность в нашем проекте не самоцель. Москва не устроена таким образом, что в центре все классно, а на окраинах плохо. Но сейчас есть много мест далеко от центра — дома культуры и торговые центры, парки и бары, библиотеки и рынки, спортивные, скейтерские и площадки для выгула собак, — где и формируется городская культура — иногда сообща с культурными институциями, иногда сама по себе».

Даже в тех районах, где есть музеи современного искусства (в том числе и в центре), люди не знают про них или не ходят туда. «Если рядом с твоим домом есть музей, это не значит, что ты в него вовлечен, — говорит Чучалина. — Этим проектом мы хотим помочь сообществам отрефлексировать и сформулировать свою идентичность, а также помочь самим себе артикулировать свою идентичность как институции».

При этом, добавляет куратор, фонду не важно, чтобы люди знали, что это
V-A-C — этот проект не про рекламу: «Мы просто хотим быть интересными и полезными. Главное — заразить среду своими идеями».

The Village также попросил куратора подробнее рассказать о проектах программы.

«Непрерывные токи»


МЭИ, Лефортово

vk

«В Лефортово мы пришли, потому что очень хотели делать проект с Московским энергетическим институтом, потому что тесно с ним связаны: его выпускники работали на ГЭС-2, а мы, работая над архивом закрывшейся электростанции, интервьюировали сотрудников и вообще накопили огромное количество материалов об энергетической отрасли, здании, Болотном острове и самом предприятии.

Первая часть нашего проекта — общественное пространство для жителей района и студентов МЭИ. Их кампус находится прямо в центре жилого района, поэтому там часто случаются конфликты. Мы позвали архитекторов, студентов и местных активистов, чтобы попробовать решить эту проблему. Мы хотим сделать нейтральную территорию, место примирения, которое устроило бы обе конфликтующие стороны.

Вторая часть проекта в Лефортове связана с ГЭС-2. Это опера, основанная на звуках электростанции и интервью ее бывших работников. Команда из четырех человек — композитора, поэта, режиссера и художницы — работает над ней уже два года. В опере будут играть и петь студенты МЭИ, и, конечно, мы приглашаем местных жителей».

«Странные кружки»


Хорошево-Мневники и другие районы

expandingspace

«В 20-х годах прошлого века кружки получили повсеместное распространение как способ вовлечения в непрофессиональное коллективное творчество, после они стали частью консервативной культурной системы, методики преподавания стали однообразными, предсказуемыми и скучными. Сейчас в них все разложено по полочкам, классифицировано. Если ДК открывает кружок вокала, то приглашает человека, который умеет только петь, то есть знает технику воспроизведения звуков голосом. При этом мало кто задается вопросом, что значит петь сейчас. Петь в XVIII и в XXI веке — не одно и то же. Сейчас тело человека работает по-другому, иначе устроена звуковая среда города и концертная среда, не говоря уже о том, что сами исполнительские искусства претерпели огромные изменения.

В наших кружках обучение навыку не самое главное. Они основаны на парадоксе — на несовместимых вещах, например танце и портретировании. Только так можно почувствовать себя художником и чему-то по-настоящему научиться. Приглашенные художники, хореографы, режиссеры, композиторы работают с подростками, детьми и преподавателями ДК. Они пытаются делать такие кружки, которые будут говорить о том, из чего собраны разные практики и чем они могут быть тебе интересны и полезны».

«Основано на реальных событиях»


Крылатское

expandingspace

«В Крылатском мы приглашаем жителей поучаствовать в создании музыкально-драматического спектакля режиссера Андрея Стадникова. В его основу ляжет повседневный опыт жителей: разговоры, прогулки, местные истории и мифология района, видение будущего. Вместе с кураторами программы они будут гулять по району, рассказывать о произошедших с ними историях, которые впоследствии войдут в спектакль.

Недавно была первая встреча с жителями района. Пришло 12 человек — многие из них взрослые, со своими семьями. Эти люди говорят очень правильные базовые вещи: „Я здесь живу, и мне нравится здесь. Я хочу пользоваться местными культурными центрами и чтобы мои дети ходили сюда, а не только ездили в центр“».

«От себя: кинофорум и мастерская»


Щукино и другие районы

expandingspace

«Мы делаем open call для тех, кто хочет попробовать себя в кино. В киномастерской „Сны на районе“ участники будут снимать короткометражки, связанные с локальным контекстом. Важно отметить, что это будут не документальные фильмы про свой район. Это — про портрет человека в среде и про то, как ты себя и других людей видишь.

Люди будут работать в мастерской с марта по сентябрь 2019 года, а потом соберут из своих мини-фильмов один большой, который покажут в сети „Москино“. Мы сделали этот проект, чтобы показать, что кино — это не только пассивный опыт. Мы в принципе много работаем с тем, чтобы делать искусство, а не смотреть на него.

Привлекать непрофессионалов в культурное производство в принципе очень важно. В искусство должны быть вовлечены все, и это не влияет на востребованность художников».

«Правосудие против шерсти»


Сколково

«Этот проект сильно отличается от других. Он сложнее с художественной точки зрения и мало связан с проблемами Москвы и ее жителей. В основе проекта — ролевая игра. Это суперинтересная форма, похожая на видеоигру, но в реальности. Наша ролевая игра будет связана со средневековыми практиками судов над животными и природными явлениями. Метасюжет — наши взаимоотношения с техникой, ее фетишизация.

В этом проекте есть еще один компонент, который делает его еще более странным: в ролевой игре будут участвовать шахматисты. Нам очень интересно поработать с их сообществом, потому что оно очень живое. Несмотря на все внутренние изменения, в Москве по-прежнему много шахматных кружков и клубов, эта культура продолжает развиваться.

Мы хотим соединить мир шахмат и практику ролевой игры, чтобы понять, есть ли в принципе что-то общее в разных видах игры — интересно ли тебе бегать по коридору или сидеть за компьютером, если ты привык передвигать на шахматной доске фигуры?

В „Правосудии против шерсти“ предполагается около 200 участников. Мы будем работать с бизнес-сообществом в Сколкове. Там будет проходить и сам проект. После его окончания мы планируем сделать постоянную платформу для ролевых игр в ГЭС-2. Там она будет открыта для всех желающих».

«Посольство»

«Проблема мигрантов — больной вопрос в нашем обществе, но по большому счету с ним ничего не происходит. С мигрантами очень сложно работать: когда ты приходишь к ним со своими культурными инициативами, то ощущаешь себя немного привилегированным человеком, чувствуешь в этом колониальный подтекст. Самокритичность в данной ситуации парализует, и мы считаем, что это очень важно преодолеть. Ты не можешь ничего не делать только потому, что боишься ступить на опасную территорию.

„Посольство“ — совместный проект наших кураторов, независимых кураторов Анны Моисеенко и Кирилла Медведева, и представителей различных мигрантских сообществ Москвы преимущественно из стран Средней Азии. Это попытка объединить людей, для которых Москва не является родным местом и которые наиболее уязвимы в ее агрессивной среде, и расширить их участие в местном культурном производстве.

Мы будем делать в августе фестиваль в парке „Фили“, в этом нам помогут художники группировки „ЗИП“ из Краснодара. А до этого пять месяцев будут идти встречи и мастерские в библиотеке имени Некрасова, поэтические чтения и музыкальные сессии, занятия для детей и мам. Существенным в этом деле для нас является то, что библиотека очень заинтересована в продолжении этой программы на постоянной основе, а также то, что мы учимся говорить о проблемах миграции не на языке глобальной постколониальной теории, а на языке художественных проектов и социальных инициатив, тесно связанных с нашей общей городской реальностью.

Мы хотим дать мигрантам чувство причастности к городу. Этим людям сложнее всего приобрести городскую идентичность — они здесь временно, их трудовой распорядок в принципе не предполагает посещения культурных мест. В обычных музеях мигрантам не будет комфортно. Любая культурная институция — это очень классовая вещь. В нашем проекте мы хотим сделать культурное пространство общим, чтобы мигрантам было легко и просто к нам прийти независимо от уровня дохода и образования».

«Московские соло. Кунстхалле музыки»


Московские рынки и торговые центры

«Странствующая институция „Кунстхалле музыки“, размышляющая о музыке вне концертных залов и индустрии записи, под руководством американского композитора Ари Б. Мейерса делает остановку на московских рынках и в торговых центрах. Это серия открытых музыкальных репетиций, исполнители — работники рынков под руководством профессиональных художников и музыкантов — от академических композиторов до хип-хоп-артистов. Они создадут новые композиции, которые может сыграть любой человек: хор, перекличка или просто взаимодействие с издающими звук объектами. Эти композиции необязательно должны быть связаны с бытом, трудом и повседневностью, выбор языка, тем и драматургии — полностью в руках музыкантов.

„Кунстхалле музыки“ путешествовала по разным городам, но в Москве наши кураторы попросили переосмыслить проект, исходя из общей цели программы, и сделать прицельный специфичный проект с московскими рынками. В идеале мы бы хотели продолжать работать с этим спонтанным оркестром и после открытия ГЭС-2, приглашать выступать к нам и самим ходить на концерты на рынках.

Как и другие проекты, этот сфокусирован на процессе гораздо больше, чем на результате. Львиная доля работы остается за кадром. А она (здесь и в других проектах), как правило, состоит из множества обсуждений, разговоров, полемики, которая может становиться острой, критичной по отношению к нам или друг к другу. Люди задают нам неудобные вопросы, подвергают сомнению то, что нам кажется само собой разумеющимся. Это все проекты с открытым сценарием, иногда рискованные, непредсказуемые, а подчас вовсе не зрелищные. Нам этого и хотелось, это домашняя работа, которую должна выполнить любая культурная институция, если она хочет синхронизироваться с городской культурой, а не высокомерно и чистоплотно наблюдать за ней».