Сеть из 260 барбершопов Topgun сейчас работает в трех странах. Ее запустил в 2014 году тульский предприниматель Алексей Локонцев: сначала он хотел купить франшизу известной сети, потом решил развивать свой бренд. Сейчас он написал книгу о своем бизнесе, которая выйдет в издательстве Bookwings. The Village публикует отрывок из главы об открытии первого барбершопа.

Никто не пришел

Сид Соттунг — выдающаяся фигура в мире мужских стрижек. Владелец собственной Sid Sottung Academy. Худощавый подтянутый британец, со специфичным английским юмором, дружелюбный, неистово профессиональный. Ас. Топ. Номер один. По крайней мере, многие так считают, и я сам так считаю. Одним словом, тот, кто мне нужен. Если делать лучшие мужские стрижки, то отправлять своих мастеров надо на обучение к самому лучшему преподавателю. Как иначе? Шесть дней Сида Соттунга в России стоили 500 тысяч рублей. Я согласился, но не был бы предпринимателем, если бы не решил эти деньги отбить, а то и немного заработать.

В Туле в тот момент работало более 400 парикмахерских. Ну есть же в них амбициозные ребята, которые хотели бы поучиться у самого Сида Соттунга? Если бы в Россию, да еще в твой город, приехал бы на шестидневный мастер-класс Стивен Спилберг, наверняка бы режиссеры нашли бы смешные пять тысяч рублей за курс? Если бы привезли Лионеля Месси, стояла бы к стадиону очередь? На сколько километров? Вот так я рассуждал. И надеялся, что придет много народу.

Никто мне не посоветовал подумать о стрижке. В итоге на дорогущих отличных фотографиях я выгляжу как колхозник в смокинге

Чем больше людей обучит Сид, прикинул я, тем больше будет армия вооруженных топовым оружием барберов, из которых я смогу потом выбирать. Заказал печать листовок с приглашением, посмотрел в интернете адреса и отправился по парикмахерским Тулы их разносить. Где-то доставил лично, где-то занесли мои помощники. «Здравствуйте, к нам приезжает знаменитый Сид Соттунг, прослушать курс по мужским стрижкам стоит 5 тысяч рублей, с практикой под наблюдением маэстро — 25 тысяч. Возьмите, пожалуйста, и передайте коллегам, которым это может быть интересно. Спасибо и до встречи».

Встреча, к сожалению, не состоялась. Нет, Сид, разумеется, приехал и отпахал по полной программе. А вот на него никто, кроме моих трех барберов, не пришел. Вообще. Ни одного человека. Уже потом, когда в Topgun начала выстраиваться очередь из мастеров, которые хотят у меня работать, я при собеседовании попытался прояснить для себя загадку, почему никто тогда не клюнул на одного из самых известных профессионалов в мире. И разгадка оказалась очень хорошей новостью.

— А ты видел мою листовку, в которой я приглашал на курсы Сида Соттунга? Она до тебя дошла?

— Да, видел.

— А почему не пришел?

— Понимаете, мы стригли тогда мужчин по 250–300 рублей. В карман из них складывали 100 рублей. Чтобы отбить хотя бы пятерку, я молчу про 25 косарей, надо отстричь 50 мужиков. Сдохнуть проще.

Когда я услышал это впервые, голубой океан, который к тому времени для меня уже был синим, приобрел цвет черных чернил. Скептики, крутившие пальцем у виска, не учитывали, что у рынка есть не только потребители, которые предъявляют спрос, но и исполнители, которые формируют предложение. И если я даю исполнителю 35–40 % от стрижки в 1600 рублей, то что он выберет: положить себе в карман сотню за простую спортивку или 500–600 рублей за маленький шедевр, которым можно гордиться и который можно показывать друзьям в Instagram и позиционировать себя как профессионала высокой квалификации?

И что выберет уважающий себя хорошо зарабатывающий горожанин: чтобы его быстро обкорнали в подвале за 300 рублей в течение получаса или обстригли по высшему разряду в уютном просторном помещении с бесплатным кофе руками профи, который не хочет работать задешево, а готов выкладываться за нормальные деньги? Рынок — улица с двусторонним движением: не только спрос рождает предложение, но и предложение рождает спрос. Напишите это уже, наконец, в учебниках по бизнесу большими буквами. Если вас на рынке что-то удивляет, вы чего-то не понимаете, копните поглубже, посмотрите подальше, возможно, там лежит сундук с сокровищами, мимо которого все проходят.

Я и сам в свое время был таким же непонимающим. Могу даже показать, каким именно. Как-то для своего свадебного журнала я заказал фотосессию команды. Арендовал бабочку и смокинг. Заморочился с тем, чтобы подобрать правильную рубашку. Вбухал в это дело 200 тысяч рублей. Это и сейчас-то большие деньги, а тогда, в 2013-м, они были еще больше. Но увы, никто мне тогда не посоветовал подумать о стрижке, которая всегда бросается в глаза. В итоге на дорогущих отличных фотографиях я выгляжу как колхозник в смокинге. Не стриженный даже, а оболваненный. Чувствуете, как наш родной язык точно подчеркивает смысл?
За 200–300 рублей разве можно нормально подстричь? Можно только оболванить, то есть сделать из человека болвана.

«Да вы просто сумасшедшие!»

— Лех, Лех, вставай… Давай, просыпайся! Уже скоро начинаем! Спать на бетонном полу очень удобно. Нет, правда. Он очень мягкий, точнее, кажется очень мягким — при определенных обстоятельствах. Можете проверить. Я расскажу вам рецепт. Итак, вы решаете запустить барбершоп. Набираете команду, даете рекламу, заказываете логотип, вывеску, продумываете все до мелочей. Ищите помещение.

Последнее, кстати, не очень просто. Во-первых, потолки должны быть не меньше трех метров. Во-вторых, нужно поставить несколько кресел, ресепшен, мойку, диван и холодильник. В-третьих, вокруг вашей локации должна кипеть жизнь, иначе вы не получите входящий поток. В-четвертых, оно должно с вами резонировать, нравиться интуитивно. Я совершенно серьезно. Я нашел идеальное место для открытия Topgun — не только подходящее по локации, но и готовое, что называется, к употреблению: хоть сейчас заноси кресла и начинай работать. С момента доставки оборудования до того, чтобы поменять табличку с «Закрыто» на «Открыто», реально нужно было несколько часов. Чего ж вам больше? Однако арендодатель был какой-то скользкий, и само помещение словно было наполнено этой его скользкой энергетикой.

Итак, вы решили открыть барбершоп, и у вас на это трое суток. Время пошло. Рабочие пахали в три смены, по восемь часов, я — 24 часа

Я решил, что нет, и в итоге оказался прав. Подвернулось другое место, в готовящемся к открытию лофт-спейсе «Ликерка» на проспекте Ленина, в здании бывшего ликеро-водочного завода, откуда и пошло название. Мне очень понравилось все, за исключением цены. С топ-менеджментом арендодателя пришлось поторговаться. Даю 60 тысяч в год. «Нет, мы хотим сто». — «Шестьдесят». — «Сто». И ни в какую. Патовая ситуация. Что делать в таком случае? Ждать. На любой войне у любого фронта есть тыл, и то, что происходит в тылу, порой сильно влияет на фронт. В один прекрасный день:

— Алексей, мы согласны на 60 тысяч в год.

Что случилось? Случился тот самый «тыл»: менеджмент компании-владельца лофта слегка паниковал по поводу недостатка арендаторов. Дата открытия-то близилась, а вот этих самых арендаторов не хватало. И они пришли ко мне, но с хитрым условием: «Давайте на год подпишем, а потом посмотрим, как пойдет».

— Давайте, но так: 60 тысяч в год, а дальше повышение не более чем на 10 тысяч.

Деваться им было некуда. Проблемы в «тылу» заставили их капитулировать. Я должен был торжествовать, но на это у меня не оставалось ни секунды. У них было еще одно условие: Topgun должен открыться в день запуска «Ликерки», 19 июля 2014 года. Иначе им и не было смысла сдавать свои позиции. Сегодня у нас 16 июля, стало быть, до открытия… е**ть… Три дня!

Итак, вы решили открыть барбершоп, набрали команду, дали рекламу, заказали оборудование и нашли нужное вам помещение, которое требует тотального ремонта, и у вас на это трое суток. Время пошло. Рабочие пахали в три смены по восемь часов каждая, я — 24 часа. Стены, потолок — все полностью ремонтировалось, кресла и мойка — все собиралось с нуля. Завозилась косметика, кофе-машина, монтировалась электрика. Время уходило, а работы, такое ощущение, все прибавлялось и прибавлялось. Быстро объявление в СМИ, анонсы в социальных сетях. Девочки гоу-гоу готовы? Шарики заказали? Сколько? Когда привезут? Отлично! Ринат, что с креслом? Хорошо, давай это я соберу. Займись пока вторым… Да, начало в девять… Нет, успеваем, сейчас только пять… успе… ем… хррр… какой же мягкий бетон… «Лех, Лех, вставай…. давай, просыпайся! Уже скоро начинаем! Остался час, Сид уже пришел!»

— Сид, привет. Ну как тебе?

— А что, прилетали инопланетяне? Да вы просто сумасшедшие!

Сид был здесь три дня назад и сейчас не мог поверить, что свеженький стильный барбершоп появился на месте замшелой комнаты всего за три дня. С тех пор он меня только так и называет — «сумасшедший»: This is Alexey, he is a Russian crazy man!

Уже первый месяц принес нам 360 тысяч рублей оборота, а лично мне — 60 тысяч чистой прибыли.

Слегка очухавшись, мы открываем дверь, громко включаем музыку, девочки гоу-гоу танцуют, на улице собралась небольшая очередь — пришли мои друзья, друзья барберов, реклама притащила остальных. Наш самый первый посетитель и, к слову, до сих пор постоянный клиент, заходит и оглядывается. Его приветствует приятная девушка, наш администратор. Предлагает кофе, разумеется, бесплатный. Он садится в очень удобное кресло, чтобы помыть голову. Кресло, между прочим, со встроенным массажем. Затем пересаживается в кресло, чтобы стричься. Тоже очень удобное. Стоило оно тогда 170 тысяч рублей и было выбрано специально, чтобы клиент чувствовал себя максимально комфортно. Сейчас я продаю их по 100 тысяч рублей и стал их дистрибьютором на Россию.

Парень — везунчик: он не только первый посетитель Topgun, но еще и попадает в руки к самому Сиду Соттонгу, который «выступает» у нас всего один день — как приглашенная звезда. Другие посетители в это время также рассаживаются по креслам, а те, кто в очереди, ждут на мягком диване, пьют кофе или играют в Play Station.

Первый выстрел Topgun попадает в самое яблочко. Мы подстригли почти 30 человек, коробочка, считай, полная. Я спокойно сел на самолет и улетел в давно запланированный отпуск, променяв мягкий бетон на твердый песочный пляж. Во второй день к нам пришел стричься… Всего один человек. Мне позвонили встревоженные и расстроенные ребята. Они предположили, что, может быть, мы все-таки не попали в аудиторию? И что теперь делать? Закрываемся? Или как? Я ответил, что по возвращении посмотрим и решим, как поступать дальше. Если что, закроемся и рассчитаемся. А пока больше не звоните, отпуск есть отпуск.

Прибавил ли я мысленно к своим долгам в 12 миллионов рублей, которые у меня были на момент открытия Topgun, еще 3 миллиона, которые я занял на его запуск? И еще один миллион, который у меня был и который я тоже потратил? Нет. К 2014 году я был в бизнесе уже почти 20 лет и открыл и закрыл за это время почти три десятка компаний. Я понимал, что ни один день, ни два, ни даже месяц ничего не скажут и не покажут.

Правда, на сей раз все оказалось иначе. Уже первый месяц принес нам 360 тысяч рублей оборота, а лично мне — 60 тысяч чистой прибыли. Первый выстрел перерос в прицельную очередь, которая становилась потом только быстрее и только мощнее. И в тот момент, когда Topgun уже впору было переименовывать в Machine Gun, то есть «пулемет»!


обложка: Topgunbarbershop