С 31 января по 17 февраля на гастроли в Москву приезжает грузинский театр марионеток Резо Габриадзе, захваленный журналом The New Yorker и руководством Авиньонского фестиваля. The Village присоединяется: советуем не пожалеть 3 тысячи рублей хотя бы на один из трех спектаклей.

Текст: Ольга Тараканова

Спектакли «Рамона», «Сталинград» и «Осень моей весны»


Когда: 31 января — 7 февраля

Где: Другая сцена театра «Современник»

Сколько: от 3 000 рублей

facebook

Кто такой Резо Габриадзе

Сценарист фильмов «Кин-дза-дза!» и «Мимино», в 1981 году основавший в Тбилиси авторский театр марионеток, а уже спустя десять лет получавший приглашения поработать в Швейцарии с актерами Питера Брука и в США с Михаилом Барышниковым и возивший спектакли на Авиньонский фестиваль и в Эдинбург. Габриадзе сам мастерит кукол, рисует декорации и пишет пьесы. В прошлом году его сын Лео, кинорежиссер («Убрать из друзей») и продюсер отца, выпустил биографический фильм «Знаешь, мама, где я был?» — анимационные фрагменты по мотивам рисунков Габриадзе перемежаются с воспоминаниями, о которых он рассказывает собравшимся вокруг друзьям и которые перетекают в вымышленные сюжеты-притчи.

Что происходит в его спектаклях

Паровозы Эрмон и Рамона влюбляются друг в друга, ломовая лошадь Алеша мечтает о лошади — артистке цирка Наташе, птичка Боря не может быть вместе с девушкой Нинель. Придуманные несколько десятков лет назад истории Габриадзе имеют мало отношения к современным попыткам разглядеть в животных и предметах особую способность к действию, подчеркнуть их независимость от человека, зато эти спектакли выгодно отличаются от натужных разговоров молодых художников о памяти и архивах. Самым важным в этом смысле, наверное, стоит считать «Осень моей весны», в котором Габриадзе вспоминает собственное кутаисское детство. «Сталинград» и «Рамона» разворачиваются, соответственно, во времена Сталинградской битвы и на послевоенных железных дорогах в Сибири и представляют вымышленные, но все-таки воспоминания. «У меня счастье всегда в воспоминаниях — и всегда оно покрыто патиной времени, без ненужных деталей», — объясняет сам Габриадзе.

Почему он нравится европейским режиссерам и критикам

«Он действительно великий изобретатель. Его система образов носит исключительно личный, интимный характер и привносит в театр черты поэтического и трансцендентного реализма. Я не знаю такой системы образов, которая была бы равной его системе», — говорит о Габриадзе режиссер Питер Брук. «Марионетки, как и мы сами, выглядят маленькими и слабыми, движимыми силой судьбы и отданными на волю рока. Работы Резо уводят зрителей в мир символов и изменчивых форм. В его пьесах до сих пор много метафор, которые скрывают прямые отсылки к социальной реальности», — добавляет автор одного из важнейших англоязычных театральных журналов HowlRound. А еще сравнивает Габриадзе с Уолтом Диснеем. И хотя склонность обоих отвечать сразу за все стороны процесса, создавая на 100 % авторский кинематограф и театр, совсем не вписывается в систему ценностей современного искусства, Дисней остается классикой анимации, а Габриадзе — национальным грузинским достоянием и представителем той театральной школы, которая больше, чем просто театр с куклами.


Фотографии: ТЕАТР РЕЗО ГАБРИАДЗЕ