Лето считается не лучшим временем для поиска работы: рекрутеры и соискатели в отпуске, вакансий немного. Но такое время отдыха можно использовать для поиска новых возможностей и переосмысления своей карьеры. Мы нашли людей, которые ушли в отпуск и больше не вернулись на старое место работы.

Остаться на острове

Лолита Груздева

контент-продюсер «Яндекс.Практикума»

29 марта я отправилась из Нью-Йорка, где была в командировке, на остров Самуи, где у меня был двухнедельный ретрит по осознанности и отпуск. Я пролетела 20 часов и знала, что через две недели нужно будет вернуться в Москву — там у меня работа и моя съемная симпатичная однокомнатная квартира на Проспекте Мира. Говорить, что я осталась тут, потому что начался карантин, — несправедливо.

Моя работа слетела, с квартиры я устроила дистанционный переезд, и так мне стало буквально незачем и не к кому возвращаться

К концу ретрита я поняла, что не хочу уезжать, потому что многие оставались тут и мне хотелось дальше учиться медитации и осознанной жизни. Параллельно уже начиналась пандемия и первые разговоры о закрытии границ. Работодателям я честно написала, что хочу несколько дней поработать удаленно и посмотреть, что будет происходить. За эти несколько дней наш остров полностью закрыли на въезд и выезд, и я осталась на Самуи на неопределенный срок.

Моя работа слетела, с квартиры я сменеджерила дистанционный переезд, и так мне стало буквально незачем и не к кому возвращаться. Несколько месяцев, кроме ежедневных медитативных практик и обучения концентрации внимания, я занималась своими проектами, училась готовить, вместе с друзьями писала сценарий, занималась спортом и постепенно поняла, что это и есть моя новая жизнь. Совершенно внезапно мне предложили попробовать пройти ряд собеседований на должность контент-продюсера с возможностью удаленной работы. Так за несколько месяцев все изменилось. Сейчас я все еще на острове, живу тут счастливой и полной жизнью, и возвращаться пока не собираюсь.

Резюме с вечеринки

Илья Левинсон

PR-менеджер Vinci Agency

В 2017 году я обучался на втором курсе университета по специальности «Реклама и связи с общественностью». Я хотел поскорее начать работать, поэтому постоянно стажировался, чтобы получить опыт и оплачиваемое место. Чаще всего стажировка состояла в том, что я выполнял личные поручения начальства, а обучение заключалось в наблюдении за работой «великих» специалистов. Суперзагруженный график и отсутствие денег даже на свидание в «Макдоналдсе» сильно сказывались на моем ментальном состоянии. Идти работать официантом/кассиром/консультантом я принципиально не хотел, так как верил в то, что быстрые деньги сейчас не превратятся в большие деньги в будущем.

Примерно в октябре того же года мне написал старый друг моего старшего брата и предложил место риелтора в своем агентстве. Естественно, я ничего не знал про работу риелтора, но условия были такие привлекательные, что я сразу же согласился. Я сам выстраивал себе график, мой заработок составлял 50 процентов от агентской комиссии, а сама комиссия могла варьироваться от 10 до 100 процентов. От меня требовалось только быть коммуникабельным, внимательно заполнять документы и оперативно выезжать на показы квартир. Бухгалтер внутри меня уже начал считать, сколько я смогу зарабатывать, если буду сдавать квартиры каждый день. Я был уверен, что люди с первого взгляда будут влюбляться в разрушенные однокомнатные хрущевки на окраине Москвы, а мне нужно будет только успевать класть деньги себе в карман. Но квартиры могли не снимать месяцами, и это была меньшая из проблем.

Утром я еще раз перечитал предложение о работе, на которое откликнулся, и понял, что совершил чудовищную ошибку

Спустя полгода я начал относиться к своей работе как к новому произведению Гая Ричи. Меня кидали на деньги, пытались ограбить в Жулебино в 12 часов ночи, пока я ждал на морозе потенциальных жильцов, а один раз пришлось убегать от хозяйки, которая очень настаивала на интимной близости, так как я был очень похож на ее покойного мужа. Денег все это приносило совсем немного, и в голове уже зрела мысль, что нервные клетки не подлежат восстановлению. Я попросил у начальства бессрочный отпуск. Мне его дали без проблем, для риелторов лето — мертвый сезон.

Во время бурного празднования отпуска я зачем-то полез в ТГ-канал с вакансиями для пиарщиков и маркетологов. Листая список вакансий, я испытывал бесконечную боль от того, что требования к соискателям были примерно такие: «Вам должно быть не больше 25 лет, желательный стаж работы — 25 лет, приветствуется знание десяти языков, два из которых мертвые». Алкоголь подсказал мне, что будет неплохо отправить свое резюме на очередную подобную вакансию, прикрепив сопроводительное письмо. Его суть заключалась в том, что с пиаром в России все так плохо, потому что на работу не берут таких талантливых молодых ребят, как я.

Утром я еще раз перечитал предложение о работе, на которое откликнулся, и понял, что совершил чудовищную ошибку. Это было агентство моей мечты. Но спустя неделю мне перезвонили и пригласили на собеседование, добавив, что очень смеялись над моим письмом. Собеседование, к счастью, прошло удачно. О том, что отпуск тогда прервался, я совсем не жалею.


обложка: mizuno555 – stock.adobe.com