В Екатеринбурге за последние 10 лет дважды сменилась система правления городом: в 2013 появилась двуглавая система из назначенного сити-менеджера и избранного главы администрации, а на прошлой неделе выборы последнего отменили, и скоро в городе появится назначенный мэр. The Village решил пойти дальше и узнать, что случится, если мэром уральской столицы будет компьютер, и справится ли он с обязанностями сегодня.


Иван Дрокин

директор по науке компании «BrainGarden», автор лекций про искусственный интеллект на фестивале науки «Кстати»

На настоящем этапе развития отрасли — нет, нельзя. По своей сути, работа мэра — это коммуникация с другими людьми и органами власти, определение целей, законотворчество. Каждая из этих задач для машинного интеллекта пока недоступна или не позволяет решить ее с достаточно высоким качеством. Хоть и существуют модели, которые способны как-то коммуницировать и создавать законопроекты, и, теоретически, можно сделать искусственного мэра в качестве эксперимента, но качество его работы будет так себе.

Пока искусственный интеллект может оценивать экологические, стратегические и транспортные риски. Заниматься поиском потенциальных инвестиций в регион или город, и разрабатывать алгоритмы, которые будут оценивать новый закон на адекватность. Уже сейчас существуют модели, которые оценивают шансы дела на выигрыш в суде, а через два года в судах Москвы должны внедрить систему искусственного интеллекта, которая поможет регистрировать участников процесса и решать небольшие дела.


ПлатоН Маматов

политтехнолог

Чтобы ответить на этот вопрос, надо сперва определиться, о каком именно мэре идет речь. Допустим, это «сильный мэр», имеющий все полномочия для управления городом. Такой, каким был Аркадий Чернецкий. Этому мэру надо управлять сложным и хлопотным муниципальным хозяйством, договариваться с десятками очень разных людей из власти и бизнеса, вести бесконечную аппаратную борьбу, учитывать волю Москвы, сражаться за финансовые потоки с областью, а также периодически выигрывать прямые или непрямые выборы.

То есть «сильный мэр» Екатринбурга должен быть некой помесью Билла де Блазио, Акинфия Демидова и Кевина Спейси. Насколько мне известно, ни один искусственный интеллект задачи такого уровня решать пока не способен.

Теперь допустим, что мы рассуждаем о «слабом мэре». Вот сейчас все рычаги управления у сити-менеджера Якоба, а мэр Ройзман имеет сугубо представительские функции. Он произносит речи, пишет в «Фейсбук» и перерезает ленточки. Искусcтвенный интеллект вполне в состоянии генерировать мэрские тексты для соцсетей и митингов. В него только надо запихать побольше характерных выражений и простроить основные паттерны их применения в зависимости от аудитории. Что касается перерезания ленточек, то тут даже искусственного интеллекта не надо. С этой работой справится любой робот китайской подвальной сборки.