Чтобы зарабатывать музыкой в России, необязательно быть рэп-звездой уровня Федука: молодые гитарные группы сейчас тоже не вылезают из туров. «Пошлая Молли» весной выступила в 50 городах, «Пасош» закончит свой тур на 26 городов в мае, «Буерак» делает мини-туры на пять-шесть городов каждые два месяца, Гречка в апреле и мае посетит 16 городов. Организацией туров и сопровождением группы во время них занимается отдельный человек — тур-менеджер, или роуди. The Village поговорил с тур-менеджером одной из самых часто гастролирующих московских панк-групп о профессиональных комплексах, алкоголе и райдерах.

Иллюстрации

Катерина Милан

О профессии

Я недавно был на лекции бывшего тур-менеджера Muse и понял, что в моем случае эта работа устроена совершенно иначе. На Западе у группы есть тур-менеджер, букер, SMM-менеджер, стилист, визажист, собственный водитель и собственный автобус. У нас все эти функции совмещаю я. Впрочем, я сейчас понимаю, что и нам уже нужно нанимать дополнительных людей.


Во время концерта нужно следить за тем, чтобы на сцену не вылез бухой чувак и не выбил вокалисту половину зуба микрофоном


Я забиваю группе концерты, катаюсь с ней в тур, веду соцсети, бронирую гостиницы, общаюсь с промоутерами, площадками и всеми остальными людьми, слежу за деньгами. Если у группы появляются вопросы, они идут к тур-менеджеру. Вы едете на машине из одного города в другой, ты должен знать, кто вас там встретит и какие будут условия. Если вы работаете не по гонорару, а за процент, ты должен контролировать кассу, стоять на входе. Параллельно ты должен проследить за соблюдением технического и бытового райдеров. Уже во время концерта нужно следить за тем, чтобы на сцену не вылез бухой чувак и не выбил вокалисту половину зуба микрофоном (чего у меня не получилось сделать в последний раз). У группы должна быть гримерка, они должны знать, когда им выходить, когда саундчек. У вас должно быть забито жилье. Это все ты должен сделать до тура — обычно подготовка к нему начинается за несколько месяцев, иногда — больше.

Малоизвестные группы почти всеми этими вещами занимаются самостоятельно. Когда у них становится слишком много концертов, они нанимают тур-менеджера. Он дает группе возможность только играть музыку, не забивая себе голову заботами о том, на чем они завтра поедут в следующий город, влезут ли инструменты в багаж самолета. Зачем группе заниматься изучением вопроса о порядке провоза гитар на борту? Они должны думать о музыке. Главная задача музыканта — хорошо сыграть, а тур-менеджера — сделать так, чтобы и люди на сцене, и люди в зале были довольны.

Качества тур-менеджера

Если бы надо было выбрать пять качеств хорошего тур-менеджера, я бы десять раз сказал «стрессоустойчивость». Если у вас есть возможность подписывать с промоутерами или площадками письменные соглашения — делайте это не задумываясь. Лучше даже завести для этого юридическое лицо, тогда эти соглашения будут иметь юридический вес. У нас была ситуация, когда мы заключили с промоутером письменное соглашение о том, что за концерт мы получим больше денег, если придет больше 150 человек. Я стоял на входе до тех пор, пока не насчитал 130–140 человек — на улице еще стояла большая очередь, поэтому я пошел заниматься другими вещами. Весь концерт организаторы пытались меня напоить, подсовывая стаканы с разным алкоголем, а после сказали мне, что на концерте было 149 человек, поэтому и заплатят они меньше. Я отвел их в подсобку, где стояли мониторы с записями видеонаблюдения, и предложил по головам посчитать, сколько на концерт пришло человек. Они, конечно, отказались и в итоге заплатили полную сумму. Было страшно, спорить с двумя большими мужиками всегда страшно, но в таких ситуациях ты должен проявлять стойкость. Потому что в конечном счете группа будет спрашивать за косяки с тебя.

Надо все документировать, работать с Excel. Нужно уметь убеждать людей, в том числе и музыкантов, например, в том, что играть нужно за процент со входа, а не за гонорар, потому что придет много людей. Нужно уметь соблюдать режим, ведь ты, как бы это банально ни звучало, должен будить всех по утрам. Это не всегда бывает легко. Находиться месяц в туре трудно, даже если ограничивать употребление алкоголя после концерта, это не станет гарантией того, что с утра все проснутся свежими.


Многие тур-менеджеры ломаются — ты видишь толпы народа на концертах и думаешь: «Блин, я с этими ребятами в хостеле сплю! Я тоже, по сути, в группе. Дайте мне гитару»


Ты должен разбираться в музыкальном оборудовании. Я часто настраиваю ребятам гитары, собираю барабанную установку. Во время концерта кто-нибудь может толкнуть гитариста, и у него отключится примочка. В этом случае тур-менеджер должен резко метнуться и подключить ее обратно. Если порвалась струна — нужно уметь быстро ее поменять или вывести другую гитару. Ты должен знать, как подкрутить тарелку у барабанной установки. Всех других качеств тур-менеджеру может и не хватить, если он не знает, как работает музыкальное оборудование.

О комплексе тур-менеджера

Важно понимать, что тур-менеджмент — это сервис, ты обслуживаешь музыкантов, но это не значит, что ты сам музыкант. Многие ломаются — ты видишь толпы народа на концертах и думаешь: «Блин, я с этими ребятами в хостеле сплю! Я тоже, по сути, в группе». Я бы мог спокойно заниматься тем же, сказать группе: «Дайте-ка мне вторую гитару, я знаю аккорды». Но надо соблюдать субординацию. На летнем фестивале в Москве в прошлом году менеджер одного из выступающих там рэперов схватился за микрофон и начал читать. В какой-то момент менеджер и его компания уже были впереди артиста, который ушел куда-то назад, к диджейке! Мне таких ребят жалко, я вижу в них несостоявшихся музыкантов, которые начали заниматься менеджментом просто потому, что они оказались в нужное время в нужном месте. Надо признать, что ты не музыкант, ты должен выполнять несколько другие функции, у вас разные конечные цели.

Говоря о субординации, я имею в виду еще и то, что не так важно, друг ли твой артист или нет. В туре тебя спокойно могут попросить принести три пива и бутылку воды, причем не очень холодной, потому что у вокалиста болит горло. Человек может быть твоим другом в Москве, но, когда вы выезжаете в тур с ним, ты становишься подчиненным.

О концертах в регионах

В одном из уральских городов мы играли в Доме культуры, потому что других площадок там просто нет. Это был ****** [капец]. Промоутер нам рассказал, что они платят 12 тысяч рублей главному в этом ДК и устраивают все, что захотят. Там рейвы проходят! Когда у нас был саундчек, там проходила дискотека для пенсионеров. Мы расставляли аппарат (музыкальное оборудование: комбики, усилители, барабаны. — Прим. ред.), когда играла Надежда Кадышева и 60-летние бабушки танцевали друг с другом. Когда мы вышли из машины, на ребят набросились девочки с горящими глазами, было ощущение, что приехал Джастин Бибер. Я посмотрел на вокалиста и подумал: «Ни хрена себе он звезда». Для этого города концерт московской группы был реальным событием — настолько мало там проходит любых культурных мероприятий. На концерте не было барьеров между сценой и залом, и, чтобы никто не выбегал на сцену, перед ней положили лестницу. С двух сторон ее держали чуваки, которые привезли аппарат — чтобы его не столкнули. Происходило какое-то безумие: люди забирались на эту лестницу и прыгали с нее в толпу. Это наша страна, это круто, но ни я, ни ребята такого никогда не видели.

Как правило, в обычном российском городе есть один-два клуба, где вы бы могли выступить, и бронировать их нужно за полгода, потому что все занято. К выбору площадки вообще нужно подходить ответственно: Монеточка будет странно смотреться в рок-пабе, где бородатые 40-летние мужики ей кричат: «Давай, спой еще!» Такое уже было.

В пятницу и выходные лучше выступать в больших городах. В Тольятти или Самаре нормально давать концерт в среду, а вот в Екатеринбурге это может стать проблемой. Всегда надо смотреть на то, что происходит в день концерта в этом городе. Мы играли в Смоленске в один день с Максом Коржом. Мы думали, что это не будет проблемой, но в день приезда нам все жаловались, что куча их знакомых хотели бы прийти, но выбрали Коржа. Это же еще и вопрос платежеспособности: если вы играете в субботу, а в пятницу — Корж, то люди, скорее всего, выберут его, потому что на все у них денег просто не хватит.

Мы сейчас находимся в ситуации, когда мы можем позволить себе остановиться в нормальной гостинице или отеле, но ребятам комфортнее в хостелах. Это не зашквар: поездив по России, я понял, что у нас очень хорошо развита индустрия хостелов. Я не подозревал, что в Белгороде или Ростове есть хостелы, которые лучше, чем отели. К тому же это дешевле и комфортнее: вы засыпаете вместе, просыпаетесь вместе, никого не нужно искать с утра.

Разогревающие группы обычно пишут нам сами, мы слушаем, если нравится — берем. Иногда группу предлагает промоутер. В Петрозаводске есть офигенная группа Elephant, в Мурманске — «Деревянные киты». На нашем последнем концерте им подпевал весь зал.

Проблемы

Самое неприятное, когда промоутеры не могут обеспечить группу тем, чем они должны были ее обеспечить. Мы играем в клубах с очень плохим кондиционированием, и, естественно, группа сильно потеет, у барабанщика часто кровь начинает идти из носа, чтобы все это не капало на установку, ему нужно полотенце. В последнем туре об этом условии (а оно прописано у нас в райдере) вспомнили только в трех городах. В Мурманске организатор обещал нам проставить новый пластик на барабанах, но, когда мы приехали в клуб, оказалось, что пластику там года три. Поездка в магазин, установка — все это занимает часа три. Это мелочи, но из них складывается ощущение, что в большинстве случаев промоутеры просто забивают *** на райдер. Со следующего тура я буду прописывать эти вещи более детально — желательно с печатью и всем остальным.


Перед туром тебе кажется, что ты будешь много пить, но после пятого города приходит осознание, что пить ты больше не можешь


Некоторые промоутеры выходят на сцену во время концерта и начинают говорить в микрофон: «Так, если вы немедленно не прекратите здесь все громить, то концерт отменяется ** ***». Стоят ребята из группы, стоят несколько сотен человек, возникает неловкая ситуация: по-хорошему, ты должен этого человека послать на ***, потому что все деньги за площадку уже заплачены, но он в таком случае действительно может все закрыть, и все останутся недовольны. Запрет вмешиваться в концерт я бы тоже прописал в договоре.

Однажды наш водитель потерял ключ от автобуса. Это был 40-часовой адский переезд из Львова в Варшаву, мы торопились перейти границу, и вдруг водитель говорит, что он не может найти ключ — выкинул его на заправке вместе с мусором. Со стороны, наверное, выглядело странно: пять мужиков копаются в мусорке. Но в какой-то момент на стол положили-таки очень грязный ключ — можно было ехать дальше.

На концерте в Екатеринбурге в зал пришел здоровый бухой мужик, начал всех распихивать локтями. Я попросил охрану с этим разобраться — успокоить его или вообще вывести. Его увели, но через десять минут я увидел, как этот человек заходит с другой стороны сцены, снова распихивает всех локтями и показывает фак группе. В какой-то момент вокалист не выдержал, залез на ограждение и начал бить этого чувака руками. Я бегу разнимать их, он хватает меня и начинает таскать за волосы, я бью его по лицу. В какой-то момент его под аплодисменты все же увела охрана — хотя это и заняло десять минут. Потом выяснилось, что он работает в «Ельцин-центре».

Как составить райдер

Райдер составляется достаточно просто. Я сажусь с ребятами и спрашиваю, что им нужно. Например, даже если мы пообедали перед концертом, то после него, скорее всего, опять проголодаемся, поэтому было бы неплохо иметь в гримерке какие-то закуски. Что касается алкоголя, то тут все просто: если перед туром тебе кажется, что ты будешь много пить, то после где-то пятого города приходит осознание, что пить ты больше не можешь. Поэтому не нужно писать в бытовом райдере, что вам нужно десять бутылок виски или несколько бутылок вина — вы просто все это не выпьете.

У нас в райдере четыре бутылки белого сухого вина в диапазоне от 400 до 700 рублей, восемь бутылок пива (три обычно выпивает группа разогрева или просто люди, которые находятся в гримерке), несколько бутылок воды, хумус, начос и — нововведение этого тура — соковыжималка. Ее во время тура принесли два промоутера — в Петербурге и Орле. Больше соковыжималок я не видел. Присылал ли я остальным промоутерам райдер? Да. Выполнили они его? Нет. Нужно ли заключать договор? Да.

О концертах в Европе

В последнем туре у нас впервые был европейский букер — до этого группа договаривалась с площадками напрямую, через местных русских. Этот букер специализируется на довольно больших артистах, поэтому он предлагал слишком крупные площадки — до тысячи человек. В Европе мы пока столько не собираем, и в некоторых городах это выглядело не очень красиво — площадка на тысячу или больше человек, а пришли только 100–200.


Мы катаемся не для того, чтобы фотографироваться на пленку на фоне автобуса, а чтобы группа жила: если не давать концерты, про тебя быстро забудут. Да и жить будет не на что


Клуб и в России, и в Европе ты выбираешь по такому принципу: смотришь, где играла группа из условно вашего спектра — Motorama, допустим, или Sonic Death. Находишь контакты организатора, пишешь ему. Но в Европе русские группы по понятным причинам играют редко, найти прямой контакт промоутера или площадки по этому принципу очень сложно. Чтобы организовать концерт в Варшаве, я рвал жопу. Написал вообще всем русским группам, которые там когда-либо играли. Ничего. В итоге нашелся промоутер на Украине, который знал одного парня, который мог порекомендовать еще одного парня, который живет в Варшаве и делает вечеринки. Мы играли в клубе, где обычно проходят электронные вечеринки, а не концерты рок-групп. Пришлось арендовать аппарат — почти все деньги с концерта ушли на покрытие расходов.

Но расширять географию в любом случае нужно, пускай и не зарабатывая на этом. Группе надо понять, что это важно для нее самой, что не надо замыкаться и ездить по одним и тем же городам в России, Украине и Беларуси. Поездка в Европу — это промоакция: съездив туда один раз, ты больше соберешь в следующий.

О деньгах

Группа делит деньги между собой поровну, я получаю процент. Он не фиксированный, все зависит от условий. В некоторых городах промоутера нет, эту роль беру на себя я. Занимаюсь рекламой и так далее. У таких историй другой процент. Меня все устраивает, но я параллельно занимаюсь концертным агентством. Не буду говорить его название — хочется, чтобы эта история не была персонифицированной, как у Ионова.

О жизни в туре

Туры выматывают физически и ментально. Когда мы вернулись из осеннего тура, вокалист проснулся посреди ночи у себя дома в холодном поту и спросил свою девушку: «В каком мы городе?» То есть сначала ты привыкаешь к жизни в туре, а потом, вернувшись домой, к жизни вне тура. Туры никогда не были самоцелью: мы катаемся не для того, чтобы фотографироваться на пленку на фоне автобуса, а чтобы группа жила: если не давать концерты, про тебя быстро забудут. Да и жить будет не на что.

У нас есть примерное понимание того, что происходит в туре: это называется ********* [сойти с ума]. Появляется много сленга: например, мы начали измерять доходы в Калугах после того, как вокалист дал интервью, в котором сказал, что в Калуге он заработал больше, чем на концерте его другой группы. Такого очень много, возвращаясь из тура, мы не можем нормально общаться с людьми. Тебя спрашивают: «Как прошел концерт в Калуге?», а ты в ответ только истерично смеешься.