Шеф-повар, бартендер и экс-директор Moscow Bar Show, уехавшие из-за *****, — о работе за границей Как открыть бар в Тбилиси и суши-бистро на Шри-Ланке

Шеф-повар, бартендер и экс-директор Moscow Bar Show, уехавшие из-за *****, — о работе за границей

Интервью: Анна Коварская

После начала спецоперации в крупных городах России продолжают (почти как ни в чем не бывало) открываться заведения общепита, однако в целом индустрия пребывает в мучительной неопределенности. Сбои в поставках продуктов, рост цен на продукты и алкоголь, исключение России из авторитетных международных рейтингов, уход гида «Мишлен» — все это не может не сказываться на моральном духе рестораторов, которые только-только оправились от пандемии. В новых условиях часть профессионалов задумывается о переезде в другую страну и бизнесе там. The Village поговорил с тремя специалистами из разных областей ресторанной индустрии, которые уже переехали: шеф-повар Сергей Фокин отправился на Шри-Ланку и открывает там три заведения, создательница Moscow Bar Show Арина Никольская занялась развитием барного сообщества Алматы, а петербургский бартендер Александр Болтян готовит к запуску бар в Тбилиси.

Сергей Фокин

экс-шеф ресторана Eclipse в Санкт-Петербурге, совладелец суши-бара Kaiyō и ресторана Four Hands на Шри-Ланке


О переезде, ценах на продукты и ресторанном рынке

В начале года я возглавлял кухню в репинском ресторане высокой кухни Eclipse и готовился стать шефом в другом ресторане в центре Петербурга — Eclipse Modern. Мы проделали серьезную работу, но по понятным причинам открытие нового проекта было отложено. Работать шеф-поваром в одном ресторане мне было уже неинтересно, я перерос этот уровень. Из-за известных событий из Москвы ушел, не успев толком прийти, ресторанный гид Michelin, а я очень рассчитывал на его приход в Санкт-Петербург — для меня важны рейтинги и удовлетворение амбиций. Мы с совладельцем ресторана Eclipse Артемом Гудченко расстались на прекрасной дружеской ноте. За годы сотрудничества мы сильно обогатили друг друга, и теперь на кухне работает моя команда во главе с шефом Темой Фадеевым.

  Везде ужасный сервис, антисанитария, в меню — боулы, карри с рисом и смузи. При этом масса людей и сумасшедшее качество продуктов!

Я принял решение сменить страну проживания и выбрал Шри-Ланку. Часовой пояс для нас меняется всего на 2,5 часа, это удобно. В январе мы отдыхали здесь с семьей, и я открыл для себя эту страну — обнаружил большое русское комьюнити и изучил рынок общепита. Сделал выводы: везде ужасный сервис, антисанитария, в меню — боулы, карри с рисом и смузи. При этом масса людей и сумасшедшее качество продуктов! Отличная рыба и морепродукты стоят копейки. Килограмм тунца yellow fin в пересчете 180 рублей, манго — 10 рублей, ананасы — 20 и так далее. Я пообщался с местными и уже тогда задумался — почему бы не попробовать что-то новое?

Когда мы с семьей решили уехать, я стал активно искать человека, который помог бы сделать ресторан на Шри-Ланке. И нашел моего партнера Олега Уварова — он уже десять лет живет на острове, у него здесь бизнес. Сильно верю в наш с Олегом союз. Мы будем одними из первых, кто на Ланке сделает правильные рестораны. Вижу огромный потенциал, думаю, через пару лет это будет второй Бали.

О запуске бизнеса на Шри-Ланке и медлительности местной жизни

Мы с женой сразу договорились, что на Шри-Ланку отводим два года, не больше. За это время мы должны построить бизнес, который будет приносить пассивный доход. Ценовой порог запуска своего бизнеса здесь низкий. Чтобы запустить проект, перед отъездом я продал машину, взял часть своих накоплений и немного денег в долг.

  Последнее сильнейшее впечатление — переболел лихорадкой денге. Лежал в местном госпитале шесть дней с температурой 40. Скинул за неделю семь кило

Специфика острова в том, что все процессы проходят очень медленно. Океан, солнце, пальмы, жара, ветер, высокая влажность — все это расслабляет и не располагает к работе. Заключение договора аренды, к примеру, заняло полтора месяца — то праздник Будды, то полнолуние, то просто полный дзен. Юрфирмы работают редко, плюс накладывается нестабильная ситуация. Во многих СМИ можно прочитать про местные бунты и кризис, жизнь тут чем-то напоминает российские 90-е: бандиты, мафия, бюрократия. Волнения по большей части происходят в столице, а мы в курортной зоне, у нас все тихо. Сейчас бушует экономический и топливный кризис — вот последнюю неделю не можем заправить машину: дефолт, рупия падает. Бывает, неделями просто никто не работает, твои деловые встречи переносятся. Рассказывать о деловой этике тут бесполезно, не работает. У людей свой склад ума и своя жизнь — сильно неторопливая, никто никуда не спешит, даже если им предлагают деньги. И я понял, что торопиться не надо. За эти три месяца жизни на острове я научился принятию. Последнее сильнейшее впечатление — переболел лихорадкой денге. Лежал в местном госпитале шесть дней с температурой 40. Скинул за неделю семь кило. Главная фраза моего врача была: «Сергей, вам надо побольше отдыхать!» И я стал думать в этом направлении. Если ты заболел — отдохни. Хочешь построить бизнес — не спеши.

О суши-баре Kaiyō, ресторане Four Hands и отеле Surf’s Up

Мы сейчас делаем сразу три проекта. Все они находятся в Велигаме — это маленький город на юге острова. Первое место — суши-бар Kaiyō, с японского переводится как «океан». Вложения небольшие: этот проект в помещении площадью 120 квадратных метров (на 40 гостей) обошелся нам в пересчете на рубли в миллион. Совсем скоро прилетает наш архитектор Катя Гарканова, у которой есть опыт работы в Азии, она начнет чистовую отделку. Открытие суши-бара планируем на конец августа.

Второй наш проект — двухэтажный ресторан Four Hands. Так назывался ресторан, с которого я начал свою осмысленную карьеру в Петербурге, и на Ланке будет его логичное продолжение. Одну часть меню посвятим местным морепродуктам и фруктам, вторую — корнеплодам и овощам: здесь есть большой запрос от вегетарианской аудитории. В интерьере используем ремесленные предметы — столы и посуда будут от местных умельцев. Мы нашли крутых производителей тканей, моя жена будет создавать дизайн униформы персоналу. Сделаем два формата. На первом этаже будет собственно ресторан и меню с коктейлями, на втором — лаундж-зона с кальянами, на острове есть в этом потребность. Местоположение у ресторана шикарное — в центре Велигамы напротив отеля Marriott. Ориентировочное открытие — конец ноября этого года. Третий наш проект будет находиться в отеле Surf’s Up, который принадлежит моему партнеру Олегу. Там мы решили полностью переделать кухню, пока не скажу какой концепт, но шефа уже нашел, он будет из России.

По местным правилам, 30 % всей команды должны быть местные жители. Остальные приедут к нам из России, в том числе сильный барный специалист, с которым у меня уже есть договоренность. Из России я уехал не навсегда. Периодически буду приезжать, у меня есть обязательства перед другими ресторанами в стране.

Арина Никольская

экс-директор Moscow Bar Show, председатель The World’s 50 Best Bars региона «Восточная Европа», совладелец консалтингового бюро «Репутация»


Об отъезде из России и грузинских корнях

24 февраля этого года я вылетала из Москвы в Петербург на юбилей режиссера Курентзиса, с которым мы делали общий проект. Печальное известие меня застало прямо в аэропорту. Вся моя работа, все запланированные поездки и мероприятия по миру, все планы рухнули. Моя главная компетенция — межкультурная коммуникация, налаживание международных связей и представление локальных рынков на мировом уровне — стала в один день нерелевантной. Без работы я сидеть не могу, поэтому решила обратить внимание на развивающиеся рынки, где я могу быть полезной. Начала с Тбилиси.

  В детстве я слышала много рассказов про этот волшебный город, про местную старую интеллигенцию. Для меня это был хороший повод познакомиться со страной, ощутить семейные корни

У меня этот выбор был осознанный, хотя раньше я никогда не была в Тбилиси. Моя прабабушка много лет жила и работала в тбилисской консерватории, моя бабушка родилась там же. В детстве я слышала много рассказов про этот волшебный город, про местную старую интеллигенцию. Для меня это был хороший повод познакомиться со страной, ощутить семейные корни. Еще одна причина, почему я выбрала Грузию, — в голове был линк, что это винная страна с сильным алкогольным комьюнити, а значит, мне будет чем заняться. Мы уехали с моим мужем Максом Тюпиным, он арт-директор в нашем консалтинговом бюро «Репутация», и моим исполнительный директором Кахабером Магалашвили, с которым я работаю еще со времен Moscow Bar Show.

Мы прожили в Тбилиси три с половиной месяца. После крупных автоматизированных мегаполисов, где я проводила раньше много времени и привыкла к большей динамике и охватам, Тбилиси, безусловно, оказался челленджем. Например, я привыкла к высокому уровню онлайна, что важно для меня как для интроверта, а в Тбилиси люди предпочитают общаться везде — на рынках, в магазинах — лично. Раньше я не сталкивалась с языковым барьером — в путешествиях выручал арсенал английского, французского, испанского и минимального немецкого. В Грузии, разумеется, не всем было комфортно общаться со мной на английском, а я не хотела напрягать окружающих русским.

За время жизни в Тбилиси мы с Кахой исследовали барный рынок: прошлись по барам, встретились с маркетинговыми отделами крупных ресторанных кластеров, с представителями алкогольных компаний. Сейчас туда приехало очень много украинцев, белорусов, русских, некоторые открывают бары и развивают интересные проекты. Но надо подождать, пока ресторанная и барная индустрия придет в себя после пандемии, во время которой в стране все было закрыто. У многих сейчас сложная экономическая ситуация, надо стабилизироваться, отработать сезон, финансово окрепнуть. Мы прописали для себя несколько путей развития, может, что-то получится — Каха остается за главного в Тбилиси, а мы с мужем пока двинулись в Алматы.

О случайном переезде в Казахстан и востребованности на местном рынк

В Казахстане мы несколько недель. Переехали моментально и почти случайно: я переписывалась в соцсетях с подругой, которая несколько лет живет в Казахстане, и через нее мне поступило предложение. Я привыкла к постоянной московской запаре, мне нужно постоянно быть при деле. Без решения оперативных задач я начинаю превращаться в желе и в Грузии стала закисать. Я прилетела в Алматы на переговоры, нашла точки соприкосновения с алкокомпаниями и ресторанными группами. Мой опыт организации фестивалей, ивентов и экспертиза в барной индустрии оказались востребованы.

За несколько недель, что мы в Казахстане, уже запланировали два гала-ужина, один из них — в Театре оперы и балета. Они приурочены к сентябрьскому гастрономическому фестивалю, который поддерживает местная мэрия.

  Алматы — культурная столица, здесь крутой уровень IT, бары и рестораны очень классного уровня и огромное количество суперадекватных людей

При безусловной трагичности обстоятельств ситуация открылась мне с очень интересной стороны. Я была в Казахстане несколько раз, проездом и с семинарами. А здесь на самом деле много интересного. Казахстан принято считать мусульманской страной, но вместе с тем это светская страна. Алматы — это культурная столица, здесь крутой уровень IT, бары и рестораны очень классного уровня и огромное количество суперадекватных людей. Европейский и азиатский менталитет сосуществуют вполне комфортно. Но из-за того, что почти нет «амбассадоров», страна не представлена в мире должным образом. Все-таки признаемся, что Казахстан — даже для многих россиян неизведанная огромная территория, что говорить про европейцев. А в том же Алматы сегодня можно найти много представительств алкогольных компаний, с напитками и продуктами проблем нет. Пока единственное, чего нет из классического ассортимента, — биттера, который входит в рецептуру моего любимого коктейля «Хэнки-пэнки».

Я нашла здесь достаточно сплоченное барное и ресторанное комьюнити; оказалось, что здесь у меня даже больше знакомых и единомышленников, чем я думала. В Алматы проходит на удивление много городских мероприятий, в них заинтересованы и власти, и бизнес. Многие ресторанные группы вкладываются в городскую среду. Спонсируют арт-выставки, реставрируют исторические фасады зданий, где они открывают новые места, занимаются урбанистическими проектами. У местного бизнеса есть понимание: чтобы сделать Казахстан популярным туристическим направлением, городскую среду нужно развивать вместе с гастрономией и барной индустрией, и я вижу в этом потенциал для развития всего региона. Да, гастрономией я тоже теперь буду заниматься. Раньше я была исключительно «барным человеком» и всегда ратовала за разделение еды и алкоголя, разводила бартендеров и поваров. Сейчас форматы перемешиваются, появилось целое поколение шефов, которые «заходят» на барную территорию, а бартендеры «тащат» с ресторанных кухонь все что могут. Поэтому я буду соединять гастрономию и бар, чтобы расширять аудиторию.

О кризисе проевропейского мышления

У меня произошел кризис проевропейского мышления. Я всегда тяготела к культуре старой Европы и была воспитана на ней, но время и обстоятельства показывают, что надо искать и находить новые культуры и смыслы. Наша индустрия, например, привыкла ориентироваться на Европу и Америку, но сейчас видно, как эти страны дают идеологическую трещину. И жить как раньше уже ни у кого не получится, поэтому в той ситуации, в которой мы оказались, стоило бы обратить внимание на самобытные развивающиеся страны, которые западно-центристская культура так долго отказывалась замечать. Сегодня я открываю для себя Казахстан и шире — Азию. Это для меня серьезный челлендж, я бы хотела поработать с Южной Азией, с Ближним Востоком, с Латинской Америкой, с теми же странами СНГ. Я всегда свою миссию видела в том, чтобы соединять страны и культуры, налаживать межкультурную коммуникацию.

Если касаться чисто бытовых вопросов, жизнь здесь не сильно дорогая. По сравнению с Тбилиси, где цены московские, в Алматы все подешевле. Климат жаркий, но город очень зеленый, в 35 градусов под огромными кронами деревьев не умираешь от духоты. Мне очень нравится Алматы — это в каком-то смысле «город-сад», и все это сделано людьми, которые заботятся о городской среде.

Александр Болтян

совладелец баров Gypsies & Jews, Branch Garage и Spaghetti Incident в Санкт-Петербурге и гаражного бара Guts & Fame в Тбилиси


Об отъезде из России

Многие знают меня как основателя двух баров в Санкт-Петербурге — бара Gypsies & Jews на улице Ломоносова и гараж-бара Branch Garage на улице Печатника Григорьева. В обоих барах в концепции заложена идея цыганского кочевания. Мы двигали эту идею внутри команды и в нашем комьюнити. Вместе с коллективом путешествовали на машине в деревню Коскенкорва в Финляндии, ездили в Берлин на международную выставку Berlín Bar Convent. В прошлом году на двух старых американских микроавтобусах проехали восемь российских городов от Выборга до Сочи с мастер-классами и развлекательной программой — настоящий бродячий цирк. В этом году планировали масштабный тур по России с рок-музыкантами, но из-за ухода из страны спонсоров все сорвалось.

Мы и раньше планировали расширяться и строить что-то в других странах, но последние события ускорили процесс. Скажем, я получил хорошего пинка. Буду честен, на мой срочный переезд повлияла политическая ситуация. Пока возвращаться очень не хочется, но, конечно, я скучаю по людям и проектам в родном Петербурге.

Наш первый бар Gypsies & Jews мог бы открыться в Тбилиси еще в 2018 году до пандемии, но тогда мы с моим партнером Борисом Кисилюком не нашли подходящего помещения и решили начать с Петербурга. Потом работа, пандемия, выживание. Тем не менее мысль про Грузию не отпускала. Уехал я насовсем или временно? Пока сложно сказать. С одной стороны, ничего нет долговечней, чем временное, с другой — хочешь насмешить бога, расскажи про свои планы, а с третьей — геополитическая ситуация и пандемии. Хотелось бы навсегда, но, как гласит слоган нашего нового бара: The road will tell — «Дорога покажет!».

О баре Guts & Fame Guts в Тбилиси

Идея проекта в Тбилиси— гаражный бар с мексиканской едой. Название: Guts & Fame Guts — дословно «кишки», а также перекличка с русским «яйца», то есть «с характером, смелый», fame — «слава». Это еще один гараж-бар про путешествия, братство, кочевую жизнь, приключения в дороге. К слову, в Грузию мы с командой приехали на старом американском микроавтобусе Dodge Ram Van 1984 года выпуска, что само по себе уже приключение. Почему еда мексиканская? Просто она хорошо вписывается в этот безумный контекст, и мы любим мексиканскую стряпню.

Гараж — место, куда мужчины возвращаются на своих мотоциклах или машинах, делятся впечатлениями с друзьями, чинят транспортные средства, выпивают, закусывают и готовятся к следующей поездке. Я среди этого вырос. В детстве я жил в Молдавии, летом с семьей мы ездили на машине в Одессу на море, на каникулах я катался со своим дядей-дальнобойщиком. По выходным торчал с друзьями в гараже, где мы чинили какой-то старый мопед. В гараже я попробовал первое вино — в Молдавии часто хранят винные бочки в гаражах. Как и любой мальчишка, я любил мотоциклы и автомобили, и это со мной на всю жизнь, как и американские роуд-муви. Гараж-бар — образ жизни, а потом уже бизнес-проект. Нас трое основателей. Один мой партнер — грузин, который живет в Петербурге и регулярно посещает наш Branch Garage, катается на мотоцикле и разделяет нашу философию. Второй партнер — мой старый товарищ, который переехал в Тбилиси несколько лет назад.

О выборе помещения

Помещение мы искали с февраля по апрель, было непросто. Нашли в районе Сабуртало, это не центр, но здесь живет много экспатов. Это продолжение традиции, ведь в Петербурге мы открыли Gypsies & Jews немного в стороне от популярной улицы Рубинштейна, а Branch Garage — между двух заброшек на непроходной улице Печатника Григорьева. Еще один наш петербургский бар с итальянской едой — The Spaghetti Incident находится в очень сомнительном дворе Лиговского проспекта. Так что опять ничего нового. Наш Guts & Fame — единственный бар на районе, но рядом с нами Wendy’s, McDonalds, Subway, так что будем надеяться на успех. Кстати, владелец помещения оказался президентом одного из мотоклубов, за соседней дверью они собираются каждый вечер.

О команде

Я уехал в Тбилиси с частью команды. Возможно, позже к нам присоединится другая часть, если получится запустить еще один бар в Батуми. Как и раньше, мы открываемся без громких имен, шефов, сомелье и бар-менеджеров. Все делаем сами. В меню — сэндвичи из Gypsies & Jews на американском хлебе Harry’s, который мы везем через таксистов из Армении. В Ереване тоже есть наши люди.

Как только мы обьявили в соцсетях, что хотим делать BBQ, нас сразу нашел местный кулинарный энтузиаст — мастер по техасскому барбекю, он грузин, который долго жил в Техасе. Теперь мы с ним будем делать воскресное барбекю. По гостям мы делаем ставку на иностранцев, на людей, которые путешествуют. Но некоторые соседи на районе уже давно ждут нашего открытия. Мы сняли небольшой дом в нескольких шагах от бара на этой же улице и со всеми активно знакомимся. Люди тут добрые, и это, безусловно, дает силы.

Об эмоциях и бизнесе в Петербурге

Строить бизнес в другой стране — сложно, особенно когда ты привык, что твое имя в родном городе делает за тебя полдела. Но мне сейчас очень интересно. Я будто вернулся в молодость, заново познаю мир и местный рынок, а заодно и местные познают наши причуды. Возможно, я стараюсь не видеть плохого: от наших знакомых экспатов слышал про негативное отношение грузин к русским, но лично с этим не сталкивался. Вот мы подружились с двумя соседними тату-салонами, ребята молодые, по-русски не говорят, но никаких намеков на неприязнь. Вот зашли с ребятам в один из ресторанов в Батуми и вдруг слышим: «О! Branch Garage, цыгане и евреи!» Вот встречаем прямо на улице еще несколько хороших знакомых из Петербурга. Тут очень много наших. Мы везде свободно говорим на русском, иногда на английском. Еще раз повторю старое очевидное: идите с миром, и вы его получите.

В Петербурге наши бары Gypsies & Jews, Branch Garage и Spaghetti Incident продолжают работать под руководством управляющих на местах. С самого начала мы взращивали хорошую команду. Я с партнерами на связи, в пандемию мы натренировались работать онлайн. Я по-прежнему сам веду наши соцсети. И, конечно, буду приезжать в Петербург, как только проект в Тбилиси нормально заработает.

Фотографии: обложка, 1 – Сергей Фокин, 2 – Арина Никольская, 3 – Александр Болтян

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Главная проблема барной индустрии сейчас — не деньги, а моральный дух»
«Главная проблема барной индустрии сейчас — не деньги, а моральный дух» Артем Перук — о жизни El Copitas Bar на фоне «спецоперации»
«Главная проблема барной индустрии сейчас — не деньги, а моральный дух»

«Главная проблема барной индустрии сейчас — не деньги, а моральный дух»
Артем Перук — о жизни El Copitas Bar на фоне «спецоперации»

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы

«Русской рулетки с шаурмой в Тель-Авиве нет»
«Русской рулетки с шаурмой в Тель-Авиве нет» Ресторанный критик переезжает в Израиль
«Русской рулетки с шаурмой в Тель-Авиве нет»

«Русской рулетки с шаурмой в Тель-Авиве нет»
Ресторанный критик переезжает в Израиль

Тэги

Новое и лучшее

Эксклюзив The Village: Запрет на выезд из России можно проверить на черном рынке

Кафе Birds в Белграде

Криптовалюта — все еще удобный способ вывода денег. Варианты для уехавших

Гид по магазинам Стамбула: От местного ЦУМа до винтажных лавочек

Проблемы диаспоры. Лев Левченко — о том, почему русские в эмиграции не здороваются друг с другом

Первая полоса

В 1976 году Путин провел обыск за надпись «Вы распинаете свободу, но душа человека не знает оков» на Петропавловке

Студентку, рассказавшую о принудительных гуманитарных сборах, исключили из техникума

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются

Ведущая «Спокойной ночи, малыши» предложила привезти на фронт Хрюшу со Степашкой и попросить украинцев «остановиться»

Little Big покинули двое музыкантов. Похоже, что группа распалась

Гид по рынкам Тбилиси
Гид по рынкам Тбилиси Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»
Гид по рынкам Тбилиси

Гид по рынкам Тбилиси
Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»

РПЦ безвозмездно получила здание петербургской РАНХиГС. Студентов чуть не выселили

В парках Москвы открылся 21 каток с искусственным льдом

В ноябре число объявлений о срочной продаже квартир в России достигло рекорда

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропагандаЛучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда Лучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо

«ВКонтакте» заблокировала группу «Совета матерей и жен военнослужащих»

Петербургскую тюрьму «Кресты» выставят на продажу

Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают
Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают Объясняем, почему так и где купить украшения дешевле, пока не поздно
Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают

Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают
Объясняем, почему так и где купить украшения дешевле, пока не поздно

Сериалу «Монастырь» не выдали прокатное удостоверение. По мнению РПЦ, он оскорбляет чувства верующих

Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле
Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле Даже простое «merhaba» прибавит вам очков в глазах местных
Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле

Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле
Даже простое «merhaba» прибавит вам очков в глазах местных

Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды
Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды Пошаговая инструкция для россиян
Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды

Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды
Пошаговая инструкция для россиян

О героине The Village снимут сериал. Историю Светы Уголёк экранизирует студия «Среда», премьера — в 2024 году

Госдума окончательно приняла закон о запрете «ЛГБТ-пропаганды»

Московские кинотеатры «Факел», «Юность» и «Звезда» откроются в новом году

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники

Более 50% благотворительных фондов заявили о сокращении пожертвований

Движение Food not bombs в Москве прекратило деятельность из-за угрозы опасности

Сегодня в Тбилиси пройдет марш против сексуального насилия

Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь
Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь Участвовать в благотворительном забеге, слушать «Аигел» и смотреть «Треугольник печали»
Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь

Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь
Участвовать в благотворительном забеге, слушать «Аигел» и смотреть «Треугольник печали»

На Бауманской горит ТЦ «Елоховский пассаж»

Ночью в «Открытом пространстве» проходили обыски. Задержали более 15 человек, многие из них рассказывают об избиениях

Первоклашкам предложили написать письмо «незнакомому мобилизованному» — вместо Деда Мороза

Цена на импортные новогодние ёлки вырастет на 25%. В Рослесинфорге предложили россиянам самим сходить в лес за елью

Лейла Гиреева, сбежавшая из дома в Ингушетии от побоев и «лечения от атеизма», на свободе. Но все еще в опасности

Ушедшую из России Lush заменит косметическая сеть Oomph

В медицинских вузах будет больше бюджетных мест

Петербуржцам запретят добывать березовый сок и вырезать надписи на деревьях

Посмотрите, как в Ереване протестуют накануне приезда Путина, Лукашенко и Лаврова

Чехия запретила безвизовый транзит для россиян

Участок «Октябрьская» — «Новые Черемушки» закроют с 3 по 7 декабря

Якутский панк против войны
Якутский панк против войны Полицейские устали задерживать Айхала Аммосова и хотят его посадить
Якутский панк против войны

Якутский панк против войны
Полицейские устали задерживать Айхала Аммосова и хотят его посадить

Чем заняться в Москве и Питере в конце ноября?
Чем заняться в Москве и Питере в конце ноября? Собирать вещи для бездомных и танцевать в шалаше
Чем заняться в Москве и Питере в конце ноября?

Чем заняться в Москве и Питере в конце ноября?
Собирать вещи для бездомных и танцевать в шалаше

С сайта Мариинского театра убрали имя хореографа Ильи Живого. Он не раз выступал против войны

В Брянске подожгли приют для животных. Погибли 52 кошки и 2 собаки

Испания в 2022-м выдала россиянам в три раза больше шенгенских виз, чем в прошлом году

Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 2, ноябрь
Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 2, ноябрь Смотреть балет, слушать иммерсивный спектакль на Медеу и знакомиться с историей «АЛЖИРа»
Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 2, ноябрь

Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 2, ноябрь
Смотреть балет, слушать иммерсивный спектакль на Медеу и знакомиться с историей «АЛЖИРа»

На Wildberries завели дело за продажу паленого Adidas. Экспертиза показала, что весь ассортимент там — подделка
На Wildberries завели дело за продажу паленого Adidas. Экспертиза показала, что весь ассортимент там — подделка

Полковник Генштаба ВС РФ взял взятку стиральной машиной от военного комиссара района Раменки

Гастровавилон: Hummus Kimchi в Ереване
Гастровавилон: Hummus Kimchi в Ереване Израильско-корейское кафе, открытое в столице Армении эмигрантами из Москвы
Гастровавилон: Hummus Kimchi в Ереване

Гастровавилон: Hummus Kimchi в Ереване
Израильско-корейское кафе, открытое в столице Армении эмигрантами из Москвы

В кубанской станице установили скульптуру, которая очень похожа на анальную пробку

В Петербурге туристам придется оплачивать курортный сбор

«Выбрались из плена проклятых бюрократов»: Музыкантов «Интуриста» выпустили из брюссельского транзитного центра

Какая погода ожидается в Москве, Петербурге, Тбилиси, Ереване и Белграде на этой неделе

Активистки «Яблока» провели антивоенную акцию около здания Минобороны

Россияне готовы экономить на одежде и еде, но только не на алкоголе — исследование NielsenIQ

В Москве горит склад цветов

С 21 ноября россияне смогут оформить карту Visa или Mastercard на Шри-Ланке

Телеканал «Муз-ТВ» заглушил слова «мир» и «война» во время выступления певицы Zivert

На Камчатке началось извержение самого высокого действующего в Евразии Ключевского вулкана

IKEA сотрудничала с беларускими поставщиками, которые использовали труд заключенных, в том числе политзаключенных

Количество российских заключенных рекордно сократилось на фоне вербовок в «ЧВК Вагнера»

Под Петербургом взорвался газопровод

Москве не хватает дворников

На Сахалине из-за взрыва газа обрушилась пятиэтажка. Девять человек погибли

Пикапер Алекс Лесли рассказал о прилете в Казахстан, несмотря на запрет. Так ли это?