Улица Некрасова окончательно утвердилась как новый центр бархоппинга — примерно за год здесь открылось не меньше десятка заметных проектов на любой вкус: от сидрерии «Сидр и Нэнси», экстравагантного кафе-бара HotDog & Brut и коктейльного «Пирс 28» до андеграундного Holly Water и прусского паба The Red Corner. Новый заметный резидент улицы — бар «Залив», который в начале марта открыла команда кафе «ПирОГИ» и «Рюмочной» на Новой Голландии, по соседству с барами Bazin, «Хроники» и Redrum. The Village рассказывает, как устроено новое место.

Фотографии

Виктор Юльев

Шифер, весла, песок и ретромебель

Согласно задумке организаторов, по формату бар на Некрасова должен напоминать «Рюмочную» на Новой Голландии. Однако на этот раз у заведения есть название — и концепцию места строили вокруг него. Помещение «Залива», состоящее из двух залов, стилизовали под советский загородный пансионат. Для этого дизайнеры проекта — хозяйка бара «Продукты» и кафе «Бейрут» Лиза Извозчикова и Иван Краснов из архитектурной мастерской Максима Атаянца — собрали целую коллекцию раритетных предметов мебели и декора.

Первый зал, в котором расположена барная стойка, украшает фабричная картотека — за ней по выходным будет стоять диджей. Также в интерьере использовано множество найденной на «Авито» ретромебели: скамейки с автобусного вокзала, реплики стульев Pantone S-stühl, а также кресла и журнальные столики румынского и чешского производства 70-х годов. Второй зал с большими окнами, выходящими во двор-колодец, выглядит максимально расслабленно: его украшают плакаты с изображением океанических рыб, лодочные весла, импровизированная песочница, сделанная из журнального столика, и стена, обитая шифером. На большом проекционном экране крутят советские фильмы, подходящие по атмосфере и сюжету, вроде «Человека-амфибии» 1961 года.

 «Залив»

Адрес: ул. Некрасова, 24

Время работы: 14:00–02:00, по пятницам и субботам — до 05:00

Телефон: +7 (911) 835–04–92

Средний чек: 350 рублей

facebook

Дачная еда и барная карта без причуд

Меню в «Заливе» представляет собой расширенную версию того, что действует в «Рюмочной». На месте — все главные хиты: и самодельные малосольные огурцы (30 рублей), которые подают наколотыми на деревянную вилку, и три вида бутербродов — со скумбрией, малосольной селедкой и паштетом из куриной печени (100 рублей), и соленые грузди (100 рублей), и сало (100 рублей). А также, конечно, домашние пельмени с тремя видами начинки: со свининой и говядиной (250 рублей), бараниной (300 рублей) и тыквой (230 рублей). В списке новых блюд главная удача — запеченный картофель (100 рублей) на выбор: с икрой мойвы, печенью трески или форшмаком. А также винегрет с балтийской килькой, который подают в консервных банках (привет Игорю Гришечкину из ресторана «КоКоКо»).

Барная карта выглядит еще проще: ее открывает блок с фирменными настойками на хрене, свекле, укропе, сельдерее, вишне, лимоне и малине. Стоимость шота — 100 рублей, сет из шести шотов обойдется в 550 рублей. Помимо этого, есть компактная подборка водки (от 95 рублей) и другого крепкого алкоголя (250–300 рублей): буквально по две-три позиции рома, коньяка, джина, текилы и виски. А еще несколько позиций вина (от 150 рублей за бокал) и пива (80–250 рублей).

Рюмки и закуски

Несмотря на то что от идеи именовать место рюмочной владельцы отказались (возможно, для того, чтобы случайно не привлечь внимание завсегдатаев расположенного неподалеку разгульного «Маяка»), «Залив» — очередной пример удачной модернизации и расширения (например, за счет семейной аудитории) намоленного формата: рюмка (с водкой, настойкой или дистиллятом) в сопровождении недорогой и продуманной закуски наконец стала универсальным петербургским предложением на любой из городских барных улиц.

Выдержки из меню:

Бутерброд с малосольной селедкой — 100 рублей

Винегрет с балтийской килькой — 100 рублей

Пряный томатный суп — 150 рублей

Запеченный картофель с печенью трески и каймаком — 100 рублей

Пельмени с бараниной — 300 рублей

Пельмени с тыквой — 230 рублей


Анна Хмельницкая

управляющий партнер бара

В «Заливе» мы развиваем формат, который придумали для «Рюмочной» в Новой Голландии. Несмотря на то что сам остров — место довольно специфическое для бизнеса, потому что посещаемость сильно зависит от времени года, сейчас, отработав и высокий, и низкий сезон, мы понимаем, что с проектом угадали. В «Бутылке» работает сразу несколько известных хороших заведений, но именно «Рюмочная», как нам кажется, — это стопроцентное попадание. Мы нравимся всем. И речь не только о типичных посетителях баров. К нам ходит много и иностранцев, и молодежи, и, что особенно приятно, старшее поколение. А еще мы нравимся семьям, тем, кто хочет покормить детей, но не знает, что такое фалафель, а пиццу по-прежнему считает нездоровой пищей: для них наши руколепные пельмени — это сразу «вау». Так что в «Заливе» мы продолжим двигаться в этом направлении.

На улице Некрасова наше бесспорно конкурентное преимущество — это еда. Здесь есть места, где можно закусить, есть какие-то моноформаты, но заведений с таким доступным и разнообразным предложением по еде почти нет. На популярном маршруте бархоппинга — это важно.

Наша главная барная позиция — настойки. Сейчас многие их делают, но в Петербурге эту моду ввели именно в «ПирОГИ». Мы довольно долго их придумывали и к открытию «Рюмочной» серьезно расширили ассортимент. А в меню хит — именно пельмени. Разработкой рецептуры мы занимались три месяца. Это действительно руколепные пельмени: мы используем лишь тестораскатывательную машину, а все остальное — тесто, фарш — делаем сами.  У каждого свой образ пельменей, и нам нужно было как-то, не упрощая, подобрать верную пропорцию зелени, специй, найти правильное мясо и при этом не выйти за разумную себестоимость.

И отдельно я бы отметила наши малосольные огурцы «30 рублей штука». Продавать их по этой цене — принципиальный момент, это работает лучше любой рекламы, невозможно пройти мимо. Я примерно посчитала: можно тратиться на полиграфию и раздавать флаеры, можно поставить рекламу на ноге, можно заплатить фейсбуку, а можно продавать огурцы по 30 рублей — и толку от этого будет больше.