Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
Прощай, киоск: Как «Избёнка» превращается в сеть супермаркетов свежей еды
«Хочешь денег? — *** как бессмертный пони»: Что IKEA сделала с кировским посёлком
Как я боролась с синдромом хронической усталости
Семейные ценности: Как живут московские свингеры
Истории

Тема

Материалы по теме «Истории»

Кто эти бузотеры: Лидеры мусорных бунтов

Кто эти бузотеры: Лидеры мусорных бунтов

The Village подводит итоги мусорных войн вокруг Москвы

Как будут расти цены на такси, еду и гостиницы во время ЧМ-2018

Как будут расти цены на такси, еду и гостиницы во время ЧМ-2018

Московские компании рассказали о своей ценовой политике в период наплыва болельщиков

Дом закрытых дверей: Что происходит в московских спецприемниках

Дом закрытых дверей: Что происходит в московских спецприемниках

Порядки учреждения, куда попадают за митинги, твиты и езду в пьяном виде

Как петербургский священник открыл при храме зоопарк с крокодилами

Как петербургский священник открыл при храме зоопарк с крокодилами

История «потерянного рая» в храме святителя Спиридона в Ораниенбауме

Семьи репрессированных из Свердловска — о судьбе и арестах

Семьи репрессированных из Свердловска — о судьбе и арестах

Семьи репрессированных из Свердловска — о судьбе и арестах

Семьи репрессированных из Свердловска — о судьбе и арестах

Монологи из книги «Большой террор в частных историях»

«Мы жили в вагончике на автостоянке»: Зачем Екатеринбургу группа дневного пребывания детей

«Мы жили в вагончике на автостоянке»: Зачем Екатеринбургу группа дневного пребывания детей

The Village рассказывает истории родителей-одиночек, которым не справиться без помощи «Аистенка»

Как реагируют на утечки данных в России и за рубежом

Как реагируют на утечки данных в России и за рубежом

Извинения Цукерберга, выкуп от Uber и ненадежный VPN для «ВКонтакте»

«Смотри и делай»: Как прошло шоу для бизнесменов в «Олимпийском»

«Смотри и делай»: Как прошло шоу для бизнесменов в «Олимпийском»

Найти инвестора, увидеть лоб Возняка и встать на стул — зачем тысячи предпринимателей пришли на «Амоконф»

Как петербуржцы восстанавливают исторические парадные в своих домах

Как петербуржцы восстанавливают исторические парадные в своих домах

Три вдохновляющие истории и инструкция к действию

Instagram вернул возможность добавлять гифки в историях

Instagram вернул возможность добавлять гифки в историях

Функцию отключали из-за скандала с расистской анимацией

«Театр. На вынос»: История строительной мистификации на Васильевском острове

«Театр. На вынос»: История строительной мистификации на Васильевском острове

И при чем здесь детеныш шерстистого носорога

«ФСБ считает моего мужа террористом»

«ФСБ считает моего мужа террористом»

«ФСБ считает моего мужа террористом»

«ФСБ считает моего мужа террористом»

Жена петербургского антифашиста Игоря Шишкина — о том, как ее муж пошел гулять с собакой и оказался за решеткой

«Выпей фурик»: Как желание похудеть приводит к психическим расстройствам

«Выпей фурик»: Как желание похудеть приводит к психическим расстройствам

«Выпей фурик»: Как желание похудеть приводит к психическим расстройствам

«Выпей фурик»: Как желание похудеть приводит к психическим расстройствам

The Village поговорил с девушками, которые живут с фуросемидной зависимостью

Армия Шойгу, ополченцы и Warhammer: Как выращивают патриотов

Армия Шойгу, ополченцы и Warhammer: Как выращивают патриотов

Кто и на какие деньги воспитывает современных защитников Отечества

Теперь здесь коворкинг: Почему офисы сдают позиции

Теперь здесь коворкинг: Почему офисы сдают позиции

И могут ли привычные бизнес-центры исчезнуть из города

Как IKEA изменила нашу жизнь

Как IKEA изменила нашу жизнь

Дизайнеры и предприниматели — о том, за что стоит быть благодарными основателю шведской мебельной компании

Лучшие человеческие истории 2017 года

Лучшие человеческие истории 2017 года

Материалы рубрик «Личный опыт» и «Истории», которыми мы гордимся

Альпинисты в городе: «Страшно забыть про страх»

Альпинисты в городе: «Страшно забыть про страх»

Альпинисты в городе: «Страшно забыть про страх»

Альпинисты в городе: «Страшно забыть про страх»

The Village рассказывает, почему промальпинисты уходят из профессии и не жалеют об этом

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

The Village рассказывает о судьбе недостроенной телебашни в Екатеринбурге

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

Весна, лето, осень, зима и снова весна в буддийской общине на Среднем Урале

Дом на Среднем: Социальный эксперимент в одной квартире

Дом на Среднем: Социальный эксперимент в одной квартире

Дом на Среднем: Социальный эксперимент в одной квартире

Дом на Среднем: Социальный эксперимент в одной квартире

История общины и уникальный опыт коллективного быта на Васильевском острове в Петербурге

Как на Лиговке добрососедствуют церковь и пивной бар

Как на Лиговке добрососедствуют церковь и пивной бар

Мы поговорили с соседями — хозяином бара «Смысл жизни» и настоятелем старообрядческой церкви — о прихожанах и завсегдатаях

«Днище дна»: Как дольщики дожидаются своих квартир

«Днище дна»: Как дольщики дожидаются своих квартир

«Днище дна»: Как дольщики дожидаются своих квартир

«Днище дна»: Как дольщики дожидаются своих квартир

Что происходит с долевым строительством и почему дольщики хотят стать пострадавшими

Как в Петербурге искали исторические двери из знаменитого дома Бака

Как в Петербурге искали исторические двери из знаменитого дома Бака

И нашли в одном из ресторанов на улице Рубинштейна

Домик в Коломне: Почему здания рядом с Новой Голландией хотят снять с охраны

Домик в Коломне: Почему здания рядом с Новой Голландией хотят снять с охраны

Стоит ли ожидать джентрификации исторического района Петербурга

Cпик фром май харт: Где бесплатно учить английский в Иркутске?

Cпик фром май харт: Где бесплатно учить английский в Иркутске?

The Village рассказывает об англоязычных разговорных клубах

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Почему лекарства от СДВГ считаются в нашей стране наркотиками, как провалилась реформа здравоохранения и кто помогает гиперактивным детям

Зачем нужны криптовалюты для мам и любителей бургеров

Зачем нужны криптовалюты для мам и любителей бургеров

Откуда появились вопперкоины, биокоины, мамакоины и чем они отличаются от наклеек за покупки в магазинах

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

The Village о проекте «Синдром кино» для людей с ментальными особенностями

Что читать подросткам: Выбор книжного магазина «Стеллаж»

Что читать подросткам: Выбор книжного магазина «Стеллаж»

Нешкольная программа для чтения, инфантильные родители и взрослые дети в подборке книг Ланы Волошиной

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Девушки, сбежавшие от насилия в семье, рассказывают о жизни в кризисной квартире

Дети жертв Большого террора

Дети жертв Большого террора

Дети жертв Большого террора

Дети жертв Большого террора

Что чувствуют и помнят те, кто добивается установки табличек в память о жертвах сталинских казней

Где работает Евгений Ройзман

Где работает Евгений Ройзман

Где работает Евгений Ройзман

Где работает Евгений Ройзман

Мэр Екатеринбурга — о здании Горсовета и правительственном телефоне

Вышел из моды: Что происходит с Podium Market

Вышел из моды: Что происходит с Podium Market

The Village узнал о будущем и причинах трудностей сети универмагов

Как музыкальные фестивали пережили переезд

Как музыкальные фестивали пережили переезд

«КаZантип», Kubana, Outline и «Усадьба Jazz» были вынуждены сменить прописку из-за проблем с местными властями

Оставленные: Как ищут пропавших людей

Оставленные: Как ищут пропавших людей

Оставленные: Как ищут пропавших людей

Оставленные: Как ищут пропавших людей

Три из 3 тысяч историй исчезнувших в Москве

Зачем Сбербанк советует клиентам, как жить

Зачем Сбербанк советует клиентам, как жить

Зачем Сбербанк советует клиентам, как жить

Зачем Сбербанк советует клиентам, как жить

The Village разобрался, как крупнейший банк страны создал финансового консультанта на базе искусственного интеллекта

Маска, черная туалетная бумага, бар и овца: Кто и как делает иммерсивные спектакли

Маска, черная туалетная бумага, бар и овца: Кто и как делает иммерсивные спектакли

The Village встретился с создателями шоу «Черный русский» и «Вернувшиеся»

Как «Билайн» отправил домой тысячи сотрудников

Как «Билайн» отправил домой тысячи сотрудников

Проект BeeFree позволил людям работать из дома, но это оказалось не так просто

Материалы The Village, которые стоит перечитать 8 Марта

Материалы The Village, которые стоит перечитать 8 Марта

Права женщин, насилие в семье, гендерное равенство, а также успехи и неудачи российского феминизма

Как устроен лучший хостел в мире

Как устроен лучший хостел в мире

The Village поговорил с владельцами петербургского Soul Kitchen, признанного лучшим хостелом в мире по версии Hostelworld

Две истории о домашнем насилии в России

Две истории о домашнем насилии в России

The Village записал истории двух женщин, столкнувшихся с домашним насилием и попробовавших довести дело до суда

«Доброкачественная пища, а водка — чудо!»

«Доброкачественная пища, а водка — чудо!»

Что пишут посетители московских заведений в книгах отзывов и предложений

«Здесь легко получить по башке»: Как расчищают место под научную долину МГУ

«Здесь легко получить по башке»: Как расчищают место под научную долину МГУ

The Village съездил в «Шанхай», гаражный город в городе, спустя год после начала сносной кампании

Соха, изба и «Троица»: Чему учат школьников на уроках нового предмета «Истоки»

Соха, изба и «Троица»: Чему учат школьников на уроках нового предмета «Истоки»

«Нам рассказывали, что если упадет ложка или вилка — значит, кто-то придет в гости»

«Иван за Ивана, Магомед за Магомеда»: Кто и как зарабатывает на ММА

«Иван за Ивана, Магомед за Магомеда»: Кто и как зарабатывает на ММА

«Иван за Ивана, Магомед за Магомеда»: Кто и как зарабатывает на ММА

«Иван за Ивана, Магомед за Магомеда»: Кто и как зарабатывает на ММА

Рынок смешанных единоборств — от подпольных боев до турниров с телетрансляциями

Больше любви: Как живут полиаморы в России

Больше любви: Как живут полиаморы в России

Петербуржцы и москвичи, которые считают, что любовь возможна вне моногамной пары, — об отношениях друг с другом и с обществом

Кто зарабатывает на буме киберспорта в Москве

Кто зарабатывает на буме киберспорта в Москве

Из развлечения для гиков турниры по компьютерным играм стали официальным видом спорта. Теперь они привлекают больше людей и денег

Как я боролась с синдромом хронической усталости

Как я боролась с синдромом хронической усталости

От советов родить до создания новых нейронных связей в мозгу — как справиться с болезнью, от  которой излечиваются лишь 5 % больных

Как я боролась с акне

Как я боролась с акне

Как я боролась с акне

Как я боролась с акне

От гормонов до гомеопатии: москвичка рассказывает, как за несколько лет потратила на лечение больше полумиллиона рублей

Кто может стать депутатом от Москвы

Кто может стать депутатом от Москвы

18 сентября состоятся выборы в Государственную думу. The Village разобрался, зачем нужны одномандатники и кто из них имеет шансы на победу

Свежая кровь: Новое поколение российских программистов рассказывает о себе

Свежая кровь: Новое поколение российских программистов рассказывает о себе

Пять начинающих программистов рассказывают о своих примерах для подражания, проектах и планах на будущее

«Было очень страшно»: Три истории о сексуальном насилии

«Было очень страшно»: Три истории о сексуальном насилии

The Village публикует истории женщин, столкнувшихся с попытками изнасилования

«Собянин! Жители требуют тишины!»: Разрешился ли конфликт на Патриарших

«Собянин! Жители требуют тишины!»: Разрешился ли конфликт на Патриарших

The Village проследил историю противостояния местных жителей и ресторанного бизнеса в центре Москвы

Под ковш: Что происходит с павильонами в Москве

Под ковш: Что происходит с павильонами в Москве

The Village выяснил, что предпринимают собственники снесённых зимой торговых точек и кто будет следующим

Как строился Outline 2016

Как строился Outline 2016

Как строился Outline 2016

Как строился Outline 2016

The Village побывал на стройке накануне старта фестиваля и поговорил с волонтёрами и организаторами об их работе

«Санкции есть, но мы работаем»: Как Chill & Cheese возит сыры из-за границы

«Санкции есть, но мы работаем»: Как Chill & Cheese возит сыры из-за границы

Посылки из Германии и машина уничтоженного сыра на польско-белорусской таможне — Наталья Новикова рассказала о своём бизнесе на запрещёнке

Как выглядит телереклама в разных странах?

Как выглядит телереклама в разных странах?

The Village посмотрел ролики известных брендов для разных стран с экспертами и узнал, почему они так отличаются друг от друга

Что будет с интернетом в России

Что будет с интернетом в России

Регулятор Рунета, налог на Google и запрещённые паблики — The Village разобрался, что российские чиновники делают с интернетом

Без «Б»: Обречён ли московский троллейбус

Без «Б»: Обречён ли московский троллейбус

The Village попытался разобраться, как отмена троллейбусных маршрутов отразилась на городе и горожанах

Рубрики