Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
Прощай, киоск: Как «Избёнка» превращается в сеть супермаркетов свежей еды
Как я боролась с синдромом хронической усталости
«Хочешь денег? — *** как бессмертный пони»: Что IKEA сделала с кировским посёлком
Больше любви: Как живут полиаморы в России
Истории

Тема

Материалы по теме «Истории»

«Культраб» — о силе футболки с надписью «***** [вульва]» и популярности спортивных костюмов

«Культраб» — о силе футболки с надписью «***** [вульва]» и популярности спортивных костюмов

Как марка, выпускающая коллаборации с Pussy Riot и Навальным, ведет политический диалог с помощью одежды

Юлия Савиновских — о трансгендерности и детях

Юлия Савиновских — о трансгендерности и детях

Юлия Савиновских — о трансгендерности и детях

Юлия Савиновских — о трансгендерности и детях

Женщина, потерявшая приемных детей после удаления груди, — о Френсисе и мастэктомии

«Я не была в декрете»

«Я не была в декрете»

Истории мам, которые вышли на работу сразу после родов

Зачем экотеррористы поджигают автомобили и воруют животных

Зачем экотеррористы поджигают автомобили и воруют животных

Зачем экотеррористы поджигают автомобили и воруют животных

Зачем экотеррористы поджигают автомобили и воруют животных

Коктейли Молотова, гвозди в деревьях и индюшки на свободе

Как в мастерской «Хронотоп» реставрируют советскую мебель

Как в мастерской «Хронотоп» реставрируют советскую мебель

Как в мастерской «Хронотоп» реставрируют советскую мебель

Как в мастерской «Хронотоп» реставрируют советскую мебель

Александра Аргунова — о любви к винтажной мебели и тренде на ее восстановление

Занимательная экономика: Кто стоит в очередях за деньги

Занимательная экономика: Кто стоит в очередях за деньги

Сколько получают те, кто сутками ждет старта продаж нового айфона или лимитированных кроссовок

«Канары»: Четыре истории о жизни на Канонерском острове

«Канары»: Четыре истории о жизни на Канонерском острове

«Канары»: Четыре истории о жизни на Канонерском острове

«Канары»: Четыре истории о жизни на Канонерском острове

Старожил и новосел, артист Мариинки и рэпер — о повседневности самого странного острова Петербурга

Как BlaBlaCar сменила директора и ввела абонементы

Как BlaBlaCar сменила директора и ввела абонементы

Что происходит в российском офисе райдшерингового сервиса

«ВКонтакте» представила обновленные истории в виде сюжетов

«ВКонтакте» представила обновленные истории в виде сюжетов

В один сюжет можно включить до 20 фото и видео

Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады

Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады

Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады

Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады

Петербурженки, увлекающиеся комнатным цветоводством, рассказывают об опыте озеленения своих домов

«Я придумываю вещи для IKEA»

«Я придумываю вещи для IKEA»

Дизайнер Ольга Попырина сотрудничает со шведским мебельным гигантом уже 20 лет

Жизненные истории и красивые фотографии странных обитателей «Курской»

Жизненные истории и красивые фотографии странных обитателей «Курской»

Продавщицы из «Сыромятников», художники, бомжи и даже убийцы — в инстаграме @kurok_moscow

Почему рестораны и кафе переходят на оплату наличными

Почему рестораны и кафе переходят на оплату наличными

И что делать, если вам говорят, что терминал не работает

«Подставные знакомства»: Как бандиты грабят гомосексуалов в Москве

«Подставные знакомства»: Как бандиты грабят гомосексуалов в Москве

Путь от Тесака до ОПГ

«Скоро здесь будут большие деньги»: Гонщик на дроне

«Скоро здесь будут большие деньги»: Гонщик на дроне

Разбиться на мотоцикле и переехать в Дубай, чтобы найти спорт побыстрее

Мало людей: Каких работников можно заменить программой

Мало людей: Каких работников можно заменить программой

Администратор, HR-менеджер и другие профессии, которые активно осваивают роботы

Как странные порядки в офисе помогают Skyeng расти

Как странные порядки в офисе помогают Skyeng расти

Тысяча KPI, дублирующие друг друга отделы и психотерапевты для топ-менеджеров

Как петербуржец три года пикетирует с воды «Лахта-центр»

Как петербуржец три года пикетирует с воды «Лахта-центр»

Как петербуржец три года пикетирует с воды «Лахта-центр»

Как петербуржец три года пикетирует с воды «Лахта-центр»

Рассказ о жизни на берегу около небоскреба и прямая речь Олега, который обитает на катере под самым высоким зданием Европы

Москвички — о городских пляжах и отношении к телу

Москвички — о городских пляжах и отношении к телу

Москвички — о городских пляжах и отношении к телу

Москвички — о городских пляжах и отношении к телу

«Не все понимают, что такое давление общества»

Кто и как зарабатывает на игре «Клевер»

Кто и как зарабатывает на игре «Клевер»

Как устроена популярная мобильная викторина и сколько в нее можно выиграть

Как парень из Казахстана бросил школу и создал самое успешное медиа об уличной культуре в Москве

Как парень из Казахстана бросил школу и создал самое успешное медиа об уличной культуре в Москве

История паблика ÖMANKÖ, который делает совместные проекты с IKEA и adidas

Две башни: Как устроен коммунальный быт нового типа

Две башни: Как устроен коммунальный быт нового типа

Повседневная жизнь в двух квартирах с красивыми эркерами и хорошими друзьями на Петроградской стороне в Петербурге

Как пережить травлю и ее последствия

Как пережить травлю и ее последствия

Как пережить травлю и ее последствия

Как пережить травлю и ее последствия

Моббинг, хейзинг и аутинг: как с ними борются закон и психологи

«Я против России»: Лицемерный репортаж из букмекерского клуба

«Я против России»: Лицемерный репортаж из букмекерского клуба

Как сделать очевидную ставку и проиграть

«Не оставлять следов»: Жизнь экокемпинга на берегу Ладоги

«Не оставлять следов»: Жизнь экокемпинга на берегу Ладоги

«Не оставлять следов»: Жизнь экокемпинга на берегу Ладоги

«Не оставлять следов»: Жизнь экокемпинга на берегу Ладоги

Геокупол, раздельный сбор, маленький флот, ручная ворона и выездной лагерь «Антон тут рядом»

Кто эти бузотеры: Лидеры мусорных бунтов

Кто эти бузотеры: Лидеры мусорных бунтов

The Village подводит итоги мусорных войн вокруг Москвы

Как будут расти цены на такси, еду и гостиницы во время ЧМ-2018

Как будут расти цены на такси, еду и гостиницы во время ЧМ-2018

Московские компании рассказали о своей ценовой политике в период наплыва болельщиков

Дом закрытых дверей: Что происходит в московских спецприемниках

Дом закрытых дверей: Что происходит в московских спецприемниках

Порядки учреждения, куда попадают за митинги, твиты и езду в пьяном виде

Как петербургский священник открыл при храме зоопарк с крокодилами

Как петербургский священник открыл при храме зоопарк с крокодилами

История «потерянного рая» в храме святителя Спиридона в Ораниенбауме

Как реагируют на утечки данных в России и за рубежом

Как реагируют на утечки данных в России и за рубежом

Извинения Цукерберга, выкуп от Uber и ненадежный VPN для «ВКонтакте»

«Смотри и делай»: Как прошло шоу для бизнесменов в «Олимпийском»

«Смотри и делай»: Как прошло шоу для бизнесменов в «Олимпийском»

Найти инвестора, увидеть лоб Возняка и встать на стул — зачем тысячи предпринимателей пришли на «Амоконф»

Как петербуржцы восстанавливают исторические парадные в своих домах

Как петербуржцы восстанавливают исторические парадные в своих домах

Три вдохновляющие истории и инструкция к действию

Instagram вернул возможность добавлять гифки в историях

Instagram вернул возможность добавлять гифки в историях

Функцию отключали из-за скандала с расистской анимацией

«ФСБ считает моего мужа террористом»

«ФСБ считает моего мужа террористом»

«ФСБ считает моего мужа террористом»

«ФСБ считает моего мужа террористом»

Жена петербургского антифашиста Игоря Шишкина — о том, как ее муж пошел гулять с собакой и оказался за решеткой

«Выпей фурик»: Как желание похудеть приводит к психическим расстройствам

«Выпей фурик»: Как желание похудеть приводит к психическим расстройствам

«Выпей фурик»: Как желание похудеть приводит к психическим расстройствам

«Выпей фурик»: Как желание похудеть приводит к психическим расстройствам

The Village поговорил с девушками, которые живут с фуросемидной зависимостью

Армия Шойгу, ополченцы и Warhammer: Как выращивают патриотов

Армия Шойгу, ополченцы и Warhammer: Как выращивают патриотов

Кто и на какие деньги воспитывает современных защитников Отечества

Теперь здесь коворкинг: Почему офисы сдают позиции

Теперь здесь коворкинг: Почему офисы сдают позиции

И могут ли привычные бизнес-центры исчезнуть из города

Как IKEA изменила нашу жизнь

Как IKEA изменила нашу жизнь

Дизайнеры и предприниматели — о том, за что стоит быть благодарными основателю шведской мебельной компании

Альпинисты в городе: «Страшно забыть про страх»

Альпинисты в городе: «Страшно забыть про страх»

Альпинисты в городе: «Страшно забыть про страх»

Альпинисты в городе: «Страшно забыть про страх»

The Village рассказывает, почему промальпинисты уходят из профессии и не жалеют об этом

Лучшие человеческие истории 2017 года

Лучшие человеческие истории 2017 года

Материалы рубрик «Личный опыт» и «Истории», которыми мы гордимся

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

The Village рассказывает о судьбе недостроенной телебашни в Екатеринбурге

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

Весна, лето, осень, зима и снова весна в буддийской общине на Среднем Урале

Дом на Среднем: Социальный эксперимент в одной квартире

Дом на Среднем: Социальный эксперимент в одной квартире

Дом на Среднем: Социальный эксперимент в одной квартире

Дом на Среднем: Социальный эксперимент в одной квартире

История общины и уникальный опыт коллективного быта на Васильевском острове в Петербурге

«Днище дна»: Как дольщики дожидаются своих квартир

«Днище дна»: Как дольщики дожидаются своих квартир

«Днище дна»: Как дольщики дожидаются своих квартир

«Днище дна»: Как дольщики дожидаются своих квартир

Что происходит с долевым строительством и почему дольщики хотят стать пострадавшими

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Почему лекарства от СДВГ считаются в нашей стране наркотиками, как провалилась реформа здравоохранения и кто помогает гиперактивным детям

Зачем нужны криптовалюты для мам и любителей бургеров

Зачем нужны криптовалюты для мам и любителей бургеров

Откуда появились вопперкоины, биокоины, мамакоины и чем они отличаются от наклеек за покупки в магазинах

Вышел из моды: Что происходит с Podium Market

Вышел из моды: Что происходит с Podium Market

The Village узнал о будущем и причинах трудностей сети универмагов

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

The Village о проекте «Синдром кино» для людей с ментальными особенностями

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Девушки, сбежавшие от насилия в семье, рассказывают о жизни в кризисной квартире

Дети жертв Большого террора

Дети жертв Большого террора

Дети жертв Большого террора

Дети жертв Большого террора

Что чувствуют и помнят те, кто добивается установки табличек в память о жертвах сталинских казней

Где работает Евгений Ройзман

Где работает Евгений Ройзман

Где работает Евгений Ройзман

Где работает Евгений Ройзман

Мэр Екатеринбурга — о здании Горсовета и правительственном телефоне

Как музыкальные фестивали пережили переезд

Как музыкальные фестивали пережили переезд

«КаZантип», Kubana, Outline и «Усадьба Jazz» были вынуждены сменить прописку из-за проблем с местными властями

Оставленные: Как ищут пропавших людей

Оставленные: Как ищут пропавших людей

Оставленные: Как ищут пропавших людей

Оставленные: Как ищут пропавших людей

Три из 3 тысяч историй исчезнувших в Москве

Маска, черная туалетная бумага, бар и овца: Кто и как делает иммерсивные спектакли

Маска, черная туалетная бумага, бар и овца: Кто и как делает иммерсивные спектакли

The Village встретился с создателями шоу «Черный русский» и «Вернувшиеся»

Зачем Сбербанк советует клиентам, как жить

Зачем Сбербанк советует клиентам, как жить

Зачем Сбербанк советует клиентам, как жить

Зачем Сбербанк советует клиентам, как жить

The Village разобрался, как крупнейший банк страны создал финансового консультанта на базе искусственного интеллекта

Как «Билайн» отправил домой тысячи сотрудников

Как «Билайн» отправил домой тысячи сотрудников

Проект BeeFree позволил людям работать из дома, но это оказалось не так просто

Материалы The Village, которые стоит перечитать 8 Марта

Материалы The Village, которые стоит перечитать 8 Марта

Права женщин, насилие в семье, гендерное равенство, а также успехи и неудачи российского феминизма

Как устроен лучший хостел в мире

Как устроен лучший хостел в мире

The Village поговорил с владельцами петербургского Soul Kitchen, признанного лучшим хостелом в мире по версии Hostelworld

Две истории о домашнем насилии в России

Две истории о домашнем насилии в России

The Village записал истории двух женщин, столкнувшихся с домашним насилием и попробовавших довести дело до суда

«Доброкачественная пища, а водка — чудо!»

«Доброкачественная пища, а водка — чудо!»

Что пишут посетители московских заведений в книгах отзывов и предложений

Рубрики