Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
Прощай, киоск: Как «Избёнка» превращается в сеть супермаркетов свежей еды
Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России
Как я боролась с синдромом хронической усталости
Как я боролась с акне
Истории

Тема

Материалы по теме «Истории»

«Я живу каждый день в новой квартире»

«Я живу каждый день в новой квартире»

История стодневного эксперимента

Как в прорезных арках угловых домов Петербурга появились микрокофейни

Как в прорезных арках угловых домов Петербурга появились микрокофейни

Откуда взялись эти странные арки с крошечными комнатами внутри и сложно ли организовывать в них торговые пространства

Раздельное питание: Как «Яндекс.Еда» и Delivery Club борются за рынок доставки

Раздельное питание: Как «Яндекс.Еда» и Delivery Club борются за рынок доставки

Форма курьеров, скидки и алгоритмы, которые предсказывают поведение заказчиков

«Ротонда»: Как устроен самый известный телеграм-канал Петербурга

«Ротонда»: Как устроен самый известный телеграм-канал Петербурга

Журналистки Мария Карпенко и Ксения Клочкова — о политических шутках, Беглове и принципиальной неанонимности

Рейв и нойз в подземелье: Что известно о новых петербургских клубах в бомбоубежищах

Рейв и нойз в подземелье: Что известно о новых петербургских клубах в бомбоубежищах

Как устроены «Убежище» и RAF25

«Как мы делали конструктивистскую квартиру, которая бесит читателей The Village»

«Как мы делали конструктивистскую квартиру, которая бесит читателей The Village»

Авторы проекта — об авангарде, жилье-утопии и негативных комментариях

Киноцентр «Соловей», который не жалко

Киноцентр «Соловей», который не жалко

Киноцентр «Соловей», который не жалко

Киноцентр «Соловей», который не жалко

Откуда такое название, кто хозяин здания и что его спасает

Как московское метро продавало старые указатели

Как московское метро продавало старые указатели

Хаос бронирования, темные склады и лайтбокс без лампочки как украшение квартиры

Как петербуржец реставрирует исторические квартиры

Как петербуржец реставрирует исторические квартиры

Как петербуржец реставрирует исторические квартиры

Как петербуржец реставрирует исторические квартиры

А его жена собирает архив обмерных чертежей мебели, лепки, исторических дверей и окон

Как устроена единственная в России кофейня только для женщин

Как устроена единственная в России кофейня только для женщин

Создательницы петербургского пространства «Симона» рассказывают, почему male-free кофейня-коворкинг — это не сексизм

Как в космосе развеивают прах москвичей

Как в космосе развеивают прах москвичей

Как в космосе развеивают прах москвичей

Как в космосе развеивают прах москвичей

«Кто верит в Дарвина, кто в РПЦ, а кто верит в нас»

«Культраб» — о силе футболки с надписью «***** [вульва]» и популярности спортивных костюмов

«Культраб» — о силе футболки с надписью «***** [вульва]» и популярности спортивных костюмов

Как марка, выпускающая коллаборации с Pussy Riot и Навальным, ведет политический диалог с помощью одежды

«Я не была в декрете»

«Я не была в декрете»

Истории мам, которые вышли на работу сразу после родов

Юлия Савиновских — о трансгендерности и детях

Юлия Савиновских — о трансгендерности и детях

Юлия Савиновских — о трансгендерности и детях

Юлия Савиновских — о трансгендерности и детях

Женщина, потерявшая приемных детей после удаления груди, — о Френсисе и мастэктомии

Зачем экотеррористы поджигают автомобили и воруют животных

Зачем экотеррористы поджигают автомобили и воруют животных

Зачем экотеррористы поджигают автомобили и воруют животных

Зачем экотеррористы поджигают автомобили и воруют животных

Коктейли Молотова, гвозди в деревьях и индюшки на свободе

Как в мастерской «Хронотоп» реставрируют советскую мебель

Как в мастерской «Хронотоп» реставрируют советскую мебель

Как в мастерской «Хронотоп» реставрируют советскую мебель

Как в мастерской «Хронотоп» реставрируют советскую мебель

Александра Аргунова — о любви к винтажной мебели и тренде на ее восстановление

Занимательная экономика: Кто стоит в очередях за деньги

Занимательная экономика: Кто стоит в очередях за деньги

Сколько получают те, кто сутками ждет старта продаж нового айфона или лимитированных кроссовок

Как BlaBlaCar сменила директора и ввела абонементы

Как BlaBlaCar сменила директора и ввела абонементы

Что происходит в российском офисе райдшерингового сервиса

«Канары»: Четыре истории о жизни на Канонерском острове

«Канары»: Четыре истории о жизни на Канонерском острове

«Канары»: Четыре истории о жизни на Канонерском острове

«Канары»: Четыре истории о жизни на Канонерском острове

Старожил и новосел, артист Мариинки и рэпер — о повседневности самого странного острова Петербурга

«ВКонтакте» представила обновленные истории в виде сюжетов

«ВКонтакте» представила обновленные истории в виде сюжетов

В один сюжет можно включить до 20 фото и видео

«Я придумываю вещи для IKEA»

«Я придумываю вещи для IKEA»

Дизайнер Ольга Попырина сотрудничает со шведским мебельным гигантом уже 20 лет

Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады

Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады

Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады

Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады

Петербурженки, увлекающиеся комнатным цветоводством, рассказывают об опыте озеленения своих домов

Жизненные истории и красивые фотографии странных обитателей «Курской»

Жизненные истории и красивые фотографии странных обитателей «Курской»

Продавщицы из «Сыромятников», художники, бомжи и даже убийцы — в инстаграме @kurok_moscow

Почему рестораны и кафе переходят на оплату наличными

Почему рестораны и кафе переходят на оплату наличными

И что делать, если вам говорят, что терминал не работает

«Подставные знакомства»: Как бандиты грабят гомосексуалов в Москве

«Подставные знакомства»: Как бандиты грабят гомосексуалов в Москве

Путь от Тесака до ОПГ

«Скоро здесь будут большие деньги»: Гонщик на дроне

«Скоро здесь будут большие деньги»: Гонщик на дроне

Разбиться на мотоцикле и переехать в Дубай, чтобы найти спорт побыстрее

Карточные игры: Почему банки заинтересовались киберспортом

Карточные игры: Почему банки заинтересовались киберспортом

Что банкиры предлагают клиентам-геймерам и как планируют на них зарабатывать

Мало людей: Каких работников можно заменить программой

Мало людей: Каких работников можно заменить программой

Администратор, HR-менеджер и другие профессии, которые активно осваивают роботы

Как странные порядки в офисе помогают Skyeng расти

Как странные порядки в офисе помогают Skyeng расти

Тысяча KPI, дублирующие друг друга отделы и психотерапевты для топ-менеджеров

Как петербуржец три года пикетирует с воды «Лахта-центр»

Как петербуржец три года пикетирует с воды «Лахта-центр»

Как петербуржец три года пикетирует с воды «Лахта-центр»

Как петербуржец три года пикетирует с воды «Лахта-центр»

Рассказ о жизни на берегу около небоскреба и прямая речь Олега, который обитает на катере под самым высоким зданием Европы

Кто и как зарабатывает на игре «Клевер»

Кто и как зарабатывает на игре «Клевер»

Как устроена популярная мобильная викторина и сколько в нее можно выиграть

Москвички — о городских пляжах и отношении к телу

Москвички — о городских пляжах и отношении к телу

Москвички — о городских пляжах и отношении к телу

Москвички — о городских пляжах и отношении к телу

«Не все понимают, что такое давление общества»

Как парень из Казахстана бросил школу и создал самое успешное медиа об уличной культуре в Москве

Как парень из Казахстана бросил школу и создал самое успешное медиа об уличной культуре в Москве

История паблика ÖMANKÖ, который делает совместные проекты с IKEA и adidas

Две башни: Как устроен коммунальный быт нового типа

Две башни: Как устроен коммунальный быт нового типа

Повседневная жизнь в двух квартирах с красивыми эркерами и хорошими друзьями на Петроградской стороне в Петербурге

Как пережить травлю и ее последствия

Как пережить травлю и ее последствия

Как пережить травлю и ее последствия

Как пережить травлю и ее последствия

Моббинг, хейзинг и аутинг: как с ними борются закон и психологи

«Не оставлять следов»: Жизнь экокемпинга на берегу Ладоги

«Не оставлять следов»: Жизнь экокемпинга на берегу Ладоги

«Не оставлять следов»: Жизнь экокемпинга на берегу Ладоги

«Не оставлять следов»: Жизнь экокемпинга на берегу Ладоги

Геокупол, раздельный сбор, маленький флот, ручная ворона и выездной лагерь «Антон тут рядом»

«Я против России»: Лицемерный репортаж из букмекерского клуба

«Я против России»: Лицемерный репортаж из букмекерского клуба

Как сделать очевидную ставку и проиграть

Кто эти бузотеры: Лидеры мусорных бунтов

Кто эти бузотеры: Лидеры мусорных бунтов

The Village подводит итоги мусорных войн вокруг Москвы

Как будут расти цены на такси, еду и гостиницы во время ЧМ-2018

Как будут расти цены на такси, еду и гостиницы во время ЧМ-2018

Московские компании рассказали о своей ценовой политике в период наплыва болельщиков

Дом закрытых дверей: Что происходит в московских спецприемниках

Дом закрытых дверей: Что происходит в московских спецприемниках

Порядки учреждения, куда попадают за митинги, твиты и езду в пьяном виде

Как петербургский священник открыл при храме зоопарк с крокодилами

Как петербургский священник открыл при храме зоопарк с крокодилами

История «потерянного рая» в храме святителя Спиридона в Ораниенбауме

Как реагируют на утечки данных в России и за рубежом

Как реагируют на утечки данных в России и за рубежом

Извинения Цукерберга, выкуп от Uber и ненадежный VPN для «ВКонтакте»

«Смотри и делай»: Как прошло шоу для бизнесменов в «Олимпийском»

«Смотри и делай»: Как прошло шоу для бизнесменов в «Олимпийском»

Найти инвестора, увидеть лоб Возняка и встать на стул — зачем тысячи предпринимателей пришли на «Амоконф»

Как петербуржцы восстанавливают исторические парадные в своих домах

Как петербуржцы восстанавливают исторические парадные в своих домах

Три вдохновляющие истории и инструкция к действию

Instagram вернул возможность добавлять гифки в историях

Instagram вернул возможность добавлять гифки в историях

Функцию отключали из-за скандала с расистской анимацией

«ФСБ считает моего мужа террористом»

«ФСБ считает моего мужа террористом»

«ФСБ считает моего мужа террористом»

«ФСБ считает моего мужа террористом»

Жена петербургского антифашиста Игоря Шишкина — о том, как ее муж пошел гулять с собакой и оказался за решеткой

Армия Шойгу, ополченцы и Warhammer: Как выращивают патриотов

Армия Шойгу, ополченцы и Warhammer: Как выращивают патриотов

Кто и на какие деньги воспитывает современных защитников Отечества

«Выпей фурик»: Как желание похудеть приводит к психическим расстройствам

«Выпей фурик»: Как желание похудеть приводит к психическим расстройствам

«Выпей фурик»: Как желание похудеть приводит к психическим расстройствам

«Выпей фурик»: Как желание похудеть приводит к психическим расстройствам

The Village поговорил с девушками, которые живут с фуросемидной зависимостью

Теперь здесь коворкинг: Почему офисы сдают позиции

Теперь здесь коворкинг: Почему офисы сдают позиции

И могут ли привычные бизнес-центры исчезнуть из города

Как IKEA изменила нашу жизнь

Как IKEA изменила нашу жизнь

Дизайнеры и предприниматели — о том, за что стоит быть благодарными основателю шведской мебельной компании

Альпинисты в городе: «Страшно забыть про страх»

Альпинисты в городе: «Страшно забыть про страх»

Альпинисты в городе: «Страшно забыть про страх»

Альпинисты в городе: «Страшно забыть про страх»

The Village рассказывает, почему промальпинисты уходят из профессии и не жалеют об этом

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

The Village рассказывает о судьбе недостроенной телебашни в Екатеринбурге

Лучшие человеческие истории 2017 года

Лучшие человеческие истории 2017 года

Материалы рубрик «Личный опыт» и «Истории», которыми мы гордимся

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

Весна, лето, осень, зима и снова весна в буддийской общине на Среднем Урале

Зачем нужны криптовалюты для мам и любителей бургеров

Зачем нужны криптовалюты для мам и любителей бургеров

Откуда появились вопперкоины, биокоины, мамакоины и чем они отличаются от наклеек за покупки в магазинах

Дом на Среднем: Социальный эксперимент в одной квартире

Дом на Среднем: Социальный эксперимент в одной квартире

Дом на Среднем: Социальный эксперимент в одной квартире

Дом на Среднем: Социальный эксперимент в одной квартире

История общины и уникальный опыт коллективного быта на Васильевском острове в Петербурге

«Днище дна»: Как дольщики дожидаются своих квартир

«Днище дна»: Как дольщики дожидаются своих квартир

«Днище дна»: Как дольщики дожидаются своих квартир

«Днище дна»: Как дольщики дожидаются своих квартир

Что происходит с долевым строительством и почему дольщики хотят стать пострадавшими

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Почему лекарства от СДВГ считаются в нашей стране наркотиками, как провалилась реформа здравоохранения и кто помогает гиперактивным детям

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

The Village о проекте «Синдром кино» для людей с ментальными особенностями

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Девушки, сбежавшие от насилия в семье, рассказывают о жизни в кризисной квартире

Рубрики